В Смоленске брат посадил брата за избитую мать

Оксана Сойко
Изверг чуть не загнал беспомощную женщину-инвалида в гроб

Если бы изменения в законодательство о декриминализации «домашних» преступлений уже вступили в силу, садист отделался бы «административкой» и штрафом. Но пока суды выносят приговоры за побои и угрозы убийством по старым правилам. Так, 2 февраля Ленинский суд Смоленска отправил 38-летнего детину в колонию строгого режима. Его мать — потерпевшая, а родной брат — свидетель, показания которого сыграли существенную роль и привели к весьма суровому наказанию.

«Чтоб ты сдохла, я тебя убью!»

На конкретном примере можно судить о том, какие дикие бывают ситуации в некоторых семьях, и пораскинуть мозгами, нужна ли эта декриминализация вообще. Итак, у смолянки Нины Егоровны — 2 сына. Младший, Юрий, уродился славным парнем. Когда стал взрослым, постоянно помогал матери. Жил от родителей отдельно со своей семьёй, но находил время, чтобы навещать пенсионеров.

Сама Нина Егоровна страдает от гипертонии и почечной недостаточности, по 3 раза в неделю ездит на гемодиализ. Летом, когда её муж отправлялся на дачу в Глинковский район, она просто не могла покинуть город, ведь пропустить такую процедуру для неё смерти подобно. Ещё не старая 60-летняя женщина постоянно нуждается в помощи. Но от старшего сына, Игоря, она только мучилась.

Как говорится, в семье не без урода. С детства Игорь стал проявлять себя как асоциальный тип, даже в школе не доучился. Потом много раз был судим — за мошенничество, кражи, угрозы убийством, побои, причинение вреда здоровью средней тяжести. Поначалу совсем молодого Игоря щадили и давали ему условные сроки, но, не успеет закончиться время «виртуального» наказания, как он снова совершает преступление.

В очередной раз он освободился летом 2015-го, отсидев 2,5 года в колонии строгого режима в Рославле. Вернулся в Смоленск и снова стал жить с родителями, «висел» у них на шее и работать не собирался. Иногда надолго пропадал. Беспробудно пил, скандалил, поднимал на несчастную мать руку. Не человек, а зверь какой-то — агрессивный, вспыльчивый, жестокий. Как алкоголика его поставили на учёт в наркодиспансере.

Поздно вечером 8 июля 2016-го Нина Егоровна ждала своего младшего, Юрия — он обещал завезти матери денег. Муж был на даче. И тут явился Игорь — злой, сильно пьяный, весь грязный, с разбитыми головой и лицом, словно опять с кем-то подрался. На часах было около 23.00. Игорь постоянно в отсутствие отца ругался с бедной женщиной, инвалидом I группы. Но на этот раз простыми оскорблениями в адрес матери не обошлось.

Через считанные минуты в домофон позвонил Юрий, Нина Егоровна впустила сына в подъезд, и, пока он поднимался в квартиру, Игорь вспылил: «Ах, ты опять Юрке на меня жалуешься?!» Подбежал к матери, вырвал у неё из рук трубку домофона и, схватив женщину обеими руками, начал таскать, трясти и кидать её по всей прихожей, после чего со словами «Убью!» нанёс ей не менее 10 ударов кулаками по всем частям тела.

Катетер для гемодиализа от этих ударов выпал, и из подключичной области потекла кровь. Нина Егоровна была в ужасе от происходящего и реально боялась, что Игорь забьёт её до смерти. Она лишь из последних сил закрывала голову руками. Когда Юрий ворвался в квартиру, из которой доносились крики матери, он откинул брата от пенсионерки и сразу вызвал «скорую» и полицию.

«За маму ответишь!»

Медики увидели трясущуюся от страха, сильно избитую женщину. Обработали ей раны, сняли гипертонический криз. На кухне валялся Игорь с пробитой головой. Когда приехали сотрудники полиции, он резко протрезвел и, дабы избежать задержания, поехал в больницу на этой же «скорой». В «Красном кресте» ему наложили на голову повязку, и он вскоре вернулся домой. Но оставшийся на ночь в квартире матери Юрий просто не впустил его.

С того дня Нина Егоровна и Юрий с Игорем не общались. Впрочем, садист и сам старался не появляться дома, где-то пьянствовал. Пенсионерка написала заявление в полицию. Женщина была вся синяя от побоев. На следующий день, узнав о происшедшем по телефону, с дачи срочно вернулся её супруг.

Сначала на Игоря завели уголовное дело за побои, а позже — и за угрозы убийством. К слову, он ранее уже был осужден за избиение матери. Рецидив. К счастью, Нина Егоровна сильно не пострадала — причинённые ей побои были признаны как лёгкие телесные повреждения.

В своё оправдание Игорь говорил следователю, что с порога мать начала на него кричать, пыталась вытолкнуть его из квартиры, ну он и «психанул». А когда пришёл брат, то избил его, Игоря, после чего он потерял сознание. «Маме убийством я не угрожал», — утверждал обвиняемый.

В начале осени 2016-го в мировом суде начались слушания по этому уголовному делу, но заседания долгое время переносились раз за разом — подсудимый скрывался и в суд не приходил. Игоря объявили в розыск, нашли и арестовали. Лишь 20 декабря был вынесен приговор.

Как пояснила помощник прокурора Ленинского района Смоленска Наталья Семёнкина, за избиение очень больной, беспомощной и беззащитной матери и угрозы ей убийством суд с учётом непогашенных и неснятых судимостей путём частичного сложения наказаний по статьям 116 и 119 УК приговорил Игоря к 10 месяцам лишения свободы. Отбывание наказания — в колонии строгого режима.

Осуждённый обжаловал этот приговор, и 2 февраля Ленинский суд Смоленска вынес апелляционное постановление, оставившее приговор мирового суда без изменений.

Садист снова попал в уже привычные для него места за колючей проволокой, на казённые хлеба. Его мать перестала трястись от страха и вздрагивать от каждого звонка в дверь, сейчас не думает о том, что изверг снова придёт невменяемый от водки и, не контролируя себя, накинется на неё.

Вот и думай после такого о декриминализации преступлений внутри семьи. Нину Егоровну в ту летнюю ночь 2016-го спасло лишь то, что пришёл её младший сын, иначе погибла бы от рук старшего.

[имена фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям — прим. ред.]

Использованы материалы следующих авторов:

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...

В Смоленск для соревнований приплыли корабли со всей России

Евген Гаврилов

Их еще можно застать на одном из водоемов.
Санкт-Петербург, Новороссийск, Владивосток, Калининград — города-порты России, где жители привыкли видеть на горизонте величественные громады боевых кораблей. Где даже рестораны и ночные клубы устраивают на палубах бывших фрегатов и корветов. Смоленск — хоть и стоит на реке, но давно уже не судоходен. Даже речной трамвай «Смоляночка» вот уже несколько лет как прекратил свои рейсы вдоль набережной. Но это не помешало 24 сентября на водной глади одного из наших водоемов засверк

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх