15-летнюю Кристину Белову из Ельни до смерти довели её одноклассницы?

Оксана Сойко
Эксклюзивное расследование «Реадовки.ру»

О трагедии, произошедшей в Ельне 27 апреля, не сообщали пресс-службы правоохранительных и следственных ведомств, о ней не знают смоленские журналисты и обыватели. Лишь саму Ельню трясёт и лихорадит от ужаса. При загадочных обстоятельствах погибла 15-летняя Кристина Белова. Её труп на краю лесополосы в микрорайоне Кутузовский нашла мать, заждавшаяся ушедшей накануне из дома девочки. Пошла искать и нашла…

Жители райцентра обвиняют во всём нескольких одноклассниц Кристины. Рассказывают, как эти девочки издевались над школьницей — окунали её голову в унитаз, подпаливали ей волосы, избивали, шантажировали, угрожали расправой, уничтожали морально. 2 марта 2017-го Кристина совершила попытку суицида, даже оставила предсмертную записку, в которой назвала виновных в её смерти. Но тогда школьница выжила. А 27 апреля её всё-таки нашли мёртвой.

Разбираясь в ситуации, я пришла к одному-единственному выводу: Кристину УБИЛИ.


Дело «спустят на тормозах»?

Крошечная Ельня пережила настоящий шок: на глазах у всего городка долгое время погибала девочка, которой в январе 2017-го исполнилось всего 15. Похоже, едва ли не каждый чувствует долю и своей вины. Сейчас, когда точка невозврата уже пройдена и девочку не вернуть, другие родители боятся за жизни своих детей, которым тоже угрожают расправой.

В редакцию «Реадовки.ру» обратился депутат Ельнинского райсовета Андрей Митрофаненков. Сразу после случившегося по городку поползли слухи, что за гибель Кристины никого не накажут — мол, оттого и нет никакой огласки, чтобы «спустить дело на тормозах». Андрей Николаевич, как и все, был шокирован произошедшим и взялся за собственное расследование — ему не только по-человечески, но и «по должности» надо что-то объяснить людям, которые сейчас в растерянности.

Одни призывают всех выйти на митинг, иные пишут в редакцию ток-шоу «Пусть говорят», а кто-то собирается устанавливать памятник Кристине в Ельне, хоть похоронена она в Беларуси. Бурно всё это обсуждают в созданной Митрофаненковым группе в соцсетях. Но все уверены в одном: эту историю необходимо предать огласке на всю страну, иначе виновные не понесут никакого наказания.

Андрею Митрофаненкову удалось собрать много информации, он беседовал с разными людьми и даже с убитой горем матерью Кристины. И после всего этого, удостоверившись в своих подозрениях, он пошёл к журналистам. Где-то его выслушали и сказали, что не будут браться за столь «скользкую» тему.

«Реадовка.ру» взялась. Тот случай, когда никто не должен проходить мимо.


«Кристина мёртвая в лесу!»

В пятницу, 5 мая, мы с Андреем Николаевичем ходили по Ельне, словно два напарника, два копа, которые расследуют запутанное преступление и опрашивают множество людей. Удивительно, что к той пятнице прошло уже почти 10 дней с момента обнаружения трупа Кристины, а никого из тех важных свидетелей, с кем мы беседовали, следствие ещё не допросило. Или никто и не собирается «записывать» их в свидетели?

Увы, с мамой погибшей девочки поговорить в этот день не удалось — Елена была в Беларуси, где похоронила свою дочку. Шёл девятый день со дня смерти Кристины, поехали поминать…

Итак, достоверно известно, что 27 мая, в день обнаружения мёртвой девочки, по факту её смерти было возбуждено уголовное дело по статье УК РФ № 110 — «Доведение до самоубийства». Не в отношении конкретных лиц дело возбуждено, а «по факту».

Также известно, что юные садистки — одноклассницы Кристины — создали фейковую страницу в соцсети, то есть с Кристиной переписывался несуществующий парень, и замкнутая девочка начала влюбляться в этого виртуального принца, раскрыла ему душу, была «с ним» откровенна. А одноклассницы смеялись, в очередной раз придумывая пронзительные и убедительные слова за «принца».

Жестоко. Подло. Гадко. Позже в руках юных бандиток оказался и компромат на Кристину — девочка совсем уж разоткровенничалась с виртуальным собеседником. А потом, похоже, имел место шантаж, которого школьница просто не вынесла.

Около полудня 26 апреля Кристина собрала вещи, взяла из дома всё спиртное и ушла в лесополосу. Девочка страдала хронической астмой и хорошо знала, что алкоголь для неё смертелен. Одна сидела ночью в лесу. Температура воздуха была -2. По предварительным данным, Кристина умерла от переохлаждения. На следующий день в том месте работала следственно-оперативная группа. Но дальше Ельни информация о случившемся не пошла.

Как выяснилось, от компании распоясавшихся девиц страдала не только Кристина — доставалось многим девочкам. По своей сути в Ельне действовала банда юных «террористок», которые живут по каким-то бандитским законам — всех унизить, поставить на колени, заставить подчиняться, избить за непослушание. Разговаривают они в основном матом.

В «банде», как говорят, четыре школьницы, две из них — лидеры. Одна — мозг, другая — «исполнитель». В компании этих подруг есть дочка лишённой родительских прав наркоманки и зека, а также дочь бывшего начальника полиции Ельнинского района. Не по этой ли причине местные так мало верят в то, что девицам воздастся?


«Истязания носили явно умышленный характер»

Прокурор Ельнинского района Александр Кувичко очень чётко и просто обрисовал ситуацию:

— Мотивировка статьи УК — «Доведение до самоубийства» — не беспочвенна. Причиной смерти явилось переохлаждение, то есть ненасильственная смерть, но предшествующие события имеют почву для размышлений, так что нужно отрабатывать и эту версию. Ребёнок с хронической астмой, выпивший алкоголь, — это беспомощный, бессильный, потерявший волю человек. А спровоцировано всё было конфликтной ситуацией в подростковой среде и истязаниями, которые носили явно умышленный характер и продолжались длительный период времени. И даже перевод в другую школу не освободил девочку от всего этого, и вот такие последствия.

Александр Сергеевич пояснил, что о конфликте органам образования и ПДН стало известно ещё в начале марта, когда мама девочки обратилась к директору школы № 3 с просьбой защитить дочку, оградить её от нависшей опасности. А продолжалось всё это около полугода.

— На мой взгляд, директор школы не хотела выносить сор из избы, не предприняла мер по устранению конфликта и довела до того, что мама просто перевела девочку в другую школу, — продолжил прокурор. — Но конфликт не исчез, а переместился в интернет, телефоны, личные встречи. Это монотонное, длительное психологическое истязание повлияло на ребёнка. Я долго разговаривал с мамой девочки. Она с недавних пор заметила, что из дома начали пропадать деньги. По её версии, за 3 месяца из дома пропало около 8 тысяч рублей.

Тогда мама проследила контакты дочери. Насчитала, что 500 рублей ушли на оплату услуг сотовой связи и интернета. Возник вопрос: где остальные деньги?

— Мама начала настаивать, а дочка просила не вмешиваться, плакала, умоляла никуда не сообщать. Была очень запугана. Женщина на 2 месяца осталась со всеми этими проблемами наедине с дочерью. И когда девочка поняла, что зашла в тупик, похитила из дома бутылку коллекционного шампанского и какой-то спирт — весь алкоголь, что был в доме, и ушла на окраину микрорайона… Экспертиза ещё не готова, она долго делается, но, полагаю, девочка была в выше средней степени алкогольного опьянения.

Как выяснилось, Следственным комитетом сейчас отрабатывается и версия вымогательства. Следственный орган попытается восстановить всю переписку, выяснить, кто имел доступ к личной странице Кристины, и уничтожил всю информацию. Это не один месяц работы, чтобы можно было восстановить фразы и фотографии.

— Эта компания не успокоилась — позавчера сорвали урок английского. Школа кипит уже неделю, и они так ведут себя! Они не сделали никаких выводов, — искреннее возмущался Александр Сергеевич.

Прокурор также рассказал, что разговаривал с мамой девочки. Со её слов, за 2 дня до смерти у Кристины сильно заболела нога. Мама с дочкой обратились к хирургу районной больницы. По мнению врача, у девочки имелась травма, которая произошла от ударного воздействие тупого предмета, коим могли быть обутая нога или палка, и маловероятно, что она могла образоваться при падении. Кристина продолжала настаивать, что упала. Поэтому эта травма не прошла по сводкам как «криминальная». Похоже, девочка молчала потому, что больше всего боялась обвинений в «стукачестве».

— С предсмертной запиской, написанной Кристиной перед попыткой суицида в начале марта, мама ходила не только к директору школы, но и к инспектору по делам несовершеннолетних. Но никто ничего не сделал. Заявления матери, увы, были только устными, — завершил прокурор.

Родители проблемного класса на днях написали коллективную жалобу с просьбой перевести куда-нибудь одну из «террористок». Многие сомневаются в её психической адекватности. Ведут себя «девочки» по-прежнему агрессивно и вызывающе, много смеются и не прекращают угроз.


«Почему все молчат?!»

Это ужасно, когда лишь такое страшное событие, как смерть человека, по сути — ребёнка, заставляет окружающих не прятать свои лица от фотоаппарата, называть под диктофон свои фамилии и, главное, говорить. С искренней болью, откровенно, словно давно хотелось всё это рассказать, но всё время что-то мешало, останавливало. Если бы говорили раньше, такого не случилось бы…

У местной жительницы Ольги Бобковой — своя беда: её дочь Саша часто бывает в городке Кутузовский. В последнее время это стало опасно делать. Смертельно опасно.

— Страшно всё это на самом деле… Наверное, где-то с полгода назад начались эти странные переписки «ВКонтакте». Смотрю — дочка грустная ходит, говорит, что в городок боится ехать. Говорила мне о двух девочках, которых она боится. Я поначалу не поверила. Дошло до того, что дочка стала бояться ходить в школу. Я всё-таки разговорила её. Оказалось, что к ней эти девочки начали придираться из-за мальчика, а мальчик этот Саше чуть ли не родственник. Может, увидели их вместе, а одна из них на него глаз положила. Такие угрозы страшные, типа «приходи — будем с тобой разбираться», — рассказала Ольга.

Как мать, желая защитить своего ребёнка, женщина начала контролировать всю переписку дочери, ездила вместе с ней на «стрелки» с агрессивными школьницами.

— Они не только девочек, но и мальчиков, говорят, побили. Одного даже перевели в другую школу, я его матери говорю — мол, давайте объединяться. А она отказывается, боится чего-то. А эти малолетки читают наши переписки, ходят по нашим улицам и смеются нам в глаза. Говорят: «Посадить они нас собрались! Ха, мы сами их всех посадим!» Значит, они уверены, что ничего им не будет, и они останутся безнаказанными?— задаёт сама себе вопрос Ольга.

Она считает, что, по сути, происходит убийство детей, на виду у всех.

— Я не могу поверить, что никто об этом не знал и не видел! А школа? Куда смотрела она, в первую очередь? Были, а может, и до сих пор есть в соцсетях видео и фотографии, где они жгут Кристине волосы, опускают в унитаз головой. Даже кроссовки у неё украли и сожгли, сняв всё это на видео. Есть ещё жертвы, но не знаю, почему они молчат.

Из школы пришла Ольгина дочка Саша, подтвердила весь мамин рассказ и от себя добавила:

— Хорошая была Кристина, ни с кем не ссорилась, а эти девочки довели её до всего этого…

Позже мне выслали скриншоты с угрозами в адрес Саши. Ужас! Девочки переписываются трёхэтажным матом.

Другая жительница Ельни, тоже по имени Ольга, согласилась на откровенный разговор только из-за обоснованных опасений за свою дочь:

— Ещё 21 апреля я написала заявление и отнесла его в школу. Тогда я узнала, что мой ребёнок начал прогуливать уроки. Дочка жаловалась на одноклассницу. Я утешала Катю. Прекрасно понимала, что она учится 6 дней в неделю и в школе проводит больше времени, чем дома, со мной. Раньше мы считали, что школа — второй дом. Теперь я так не считаю. Когда начались прогулы, классный руководитель позвонила мне только на четвёртый день.

А Катя просто боялась идти в школу.

— Она плакала и говорила: «Мам, я боюсь, они меня замучили оскорблениями и угрозами!» Угрозы записаны на диске, это разговор представительниц двух компаний. Одна шла с дня рождения, в ней была моя дочка. Вторая состояла из «этих» девочек, которые зацепили Катю и её подруг. И пошли угроза за угрозой в адрес компании с именинницей. Это слава Богу, у наших хватило ума продолжить свой праздник, не реагировать! А если бы «щелкнуло» хоть у одной, я не знаю, что там было бы.

По словам Ольги, с этой аудиозаписью и заявлением она 21 апреля пошла к классному руководителю и сказала: «Светлана Николаевна, я разобралась, почему мой ребёнок прогуливает уроки, теперь вы разберитесь с ситуацией в классе».

— Она поворачивается к моей дочке и спрашивает: «Катя, где ты была? Мы же за тебя ответственность несём». Дальше я не стала разговаривать с учителем, пошла к директору, та тоже мне говорит: не надо заявлений, давайте поговорим. Я напомнила ей, что в прошлом году уже разговаривали, когда одноклассница спровоцировала драку с моей девочкой. Они подрались на уроке физкультуры в мае 2016-го. Она Катю обвинила в воровстве. Одна спровоцировала — другая ответила. Потом одноклассница публично принесла свои извинения Кате, но уже тогда нужно было обратить внимание на этих проблемных детей.

Ольга считает, что трагедия коснулась всех жителей Ельни:

— Я понимаю, что на месте Кристины мог оказаться и мой ребёнок, и любой другой. Я боюсь, что они останутся безнаказанными. Кристина умерла, а они сейчас сидят на задней парте и хохочут на весь класс.

На диске, который Ольга отдала в редакцию, есть угрозы не только в адрес её дочери, но и ещё одной девочки. Угрозы применения ножа.


«Это очень хороший урок для всех нас»

Директора школы № 3 зовут Надеждой Константиновной — как Крупскую. Только фамилия у неё Попова. Ну как мы могли не зайти к ней? Тем более, вопросов к тому моменту накопилась уйма.

Надежда Константиновна начала свой рассказ:

— Конечно, данная ситуация была страшным ударом, в том числе и для меня. Вы не думайте, что я человек бездушный и не думаю каждый день и каждую ночь об этом. Думаю, рассчитываю, анализирую, где совершила промахи, как можно было повернуть и сделать иначе. Сейчас нужно сделать таким образом: кто бы ни работал после меня, чтобы больше подобных ошибок ни у педагога, ни у администрации не было.

По словам школьного директора, мама Кристины приходила к ней не раз, да и сама девочка частенько захаживала.

— Проблему заметила первой я, в январе. Стала обращать внимание, что у девочек, которые между собой дружили долгое время, отношения изменились. Каких-то агрессивных действий я не наблюдала. Я узнала об этой ситуации, позвонила маме Кристины, говорю: «Елена Сергеевна, так и так, придите ко мне». Я попросила её посмотреть в интернете переписку дочери, отследить ситуацию. Пригласила к себе девочек и Кристину на серьёзный разговор, чтобы решить проблему. Где-то во второй половине февраля это было. Можете мне не верить, но каждая из них друг у друга попросила прощения, в том числе и Кристина.

Слушаю — и ушам своим не верю: для чего был нужен этот позорный спектакль, когда девочка, которую в итоге свели в могилу, первой просила прощения у своих мучительниц, причём публично? Неужели проблему можно было решить таким образом?

— Мама нашла переписку Кристины с парнем. Решили посмотреть, как дальше будет развиваться обстановка. Мама сама просила внутренне решить проблему, звонила постоянно. Отказывалась от того, чтобы мы сообщили обо всём этом инспектору по делам несовершеннолетних Спиридоновой. Мама не хотела доводить дело до полиции. Почему я не настояла? Вот это большой вопрос…

Дальше Надежда Константиновна начала перечислять свои промахи, каяться, говорила о том, что лицо Кристины будет стоять у неё перед глазами всю жизнь. Вспоминала, как тепло попрощалась с девочкой, когда та уходила в другую школу; сожалела о том, как часто в последнее время болела Кристина, из-за чего оценки у неё ухудшились. А о том, что девочка последний месяц вообще жила за занавешенными шторами, боясь выйти из дома, в школе будто и не знали.

На вопрос о том, не возникало ли у Надежды Константиновны желания уволиться после произошедшего, она сказала:

— А я и сейчас хочу!

Но тут же поправилась — год учебный надо доработать. Хвалила школьный коллектив, где каждый педагог порой несёт непосильный груз работы. Но на прямые вопросы либо не отвечала, либо уходила от ответов. Получается, что директор школы, говорящая о том, что погибшая девочка делилась с ней своими проблемами, не знает ничего ни про избиения, ни про вымогательства. Узнала якобы незадолго до трагедии, когда родители стали приходить к ней с жалобами на школьниц, успевших измучить толпу сверстников и их родителей.

— Но раньше ко мне никто не обращался, — уточнила директор.

Вся Ельня знала, а Надежда Константиновна — нет. Получается, что все, с кем мы пообщались до встречи с Поповой, нагло нам наврали, включая прокурора?.. Нет слов.


«Сделайте что-нибудь!»

Мы шли по дворам недалеко от той самой лесополосы. Решив спросить, как пройти к месту происшествия, я подошла к пенсионерке, гулявшей с внучкой на детской площадке. Неожиданно женщина заплакала и заголосила:

— Миленькие мои, сделайте что-нибудь! Спать не могу, и не только я. Мы настолько спокойны были насчёт городка! Это же не Москва с Питером, чтоб такое происходило!

Оказалось — соседка погибшей Кристины, Ольга Ивановна, за стенкой друг от друга жили. Женщина всерьёз волнуется:

— Как теперь мне туда внучку повести в школу? Как директор школы будет в глаза людям смотреть? Если ты себя уважаешь, должна была на второй день написать заявление об увольнении!

По поводу родителей Кристины и её семьи соседка высказалась однозначно:

— Оболгали, всё неправда! Девочка хорошая была, вежливая, семья отличная! Я их знаю с того дня, как они заселились. Мы с внучкой всё прошлое лето на площадке проиграли с мальчиками Лены. Кристина — старшая её дочка, от первого брака. Лена труженица, зачем её оболгали, сказав, что она не занималась детьми? Кристина всегда была аккуратная, девочка из московской школы. Папа в Москве бесконечно на заработках, мама с тремя детьми. Кто не имел столько детей, пусть не судит! Всем сейчас выгодно маму обвинять. Сделают её же и виноватой, а дочка, мол, умерла от переохлаждения. И всё.


Маленькая Кристина с мамой. Тогда всё было хорошо

Ольга Ивановна возмущалась:

— Ну как так можно? Никто из них, бесстыжих, не пришёл извиниться перед мамой, когда Кристину выносили. Эти розовые розы с чёрной лентой, наверное, всю оставшуюся жизнь будут у меня перед глазами стоять…


«Она сказала, что больше не увидимся»

Уже в конце дня мы с Андреем Николаевичем попали в гости в семью из Таджикистана. Мальчик Самон в последнее время общался с Кристиной. Он рассказал:

— Я вполне хорошо знал Кристину, мы дружили с марта. Она мне говорила про своих подруг, что они задевают её постоянно. Про то, что били, не говорила. Она была тихая такая, всё время сама по себе. С Кристинкой мало кто общался из-за её замкнутости, и она начала общаться с парнем с фейковой страницы, которую создали эти девочки. Начала доверять этому парню, и якобы он просил у неё интимные фотки, а она отсылала. Говорил, что он в другом городе живёт и всё равно не сможет кому-то из её знакомых их показать. Я видел одну фотку, Кристина на ней совсем голая. У каждого второго в городке фотография эта есть. А потом девчонки в школе всем показывали и смеялись.

Кристина — крайняя слева

Самон — один из тех, кто последним видел Кристину. Парень в шоке от произошедшего и по другой причине:

— Накануне того, как уйти из дома, Кристина долго сидела со мной на лавочке у моего дома. Она плакала, рассказывала мне, что эти подруги фотографии переправили в её новую школу… Я уже нажимал на кнопку домофона и крикнул ей вслед: «Мы ещё увидимся?», на что она засмеялась и сказала: «Нет!» Я тогда сам засмеялся. И больше я её не видел. Когда узнал, что она повесилась — поначалу и такое говорили, сразу вспомнил это её «нет».

Именно Самон помог найти место, где лежала мёртвая Кристина. Мама девочки не раз в тот день приходила к парню, просила его отослать Кристине сообщение в соцсетях, что волнуется за дочку. Никто не ответил. Тогда женщина спросила, не знает ли Самон какой-то шалаш. Так парень привёл и без того убитую горем мать к тому самому месту.

— Кристина мне говорила, что ей всё надоело, и она уедет подальше — в Москву. К отцу или дяде. А ещё говорят, что избивали её не только девчонки — вроде они были с двумя пацанами, — продолжал рассказывать Самон по пути к лесополосе.

Вот так вот, подробностей всё больше — парни. Кто они?..

Самон и его приятель вели нас по каким-то зарослям. Еле заметная тропинка, высохшие кусты. Виден так называемый шалаш, точнее, то, что от него осталось. Напротив, на бетонных развалинах, — яркие пятна резиновых перчаток, которые обычно надевают криминалисты, когда осматривают трупы. А на земле — букет цветов. Страшно в этом месте.

По сути, Кристина, зная, что алкоголь для неё смертелен, сама наложила на себя руки. Но как так могло получиться, что девочка, находящаяся в социуме, посреди множества людей, оказалась в том тупике, из которого видится лишь один выход — на тот свет? И ЧТО ЭТО, ЕСЛИ НЕ УБИЙСТВО?..

В этой некрасивой и неоконченной истории, как мне кажется, тёмной тенью «ходят» сразу несколько уголовных статей. Ответственность за халатность, угрозы убийством, вымогательство, побои, истязания ещё никто не отменял. Есть, в конце концов, административная ответственность для родителей, чьи дети натворили бед.

А доказательств только в редакции «Реадовки.ру» уже скопилось немало — на электронных носителях, видео и фото. Вот только одной видеозаписи пока найти не удалось. Эта запись могла бы поставить точки над многими «i». О её существовании говорят убедительно — мол, своими глазами видели, но предоставить видео, если таковое вообще когда-либо было, пока никто не осмелился.

…За несколько праздничных дней, прошедших с этой поездки, в Ельне «заговорили» новые дети, пострадавшие от девочек, объявивших себя «вне закона». На днях я снова отправлюсь в Ельню, чтобы поговорить с ними со всеми, но прежде всего — с мамой погибшей Кристины. Надеюсь, женщина не откажет в разговоре. Ещё можно спасти других детей, остановить этот кошмар и наказать виновных.

«Когда сюда привезли - еще один День рождения случился»

Евген Гаврилов

Новая жизнь бывшего смоленского бродяги Валерия Кулинича.
Время несется — догнать не успеешь, особенно с нашей суетной журналистской работой, когда концентрация событий на «квадратный час» зашкаливает. Вот и сейчас, обернуться не успели, как уж месяц прошел с того момента, как мы обратили внимание наших читателей на живущего без дома и крова Валерия Кулинича. Не теряющий позитивного настроя бродяга, несмотря на пошедший ему восьмой десяток, бодро вышагивал по окрестностям площади Победы

...

Как «Мираторг» из мухи слона делает

Оксана Сойко

Миллиардеры против смоленских журналистов.
Вот честно скажу, не собиралась я продолжать эту тему вообще. Ну, написала недавно самую обыкновенную статью о деятельности «Мираторга» в Починковском районе, как до этого писала про «Останкино». В каждом агрохолдинге — свои проблемы, свои тонкости и свои толпы тех, кто недоволен соседством с мясными предприятиями. Прямо скажем, не самый приятный бизнес.Двое из ларцаПосле той статьи про «Мират

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Ну "оцепили " это перебор , люби кругом стоят с телефонами и снимают в непосредственной близости

Алексей Алексеев
Новости партнеров


наверх