Злая пьяная любовь по-смоленски

Оксана Сойко
Смолянка скончалась в «Красном Кресте», так и не выдав своего мучителя

Ленинский суд Смоленска вынес приговор в отношении 44-летнего Юрия, загнавшего в гроб женщину, которой и без него горя хватало. Вся жизнь Надежды покатилась в пропасть после встречи с этим человеком, и теперь лишь скромная могилка напоминает о том, что она жила.

Это история о тех, кого «приличные люди» стараются всегда обходить стороной. О маргиналах. С алкогольным перегаром, в грязной одежде. Не каждый мартшрутчик посадит такого в салон. Но это не совсем опустившиеся люди — они не просят милостыню, у них есть крыша над головой, они сами способны заработать, но алкоголь перекраивает их жизнь так, что не все выживают в буквальном смысле этого слова.

Таких людей — великое множество, я это точно знаю: несколько лет дежурила с медиками «скорой», насмотрелась. Вызовов на пьяные разборки, когда необходима медпомощь, — не счесть. А пациенты, как правило, те же маргиналы, которые когда-то таковыми не были.

А ещё это история падения вполне нормальной женщины. Связь с садистом-алкоголиком довела её до могилы.


Неудачница

Надя была хрупкой, маленького росточка, похожей на подростка. Неестественная худоба объяснялась целым «букетом» болезней, сопровождающих сахарный диабет. Наде нужно было по несколько раз в день колоться инсулином, иначе — диабетическая кома или того хуже. А ещё — диетическое питание, масса лекарств, и не все бесплатные. Пенсия по инвалидности мизерная, на работу такую больную не берут. И Надя «сломалась» от неудавшейся жизни.

Жениха у неё не было, друзей — тоже. Жила отстававшая в развитии Надя вместе с сестрой, она ей была вместо матери. Хотелось общения, веселья, любви — всего, что так необходимо каждой молодой женщине. Но были лишь четыре стены и потолок.

И тогда Надя как-то незаметно «влилась» в компанию бездельников, которые постоянно собирались неподалёку. Там пили все и всё. И Надя тоже начала выпивать. Очень быстро подурнела, стала неопрятной, зато алкоголь как-то утешал несчастную женщину, хоть на время дарил ей веселье.

В этой компании Надя познакомилась с одним дедом. Его все звали Людвигом. Жил Людвиг в соседнем доме, на Кловке, в заброшенной квартире и никаких прав на неё не имел. Был добродушен и гостеприимен, но физически слаб и труслив. А квартира его больше напоминала помойку.


Последняя любовь Надежды

В этой же компании Надя познакомилась с Юрием. Полюбила? Скорее всего. Но в большей степени привязалась, как собачонка, на которую хоть кто-то обратил внимание. Юрий и вправду заботился о подруге, напоминал ей, что нужно сделать укол инсулина, старался смотреть, чтобы она придерживалась диеты. И ругал, когда видел её пьяной — Надя уже успела прочно пристраститься к алкоголю.

Жить им было негде — Надина сестра категорически запретила приводить в дом с первого взгляда не понравившегося ей Юрия. Тогда влюблённые уехали в деревню Смоленского района, где Юрий подрабатывал у частника. При хозяине и жили.

Однако работа заканчивалась, и куда перебираться дальше, было непонятно. Дом Юрия в Починковском районе горел и для проживания стал совершенно непригоден. И тогда у Нади возникла идея: «А поехали в Смоленск, будем жить у Людвига!»

В апреле «молодые» переехали. Людвиг готов был пустить любого, кто станет наливать ему. Надя как инвалид второй группы получала пенсию, Юрий постоянно подрабатывал — деньги у них водились, но быстро пропивались. А ещё и с Людвигом надо было делиться.

Поселившись в этой грязи, Надя стала всё больше выпивать, и Юрия это бесило. Он даже стал руку поднимать на сожительницу, но Надя всё терпела и прятала от посторонних глаз синяки на лице.


«Это правда?!»

Несчастье случилось вечером 4 апреля 2016-го. С очередного заработка вернулся Юрий, привёз с собой бутыль спирта. Трезвые Надя и Людвиг в это время смотрели телевизор и очень обрадовались, что прибыло спиртное.

А у Юрия настроение было отвратительным — он был с похмелья, ко всему, устал. А тут ещё, когда начали втроём выпивать, Людвиг шепнул ему, что у Нади с соседом «шуры-муры».

— Это правда? — гневно спросил ревнивец.

Надежда лишь рассмеялась в ответ — мол, кому я такая нужна? Юрий же понял этот смех иначе и почувствовал себя рогоносцем. Видимо, он и впрямь по-своему любил Надю и считал её своей собственностью.

Они сидели на стульях напротив друг друга, как вдруг Юрий изо всей силы ударил ногой Надю. Удар пришёлся прямо по правой почке. Женщина слетела со стула и застонала от резкой боли. А Юрий принялся её «добивать». Бил, лежачую, отчаянно и зло. Надежда кричала, молила, звала на помощь, но даже присутствовавший при избиении Людвиг постарался сделать вид, что ничего не замечает, и в драку не вмешивался. Он сам боялся Юрия.

Наконец силы садиста иссякли, и он прекратил мучить Надю. Вышел на улицу, чтобы привести свои чувства и мысли в порядок. А вернувшись в квартиру, стал просить прощения у Надежды. Конечно же, она его простила. Только жаловалась на сильную боль в правом боку и затылке.

День ото дня Наде становилось всё хуже, ей не раз помимо её воли вызывали «скорую», но от госпитализации женщина категорически отказывалась. Может быть, стеснялась своего перегара и подбитого глаза, «расцветшего» огромным синяком? И продолжала глушить боль водкой.

Шли дни, Надя уже практически не поднималась с постели. А 10 июля, попытавшись встать, она потеряла сознание. Юрий сам вызвал «скорую», на которой почти бессознательную женщину увезли в больницу.

10 июля 2016-го в 17.35 несчастная Надежда скончалась в реанимации «Красного Креста». Травма почки сопровождалась разрывами тканей, кровоизлиянием и сепсисом. Спасти Надю было уже поздно.

Живя с Юрием, Надежда практически ничего о нём не знала. А между тем мужчина её мечты был много раз судим по разным статьям УК — от кражи до убийства. На сей раз его обвинили по статье УК за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть человека. Юрий во всём искренне сознался и сказал, что очень сожалеет о случившемся и не знает, как жить дальше без Нади.

14 февраля 2017-го Ленинский суд Смоленска вынес приговор в отношении Юрия — 8 лет колонии особого режима. «Особый режим» — это усиленные меры охраны осуждённых, суровая действительность во всей её «красе».

Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям. — Прим. ред.

Доктор «прописал» смерть

Оксана Сойко

Смоленский онколог пошёл на преступление ради женщины, запутавшейся в мужьях и любовниках.
Понадобилось 2 года, чтобы в отношении врача вынесли обвинительный приговор. Дело это было очень непростым для следствия и суда. Всё это время доктор настаивал на том, что в драке с бывшим мужем своей любовницы вынужден был обороняться и даже получил телесные повреждения средней тяжести. Оказалось, не получил. Многое удалось доказать, но вопросов даже после вынесения приговора было немало…Тать

...

Звездопад, которому и целого неба мало

Евген Гаврилов

VII фестиваль фейерверков во всей красе снимков смоленских фотографов.
Вот уже семь лет к ряду небо над нашим городом в один из летних дней озаряется тысячами ярчайших вспышек. Вот уже семь лет у побывавших на фестивале «Смоленский звездопад» есть весомый аргумент в разговоре с иногородними, считающими нас провинциальным городком, в котором ничего не происходит. Международный праздник фейерверков — как раз тот повод собраться и приехать к нам, чтобы посмотреть на выступления «огненных» команд со всего света. В этом году помимо отечественных мастеров раск

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Это ошибка ,очень жаль .

Дмитрий Недорубков
Новости партнеров


наверх