Убийце смоленского медиамагната Баграта Асатряна дали срок (18+)

Оксана Сойко
Cуд наконец расставил точки над «i»: раскрываем подробности нашумевшего дела

О гибели известного смоленского фотохудожника В Смоленске убили главного редактора журналаБаграта Асатряна вместе с его спутницей убил местный хулиган , главного редактора глянцевого журнала «Пчела» и завсегдатая творческой тусовки Смоленска Баграта Асатряна стало известно вскоре после трагедии — с вечера 15 декабря 2015-го соцсети и всевозможные районные новостные сайты только и обсуждали эту страшную новость. Асатрян погиб в деревне Диво Демидовского района, где у него был дом-дача, как и у многих представителей смоленской творческой интеллигенции.

Баграта обнаружили днем 15 декабря мертвым в его «Тойоте» на переднем пассажирском сидении. В доме неподалеку нашли мертвую женщину со следами страшных побоев и свернутой шеей. Третьего пострадавшего из деревни увезли в Смоленскую областную больницу — настолько он был плох. Еле выжил.

Эта трагедия не получила бы столь широкой огласки, если б не погиб известный человек. Тогда, по «свежим следам», было очень много публикаций о гибели Асатряна, много слухов и домыслов. Но... поговорили и вскоре забыли. Суд над убийцей Дело о жестоком убийстве Баграта Асатряна передано в судПодозреваемый проходит сразу по трем статьям, в том числе об убийстве своей возлюбленной прошел тихо и незаметно. И вот теперь, когда материалы многотомного уголовного дела пополнил свежий приговор, можно предать огласке некоторые детали той кровавой расправы.

Массаж раздора

Баграт Асатрян в последнее время постоянно жил в деревне Диво, в соседстве с местными жителями. Он был уже более 10 лет в разводе, новой семьей так и не обзавелся. Дела с журналом «Пчела» тогда шли совсем плохо, в Смоленске Баграта мало что держало, вот он и перебрался в деревню. Ни с кем там не ссорился, да и вообще был человеком добрым, отзывчивым. Видимо, от тоски все чаще стал выпивать. Но и выпившим был беззлобным, шутил.

Его убийца Игорь Исаев — из местных. Он, как говорят деревенские, человек опасный, особенно когда «под градусом». Ранее неоднократно был судим, в основном за причинение тяжких телесных повреждений людям. Покалечить женщину, бегать за соседями с ножом или ружьем, угрожать «оппонентам» убийством — обычное дело для Исая, как звали его в деревне. Но к Баграту Исай относился хорошо, иногда они и столовались вместе. Как и в тот роковой вечер 14 декабря 2015-го.

Застолье проходило в доме 40-летнего Александра Лещева. Помимо хозяина и 54-летнего Баграта Асатряна, в доме находились 43-летний Игорь Исаев и его 36-летняя сожительница Виктория Сизова. Было уже совсем поздно, когда захмелевшая Вика стала делать массаж Асатряну. Исаев, увидев это, захлебнулся от бешенства.

Бил так, что погнулась кочерга

Хозяин дома уже дремал, как вдруг его разбудил шум ругани. Его глазам предстала дикая картина: металлическая кочерга в руках у Исаева, Асатрян со стекающей по лицу кровью. Хозяин попытался остановить разбушевавшегося гостя, но тоже получил кочергой по руке и ногам. Двинув несколько раз и Лещеву, Исай ненадолго остыл.

Александр помог Баграту лечь на кровать, попытался вытереть текущую из раны на голове кровь чистой футболкой. А тем временем злоба Исая перекинулась на Вику — он принялся жестоко избивать возлюбленную. Бил кулаками и железной кочергой, по телу и голове. Бил так, что кочерга согнулась. Когда женщина уже не могла подняться с пола, Исай приказал Лещеву помочь ему перетащить Вику в машину Асатряна, чтобы увезти ее в дом другого местного жителя — 30-летнего Юрия Пшеничного. В этом доме Исай с Викой временно жили.

За руль сел Исаев, Вику запихнули назад, а на переднее пассажирское сидение буквально упал сумевший выйти из дома Асатрян. Ему было плохо, из ушей и раны текла кровь, он постоянно что-то бормотал о своем состоянии, хватался руками за голову, спрашивал Исая: «За что ты так со мной?» Как установили следствие и суд, доехав до дома Пшеничного, Исаев дождался, пока Асатрян выберется из машины, и свернул Вике шею. Резким движением, как показывают в кровавых фильмах. Потом занес Вику в дом, положил ее на диван и накрыл пледом. «Ничего, очухается, просто сильно пьяная», — соврал Исаев. И тут же предложил: «А поехали за водкой?«

На дворе стояла глубокая ночь. Асатряна не могли не взять как хозяина машины и посадили на переднее пассажирское сидение, Пшеничный прыгнул назад, за руль сел Исаев. Поехали в Демидов, а на обратном пути «Тойота» заглохла. Ждали в машине до утра, потом Исаев вызвал такси. Приехала «Волга» и смогла отбуксировать капризную иномарку только до дома Лещева — дальше был пригорок. Оставив Асатряна одного в салоне, Исай и Пшеничный пошли дальше, бросив человека умирать. Впрочем, Пшеничный мог только догадываться о том, что Асатрян получил несколько ударов кочергой по голове и уже не жилец.

«Копай яму для Вики!»

Днем 15 декабря многие местные жители видели, что в своей машине сидит Баграт и, похоже, спит. Но, когда разглядели, что его лицо и голова в крови, а сам он не подает признаков жизни, вызвали «скорую». Было около 3-х часов дня. Медики, убедившись, что человек мертв, сообщили в полицию. Признаки насильственной смерти были очевидны. Приехавшие полицейские увидели, как на улице Исаев яростно избивает Пшеничного. Исая скрутили и отвезли в полицию. Уже вечером нашли на полу у дивана в доме Пшеничного труп Виктории. Тело женщины было буквально черным от побоев.

При первых допросах Исаев говорил одно — мол, приревновал сожительницу к Асатряну и начал избивать всех подряд. «Она делала ему массаж, и на меня накатил приступ ревности», — объяснял Исаев. Однако с самого начала следствия и в суде он не признавал своей вины, объясняя, что его побои были «невинными» и не могли привести к гибели двух людей. «Асатрян ударился головой о шкаф, а Вику я кочергой лупил только по ягодицам», — не уставая, твердил одно и то же Исай.

Между тем судмедэксперты установили, что Вика получила не менее 30 ударов кулаками, ногами и кочергой по голове, телу и конечностям, а причиной ее смерти стала закрытая травма шейных позвонков. То есть женщине свернули шею. Причиной смерти Баграта Асатряна явилась закрытая черепно-мозговая травма с дальнейшим развитием отека и дислокации головного мозга.

Юрий Пшеничный тоже был сильно избит Исаевым. Все началось с того, что испуганный наличием в своем доме трупа Пшеничный стал предлагать вызвать «скорую» и полицию. Исаев же, отобрав у Пшеничного сотовый, под угрозой физической расправы настаивал на том, чтобы тот выкопал яму и зарыл Вику. В какой-то момент Юрий попытался убежать от Исаева, чтобы рассказать обо всем людям, да и просто спасти свою жизнь, но не успел — был настигнут зверем. Если бы не подоспевшие сотрудники полиции, не жить бы Юрию. Ушиб головного мозга, сломанные нос и ребро, перелом позвоночника... Пшеничного еле спасли.

Итак, «на выходе» у Исаева следующие преступления: убийство, причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть человека, и покушение на убийство, не доведенное до конца по независящим от преступника обстоятельствам.

Начальник уголовно-судебного отдела прокуратуры Смоленской области Александр Лапиков пояснил:

«Демидовский районный суд 20 января 2017 года путем частичного сложения наказаний окончательно назначил Исаеву по совокупности преступлений наказание в виде лишения свободы на срок 16 лет и 10 месяцев с отбыванием в колонии строгого режима. Также удовлетворен гражданский иск в части компенсации морального вреда — Исаев должен выплатить сыну Асатряна 1 миллион рублей».

Как стало известно, Исаев собирается обжаловать приговор.

О главном: «Кущёвский синдром» закончился?

В этом многоэпизодном и объемном уголовном деле немало подробностей, о которых просто не нужно рассказывать, это как чужое грязное белье. Да, люди пьют, уходят в запои, по ночам ищут водку, ведут себя неадекватно в нетрезвом состоянии. Но то, что натворил Исаев, рано или поздно должно было случиться — все шло к тому. В деревне Диво давно наблюдался «Кущевский синдром» — люди, видя безнаказанность Исаева, боялись заявлять на него. Просто не верили, что их услышат.

Сразу после громкой трагедии смоленский писатель и журналист Станислав Сенькин начал проводить собственное расследование. И немало «накопал». Правда, Стасу пришлось несладко — после его заявления о «Кущевском синдроме» на него оказывалось серьезное давление со стороны полиции и буквально требования назвать ФИО тех, кто посмел поделиться с ним информацией. Стас все это выдержал, никого не «сдал» и в итоге получил благодарность как от жителей деревни Диво и родственников погибшего Асатряна, так и от руководства регионального Следкома — за объективность и помощь следствию.

Итак, жители злополучной деревни после первой публикации Стаса стали выходить с ним на связь и рассказывать жуткие вещи. Более того, люди осмелели и начали обращаться в прокуратуру и следственные органы по поводу своих обид на Исая. А натворил он немало бед.

После очередной отсидки характер Исая стал невыносимым, перечить ему было нельзя, особенно пьяному. Исая боялись, ненавидели, но не связывались с ним и обходили его стороной. Никому не хотелось, чтобы их избили или дом сгорел. Но одному художнику дом все-таки сожгли неизвестные — после конфликта с Исаевым.

По словам местных жителей, Исаев неоднократно избивал людей, угрожал, на него постоянно писали заявления. Были многочисленные нападения на деревенских. За одним мужчиной Исаев гонялся с ножом, и у того на следующий день отнялась рука. Были случаи, когда он бегал за кем-то и с ружьем. А уж угроз расправиться — вообще не счесть. Однако все дела почему-то заминались.

Несколько лет назад Исай избил свою жену, приковав ее наручниками к кровати. Он бил ее до того, что причинил ей разрыв тонкой кишки. Но неожиданно перед самым судом она изменила свои показания, и Исаеву удалось избежать тюрьмы. Свою первую жену Исай тоже избил до полусмерти. Она была из армянской семьи, и Исая удалось тогда привлечь к уголовной ответственности. Но это — единичный случай.

Один из жителей деревни так рассказывал об Исае: «Однажды я при свидетелях говорил участковому: «Если вы его не остановите, он кого-нибудь обязательно убьет». Так и вышло.

С Асатряном Исаева связывали довольно приятельские отношения. Исаев даже помогал ему ремонтировать машину. Многим это было непонятно. Как так — богемный фотохудожник и неадекватный зек? Деревенские объяснили это неожиданно: в последнее время в деревне появился экстремальный «вид спорта» — выпить с Исаем и не умереть. Возможно, такая «дружба» объясняется еще и тем, что оба они были любителями выпить.

Опять же, по словам местных жителей, накануне своей смерти Асатрян снял со своей карточки 35 тысяч рублей. Он продал какой-то старый рояль за 300 тысяч, деньги на карточке были. На них они и пили в доме у Лещева. То есть Асатрян был спонсором. Жители деревни полагают, что Исай хотел снять остальные деньги с карточки Асатряна, когда его ночью, полуживого, посадили в машину и повезли в Демидов.

Добрый, порядочный, творческий человек рассчитался собственной жизнью за свою слабость и общение с садистом...

Вику Исаев привез из подмосковной Истры, когда работал там охранником. Этой женщине негде было жить, она постоянно подвергалась побоям со стороны Исаева, даже однажды была им побрита налысо в качестве очередного наказания. В ее телефон Исай поставил какую-то программу, позволяющую определять местоположение Вики с помощью GPS. Иногда подвыпивший Игорь хвалился, что он якобы раньше работал в ФСБ.

Со Станиславом Сенькиным связывалась и бывшая свекровь Виктории, Наталья Толипова. Оказалось, Вика была лишена родительских прав, у нее два сына. Оба живут с бабушками по линии своих отцов. У Вики и мать живая, которая отказалась от нее около 20 лет назад. Когда ей сообщили о гибели Виктории, она даже не захотела и слышать об этом, сказав: «У меня нет дочери».

А вот бывшая свекровь пыталась разузнать, где похоронена Вика, чтобы поставить на ее могиле крест и помянуть по-человечески. Видимо, это произошло, поскольку в материалах уголовного дела есть показания этой сердобольной женщины, а значит, она приезжала сюда и наверняка решила эти вопросы.

Как бы там ни было, сейчас жители деревни Диво вздохнули с большим облегчением — посадили того, кто столько времени держал их в страхе. Но какой ценой посадили...

Фото: из материалов уголовного дела

Использованы материалы следующих авторов:

«Одна медсестра в коме, а масок так и нет»: смоленская больница стала источником распространения коронавируса на целый район

Мария Язикова

Коллеги заражённых медиков уверены, всему виной наплевательское отношение руководства к элементарным правилам безопасности.
В «коронавирусной сводке» Смоленской области первые заражённые из Рославльского района мелькнули 9 апреля. А к сегодняшнему дню, 2 июня, число выявленных ковид-положительных рославльчан подскочило до 136. Но речь пойдёт не о скорости распространения заразы, а о людях, которые пытаются сдерживать натиск пандемии, медиках местной ЦРБ, и об условиях, в которых им пришлось бороться за жизни пациентов — чуть ли не ценой собственных. Спойлер: условия оказались такими, что в настоящий момент одна из

...

Вишенка на торте пандемии

Мария Язикова

Как и почему в смоленском геронтологическом центре произошла вспышка коронавируса?.
В минувшую субботу, 16 мая, редакции Readovka67 стало известно о заражении COVID-19 сотрудницы смоленского геронтологического центра «Вишенки». Уже тогда было понятно, что соцучреждение рискует повторить печально известный «вяземский сценарий», но реальных масштабов бедствия не ожидал никто.О ситуации в «Вишенках» изнутри и о том, почему вообще там произошла вспышка коронавируса, нам поведали работники це

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх