Смоленскую кроху забила папина невеста

Оксана Сойко
Двухлетнюю девочку чудом спасли в реанимации

У малышки была и без того трудная судьбы — родная мать бросила её. А тут ещё такое пережить... И всё из-за этой женщины, которую папа привёл домой почти как жену.

Эта прошлогодняя история легла в материалы уголовного дела, и финал уже произошёл. Дикая история про беременную женщину, которая пыталась убить маленькую дочку своего жениха — чужачку, которая постоянно болталась под ногами. Как же она сейчас воспитывает своего ребёнка, который уже родился?..

«Срочно в реанимацию!» Молоденький фельдшер «Скорой помощи» Смоленской ЦРБ вечером 18 марта приехал в Печерск по вызову. Было известно, что у маленького ребёнка высокая температура. Однако, когда медик поднялся в квартиру на третьем этаже и увидел Алину, сразу заподозрил неладное. Девочка явно была избита, на личике и всём теле — синяки и ссадины. Но самое страшное — у ребенка по всем признакам имелась серьезная черепно-мозговая травма. «Срочно в реанимацию!» — скомандовал фельдшер. Молодая женщина, вызвавшая «скорую», толком ничего объяснить не смогла. Но поехала в областную больницу вместе с девочкой. Ребёнка оформили как Кочину Алину Андреевну. А вот женщина наотрез отказывалась называть свои данные и вела себя странно.

Между тем выяснилось, что у избитой девочки тяжелая закрытая ЧМТ, ушиб и отёк головного мозга. Плюс, говоря на медицинском языке, более 35 мест приложения травмирующей силы по всему телу и конечностям. Какой садист мог так избить ребенка? Подозрения пали на сидящую в приёмной девушку. Медики вызвали полицию. За жизнь ребенка тогда никто не ручался. Подъехавшим сотрудникам полиции представиться все-таки пришлось. 26-летняя Ирина Морозова пояснила, что девочку избил её отец.— Андрей — мой знакомый, он уже привез ко мне Алину в таком состоянии, — говорила Ирина. Под напором полицейских девушка неохотно назвала адрес общежития на улице Реввоенсовета, где проживал курсант Смоленской академии ПВО Андрей Кочин. Долго отказывалась ехать туда вместе с сыщиками, а когда всё-таки приехали, не пошла к Андрею в комнату вместе с полицейскими. Было уже около десяти часов вечера. С улицы Ирина позвонила Андрею: «К тебе поднимаются сотрудники полиции. Я побила Алину и сказала, что это сделал ты — испугалась тюрьмы. Прости, не знаю, что на меня нашло...»«Раньше я боялась говорить об этом»В Следственном комитете по Смоленской области сразу возбудили уголовное дело по факту умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенного в отношении малолетнего (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ). Ирина Морозова в своих первых показаниях говорила:— В восьмом часу вечера 15 марта Андрей привёз ко мне дочку. Я сразу увидела на ребенке телесные повреждения. Андрей на руках занёс Алину в комнату и положил на кровать. Ничего не объяснял по поводу состояния девочки. Оставил 10 тысяч рублей двумя пятитысячными купюрами на продукты и ушёл. Ко мне в комнату, где я была с Алиной, никто из домашних не заходил и не видел девочку. Она почти всё время спала, была очень вялой, почти не ела. 18 марта я измерила ей температуру. Было под 40. Вызвала «скорую»... Хочу добавить, что я сейчас в положении.Врала Ирина недолго — поняла, что нет смысла. И раскаялась:-Утром 17 марта я увидела, что Алина, балуясь с пятитысячной купюрой, порвала её. В порыве гнева я толкнула девочку. Падая, она ударилась головой о ребро стола. Долго не могла встать. У неё было помутнение сознания, сама ходить она не могла. Я думала, что всё само собой пройдёт. Дала девочке жаропонижающее, но её стошнило. Тогда и вызвала медиков. Раньше я боялась говорить об этом.Однако, даже делая чистосердечное признание, Ирина Морозова лукавила и не договаривала всей правды. Алину она избивала долго, ребёнок не раз бился головой о разные предметы. А позже выяснилось, что и до этого случая, едва не стоившего крохе жизни, её без пяти минут мачеха постоянно издевалась над девочкой, ненавидела её и поднимала на неё руку. А происхождение синяков на лице и теле девочки Ирина объясняла Андрею так: «Это Алинку мой племянник толкнул». Племяннику было ещё меньше, чем Алине, — полтора года.

Ирину нашёл в Интернете История знакомства Андрея и Ирины тоже попала в поле зрения следователей. Если Ирина Морозова родилась и жила в Печерске под Смоленском, то Андрей Кочин был родом из Брянской области. Весной 2009-го парень женился на девушке Наталье, с которой на тот момент уже приличное время встречался. Но совместная жизнь у супругов не заладилась. После рождения Алины Наталья словно с цепи сорвалась. Если поначалу хоть как-то присматривала за дочерью, то вскоре загуляла. После развода с формулировкой «в связи с утратой доверия» Андрей забрал дочку к себе, пытаясь оградить ребёнка от беспутной матери. Первое время за Алиной присматривали родители Андрея. Тогда парень поступил в Смоленскую академию ПВО и переехал с Брянщины. Тем временем пожилым родителям новоиспеченного курсанта становилось всё тяжелее заниматься с маленькой внучкой, и Андрей привёз Алину в Смоленск. На улице Реввоенсовета отцу-одиночке дали общежитие. Учёба занимала очень много времени, и курсант разрывался между дочерью и академией. Пытался устроить девочку в ясли, но это оказалось невозможно.

С Ириной Морозовой Андрей, ещё живя в Брянске, познакомился по интернету. Сразу предупредил, что у него есть маленькая дочка. Парень искал не просто подругу, любовницу, жену, но прежде всего хорошую мать для своей Алинки. 13 января Андрей и Ирина впервые встретились. И понравились друг другу. Ирина была ласкова с будущим военным, «примеряя» его в мужья. Переехала к нему в общежитие, присматривала за Алиной, занималась по хозяйству. Андрей покупал продукты, давал Ирине деньги на всё, что надо для жизни. Но вскоре девушке надоели неудобства общежития, и она предложила Андрею переехать к ней в Печерск. Там — четырёхкомнатная квартира, родители, родственники, но зато у Ирины есть своя отдельная комната. Андрей согласился.«Господи, она же умирает!» Парень обрадовался, что теперь его дочка будет под постоянным присмотром. Правда, сам появлялся в Печерске редко, иногда оставался там на ночь. А потом — снова учеба, караулы... Никто из соседей Ирины не видел, чтобы она гуляла с ребёнком во дворе. Только детский плач слышали из-за стенки, думая, что это ревёт маленький племянник Ирины. Алинка, словно пленница, сидела в Ирининой комнате. А та только прикрикивала на чужачку да щедро раздавала ей тумаки. Беременную Ирину раздражало всё: Андрей появляется редко. Любит ли он её, возьмет ли в жены? А тут еще эта девка, которую надо и накормить, и спать уложить... Надоело! Хорошо лишь то, что Алина еще не умеет говорить — только «па» и «дай». И рассказать Андрею о происходящем в его отсутствие она не сможет.

Незадолго до трагедии Андрею пришлось на две недели забрать Алинку к себе в общежитие, поскольку Ирина грипповала и за ней самой требовался уход. Уделяя все время малышке, папа-курсант совсем забросил учебу. Андрею пригрозили исключением из академии за прогулы. 15 марта выздоровевшая Ирина позвонила Андрею: «Привози Алину и сам приезжай!» Тогда Андрей и привёз здоровую, веселую дочку к своей подруге, оставил деньги. А утром 17-го произошло непоправимое. Ирина испугалась, надеялась, что всё обойдется. Говорила Андрею по телефону, что у них все хорошо. И лишь вечером 18 марта вызвала «скорую», понимая, что девочка умирает. 2 июля Смоленский районный суд приговорил Ирину Морозову к трём годам условно и возмещению морального вреда в сумме 150 тысяч рублей. Андрей Кочин, законный представитель пострадавшей, не настаивал на реальном лишении свободы для подсудимой. Во время суда Морозова отказалась от дачи показаний, но вину свою признала полностью и раскаялась в содеянном. Помимо этого, суд учел в качестве смягчающего обстоятельства факт беременности женщины на момент совершения преступления. Ко дню вынесения приговора Ирина уже родила и вышла замуж. Кстати, ещё во время предварительного следствия, вскоре после трагедии, следователь нашел в Брянской области родную мать Алины. Женщина тогда сказала: «Мне безразлична судьба моей дочери».

Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям. — Прим. ред.

Использованы материалы следующих авторов:

«Много кто виноват, но никто не хочет признавать свою вину». Почему татарстанские школы не могут защитить детей

Сергей Щербаков

Представители ассоциаций охранных предприятий рассказали Readovka о пробелах в безопасности школьных учреждений Казани.
Стрельба в казанской гимназии № 175 повергла страну в шок. Арестованный сегодня на два месяца Ильназ Галявиев ранее посреди бела дня с оружием наперевес вошел в школу и застрелил 9 человек прежде чем сдался полиции. Реакция властей оказалась предсказуемой и частично повторяла риторику, последовавшую за керченским инцидентом. Основной посыл прежний — ужесточить контроль за оборотом оружия. Между тем, согласно госзакупкам, контракты на обеспечение безопасности с

...

Самка загадочного животного трагически погибла

Вадим Ненашев

Но её призрак бегает по городу.
Зверьки рода генетта — большая редкость. Вес — около 2 кг, длинный хвост, масса любопытства и очарование мордашек. Как сообщают «Челнинские известия», местный житель Юрий Стоянов более полугода назад подарил жене на день рождения двух таких зверьков — мальчика Краша и девочку Кесси. Заплатил за обоих 100 тыс руб. И вот 26 марта Кесси захотелось выглянуть в щелку из окна. Генетта протиснулась и упала в сугроб, покрытый коркой льда, сломав всего лишь лапу. Но не

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх