Обратная сторона жизни смоленского активиста

Евген Гаврилов
Угрозы от мэра, отсутствие лифта, вечно холодные батареи, «кабинетное» безразличие и терпение - со всем этим справиться

Без так называемых людей с активной жизненной позицией, борющихся с безразличием чиновников наша жизнь была бы куда хуже. Но мало кто знает, во что превращается их собственная жизнь, и как всевозможные «лица при исполнении» способны попортить кровушки за излишнюю борьбу за справедливость.

Помните, как мы писали о скандале с теперь уже бывшим мэром Смоленска? Том самомСтрасти по Колхозке: Алашеев «наказал» пожаловавшегося Жириновскому смолянинаОчередной скандал с мэром Смоленска, когда глава города прямым текстом пообещал «разбить рожу» Вячеславу Церенкову, посмевшему высказаться о своих проблемах Жириновскому. Но политики приходят и уходят, а проблемы простых граждан, увы, остаются. Так и в случае с Вячеславом Викторовичем, мало что изменилось в лучшую сторону после его нашумевшей просьбы к лидеру ЛДПР — жилищные условия как были на уровне «ниже плинтуса», так и остались. Надо б встретиться, пообщаться, разузнать, как удается не опускать руки в вечной борьбе с чинушами, которая уже не один год ведется. За порядок в доме, во дворе, в городе...

Звонок в дверь, охочий до разговоров хозяин приглашает внутрь. В нос сразу бьет запах сырости, к которому до самого конца нашей встречи так и не получается привыкнуть.

«А это у нас все время так, — машет рукой Вячеслав Церенков, — постарайтесь не обращать внимания. Можно, конечно, окно открыть, проветрить немного, но тогда квартира быстро промерзнет — батареи-то у нас чуть теплые всегда. Все тепло за счет обогревателей держится, ну и газ почти весь день включен, когда я или жена дома».

Типичная, увы, картина для очень многих домов с прохудившимися трубами, десять лет как устаревшей системой отопления и просто отсутствием ремонта. Для многих, но не для принятого всеми комиссиями два года назад здания! Вячеслав Викторович с семьей получил квартиру в одном из двух многострадальных «социальных домов» на Королевке. Место, вроде бы хорошее — хоть и окраина, район новый, под боком без единого фонаря, но зато лесопарк, маршрутки хоть и простаивают во всех возможных пробках, зато остановка рядом. В общем-то, жить можно. Если бы не с десяток «но».

«Я в строительном деле кое-что понимаю, — говорит хозяин, —  и в голове не укладывается, как с такими, как у нас нарушениями, можно было дом заселять. Его же по всем нормам уже впору аварийным считать! Постоянная влажность — это плесень, чуть ли не каждый месяц стены-потолок обрабатываем, все равно возвращается. По стене, где балкон, постоянно течет — соседей внизу заливаем, а давайте еще в угловую комнату пройдем».

С этими словами хозяин достает строительный уровень и прикладывает к несущей стене, даже приложить ровно удается не с первого раза — слою обоев не удается скрыть бугристую и неровную поверхность, а потолок идет откровенно под углом.

«Кто только здесь с проверками не был, — продолжает Церенков, — ничего аварийного не находят, а все недостатки, дескать, будут устраняться застройщиком. Когда, если мы уже два года здесь живем, и без пинка лишний раз подъезд не уберут? А деньги за обслуживание регулярно требуют».

Немного увожу в сторону от проблем жилищных тему разговора. Хочется все же узнать побольше о самом собеседнике. Не просто ж так у него дело заходит дальше привычных для смолян жалоб на власть, сидя за кухонным столом. Как оказалось, жизнь закалила.

«Я смолянин до мозга костей, — рассказывает Вячеслав Викторович, — детство трудное было, район неблагополучный — Краснофлотская, семья — тоже. Мать злоупотребляла горячительными напитками, вырастила меня улица. Одни штаны на сезон, да обеды у друзей — их матери в курсе были моей ситуации, поэтому, как ни пригласят — то супа нальют, то вареньем угостят. Но улица улицей, а за ум браться нужно было, слесарное ремесло освоил, руками себе на хлеб зарабатывать стал».

А 15 лет назад герой нашей статьи решил кардинально изменить свою жизнь, окончательно порвав с босяцким прошлым — с той поры ни грамма алкоголя, ни единой выкуренной сигареты, «да и матом не ругаюсь», — добавляет с улыбкой Церенков.

«Ко мне, когда после скандала с Алашеевым московские журналисты приезжали, все пытались вопросами провокационными завалить, в прошлом моем копались. А что прошлое? Нет его, вот он я, такой, какой есть. Жена моя знать не знает, что такое пьяный мужик, детей пятеро, четверо своих, один приемный, ращу как родного. Говорю пареньку с микрофоном — ты вот таким можешь похвастаться? Молчит. Ну да ладно, работа у них такая, провокационная».

Разговаривать о себе Вячеслав Викторович долго не может, все норовит перескочить на тему жилья и соседей, так же, как и он, страдающих от безалаберности застройщика.

«Да что обо мне-то, жизнь как жизнь, Библию для себя открыл, живу теперь по законам Божьим, хочется справедливости. Про лежачий камень помнишь фразу? Вот оттуда все проблемы. Ну не хотят чиновники наши вопросы решать, надо настойчивее быть, но не всем это дано. Я вот человек такой, спокойно сидеть не могу. Вон, в соседнем доме, вместе с нашим сдавался, ужас просто, что творилось — тоже сделали абы как, так умудрились принять и заселить без лифта в шахте! Десять этажей, на предпоследнем бабушка под 90 лет живет, одна, сердце на аппарат подключено, для нее пешком спуститься до подъезда уже подвиг, а тут еще назад подниматься. А еды купить, принести надо? Так и ходила, раз в неделю, с силами собравшись. Когда соседи помогут, когда сама. А гулять — на балконе. И телевидение наше приезжало, и газета какая-то, репортажи делали, да все без толку. Собрал подписи, походил по депутатам, благо, нашелся человек, который помог, надавил на нужных людей, лифт сделали».

При этом сам активист особым здоровьем не отличается — астма, диабет, больное сердце. Но почему-то со всего их дома, чуть дело доходит до обивания порогов и попыток решить общие проблемы, помощников находится мало. Вячеслав Церенков на это не обижается, говорит, не страшно, лишь бы помогать не мешали. Спрашиваю, неужели в Смоленске всегда народ такой пассивный был? В вашу юность жителей так же не поднять ни на какое дело было?

«Все говорят, время такое, — не теряет настроя глава семьи, — а что время, что люди — жить в удовольствие надо, и делать, что способен. Я считаю, сейчас все равно лучше, чем было. Раньше жил в бараке в Сортировке, пятиквартирный бревенчатый, один этаж, потолка нет — сразу крыша. 48 год постройки, можете представить, что там было. Жили поэтому в основном у родственницы, ютились с тремя детьми (двое родились уже после переезда, — прим. авт) на 12 квадратных метрах. А сейчас какая-никакая, а квартира. Хоть и проблемная, а все ж лучше. И власти, я считаю, зря хают. Нет, не о местных речь, я о Путине. Он ведь за всю страну не может в ответе один быть, его компрометируют как раз на местах. А так — чем плохо? В магазинах все есть, да, живем небогато, но не голодаем, одеть даже мою ораву вполне возможно. „Сэконд хэнд“ выручает, вещи недорогие, а качеством получше наших, смоленских, будут. А на стены ободранные ты не смотри, смысл мне ремонт сейчас полноценный делать, пока дочки маленькие? То и дело домой прихожу, а у младшей в руках кусок обоев, или разрисуют что, или отколупают. Вот подрастет, тогда и займемся. Глядишь, к этому времени и проблемы дома хоть отчасти решатся».

Кстати, о проблемах. Один из самых вопиющих строительных «косяков» в соц.домах с индивидуальным отоплением — оно есть только на бумагах. Под коммуникации были выделены шахты в стенах, комната в первом подъезде, под котел, выведены на крышу выхлопы, а оборудование так и не завезли. Все инстанции, в которые обращаются жильцы со своими чуть теплыми батареями, в один голос утверждают, что «индивидуалка» есть, а тем временем на квартиру по 800 киловатт в месяц набегает из-за обогревателей. Холод особенно ощущается, когда спускаемся к соседке Вячеслава Викторовича, которая как раз ремонт делает. Стены в дырах, доставшиеся таковыми от строителей, прилагаются.

«Два раза уже обои переклеивали, — вздыхает Наталья, — да только все равно пятна сырости проступают. Чуть дождь, к нам сверху все течет, с крыши. А приходят проверяющие, замерять температуру и влажность, все у них в порядке и тепло. Конечно, тепло, мы ж целыми днями обогреваем комнаты своими силами».

О качестве постройки красноречивее всего скажет цитата одного из строителей, коего встретил как-то раз Церенков: «в несущей стене дыра образовалась, мы хотели раствором заделать, пришел мастер с прорабом, выматерили, мол, ни копейки не дадим лишней, тряпку запихните и сверху пеной, хватит с них».

Сколько еще предстоит решить проблем на своем веку Вячеславу Викторовичу, сколько безразличных людей в строгих костюмах убедить заняться их решением — слабо представляется. Работы еще — непочатый край, благо, терпения хозяину не отнимать, как был полон энтузиазмом, так и остался, несмотря ни на какие угрозы от чиновников. А нам остается лишь надеяться, что руки у него и дальше не опустятся, что в нашей стране действительно сложно.

«Приехали домой люди в белых халатах, забрали меня для проверки анализов»

Ирина Воскобойникова

О том, как в России лечат ВИЧ и гепатит С.
Екатерина К попросила не указывать ее фамилию в публикации — она стесняется своих диагнозов. У 35-летней Кати ВИЧ и гепатит С. Вернее, второго заболевания уже нет: избавилась, благодаря нелегальным лекарствам из Индии. Откровенно — обо всем: таблеточном трафике, уловкам больных и прочем.«О болезнях меня огорошили накануне свадьбы. Приехали домой люди в белых халатах, забрали меня для проверки анализов. Почему? Без понятия: скорее всего, кто-то, кому постави

...

«В какой-то момент у нас чуть не взорвался немецкий броневик»

Евген Гаврилов

Смоленский режиссер о своем новом фильме про Великую Отечественную.
Хотите верьте, хотите нет, а дело было так. Больше десяти лет назад мой одноклассник и друг Вадим Канделинский стал вместе со мной оказываться по ту сторону тогда еще даже не объектива, а дешевой линзы едва-едва умеющего снимать видео мобильника. В те годы о видеоблогерах слышать никто не слышал, но доморощенные ролики по приколу снимали многие — кто занимался паркуром, хвастаясь записями перед друзьями, кто довольствовался съемкой шашлыков на даче. У нас как-то все больше у

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Ужас просто! Сегодня стояли на светофоре, ехала аварийка с сигналкой, так её мало того, что не пропускали, да ещё и подрезали на повороте

Варвара Морозова
Новости партнеров


наверх