«Дочку мне уже никто не вернёт, но нельзя, чтобы пострадали другие дети»

Оксана Сойко
Трагическая история с 15-летней Кристиной Беловой из Ельни получила продолжение

За недолгое время, прошедшее после публикации материала «15-летнюю Кристину из Ельни до смерти довели её одноклассницы?15-летнюю Кристину Белову из Ельни до смерти довели её одноклассницы?Эксклюзивное расследование «Реадовки.ру»», произошло много событий, которые развивались стремительно. История о девочке, которую на глазах у всех долгое время травили её одноклассницы, пошла «гулять» по стране.

10 мая «Реадовка.ру» разместила эту горькую, страшную историю, и уже на следующий день стало ясно: о судьбе Кристины читают далеко за пределами Смоленщины.

Заявление об увольнении написала директор ельнинской школы № 3, в которой до марта училась Кристина и где продолжают учиться её мучительницы, и это стало очередным поводом для того, чтобы всколыхнуть маленький городок.

В пятницу, 12 мая, маму погибшей девочки Елену Белову в Смоленске допрашивал следовательМать погибшей Кристины Беловой из Ельни посетила уполномоченного по правам ребёнкаСейчас женщина находится на приёме у руководителя СУ СК РФ по Смоленской области Игоря Балаева. Утром, до визита на растянувшийся на несколько часов допрос, женщина побывала на приёме у уполномоченного по правам ребёнка в Смоленской области. А 13 мая, в субботу, я снова отправилась в Ельню, чтобы, как и обещала, попытаться всё-таки найти ответ на главный вопрос: почему такое вообще могло произойти?

Но, что самое главное, мне удалось поговорить с мамой Кристины. Елена звонила мне на следующий день после публикации, благодарила за то, что «Реадовка.ру» подняла эту тему. А чуть позже мы встретились. Елена объяснила, что в статье есть неточности:

— Волосы дочке не жгли, они у неё были длинными, это стало бы заметно. И кроссовки не её спалили — чьи-то ещё. Тоже в какой-то семье — своя печальная история…

Елена согласилась на разговор по одной причине:

— Кристину уже никто не вернёт, лишь бы другие дети не пострадали. Весь город шумит, гудит — ведь это могло любого ребёнка коснуться…

«Последняя капля» Кристины

Елена сама убита, раздавлена. Она рассказала:

— О конфликте я узнала от Кристины в начале января этого года — дочка мне рассказала, что четыре девочки из класса её оскорбляют, унижают, пишут всякие непристойности. Потом одна из них создала фейковую страницу и под именем мальчика переписывалась с Кристиной, вошла в доверие к моему ребёнку. Кристина вообще была девочкой доверчивой, творческой, легко ранимой натурой, ну она и повелась на этого мальчика. Я не знаю, какая там была переписка, но он просил сделать фотографии в обнажённом виде. Дочка их сделала, и они попали в руки этих девочек. Тогда, по сути, и началась травля.

По словам матери, Кристину начали шантажировать:

— Из дома стали пропадать деньги. Видимо, их с неё требовали. Но дочка отнекивалась. После 8 марта исчезали разные суммы. Кристина не сознавалась, она была очень запугана этими девочками. Каждый раз, когда происходило насилие над ней, я была серьёзно настроена пойти жаловаться в органы, но дочка до слёз, до ссор со мной умоляла не делать этого. Городок маленький, каждый живёт не своей жизнью, а соседской, и всё это, конечно, обсуждается… У меня Кристина всегда просила: «Мамочка, не надо никому ничего рассказывать, давай никуда не пойдём!»

Как говорит Елена, последней каплей стало избиение Кристины за день до того, как она ушла из дома:

— Наутро после этого избиения мы с дочкой поехали к хирургу, у неё была сильно повреждена нога, имелись и другие травмы. Врача не обманешь — хоть Кристина и говорила, что сама упала, он не поверил. Видно, её научили, как нужно говорить, боялась, что у девочек будут из-за неё проблемы. И дочка настаивала на своём — упала, и всё. Когда услышала, что я собираюсь идти в прокуратуру, пригрозила: «Если ты пойдёшь…» В общем, наговорила мне всяких гадостей. И, пока я ездила опять к врачу, она ушла из дома. Больше я её живой не видела.

Вечером Елена ходила в поисках дочери по всему городку:

— Потом темно стало, шёл дождь проливной. У нас такого не было, чтобы Кристина домой на ночь не являлась. Один раз, правда, поздно пришла, но ночевала всегда дома. А когда она не пришла 26 апреля, я поняла, что дочка действительно попала в очень серьёзную беду. Нашла я её уже мёртвой, на следующий день…

На вопрос о том, пытались ли сами девочки или их родители принести хоть какие-то извинения, Елена ответила:

— Нет. Они не искали встреч, да и я с родителями этих девочек даже не пыталась встретиться. У одной из них папа — бывший начальник полиции нашего района. О чём мне с ними разговаривать?.. Правда, в день трагедии одна из девочек пришла ко мне домой, но меня на тот момент дома не было. Поэтому мне с ней поговорить не удалось. Может, оно и к лучшему.

Елена говорит, что давно предлагала дочери перевестись в другую школу, но Кристина отвечала: «Мама, это ничего не изменит». Незадолго до случившегося все девочки вроде бы помирились, сказали, что удалили все фотографии. На время всё затихло. 13 марта Кристина перевелась в школу № 2. А вскоре и в этой школе появились те самые фото.

— И снова всё началось, конфликт между одноклассницами вспыхнул с новой силой. Моя дочь по городку ходить боялась. Я отвозила её в новую школу и забирала после занятий. Но всё равно ведь дома не удержишь подростка, Кристина гулять ходила. Накануне ухода из дома дочке её несуществующий друг из соцсетей назначил встречу, но вместо мальчика пришли эти девочки…

После «встречи» Кристина и пришла домой вся избитая. А вскоре, взяв из дома бутылку коллекционного шампанского и какой-то спирт, шагнула за порог навсегда. Отправилась в лесополосу, где напилась. Одна ли она была в ту последнюю свою ночь посреди высохших деревьев, загнанная в тупик? Неизвестно. По предварительным данным, девочка умерла от переохлаждения, признаков насильственной смерти обнаружено не было.

Очень важно: Кристина была астматиком и не могла не знать, что алкоголь для неё — погибель. Очень похоже на суицид. Уголовное дело возбудили по статье УК «Доведение до самоубийства». До этого, 2 марта, Кристина уже пыталась отправиться на тот свет, даже оставила предсмертную записку, в которой назвала имена тех самых девочек, из-за которых она решила проститься с жизнью. Тогда школьницу спасли.

Во время нашего разговора Елена очень хвалила директора школы, и я только позже поняла, что речь шла не о директоре школы № 3, а о руководителе новой школы Кристины.

— Я ходила дважды к директору 3-й школы Надежде Поповой, она и записку предсмертную видела, и знала обо всём происходящем… В новой школе дочку очень хорошо приняли, директор была в курсе, что у нас за проблема, и всячески старалась уберечь Кристину, — рассказала мне по телефону на следующий день Елена.

Не уберегли…

Итак, 13 мая, суббота. Идём с оператором по микрорайону Кутузовский, хотим немного отдохнуть перед посещением школы № 3, в которую я твёрдо решила прийти снова, чтобы попросить прощения у директора Надежды Поповой. Тогда я ещё не знала, что она написала заявление об увольнении, просто чувствовала, что виновата перед ней — в предыдущей статье я позволила себе лишние эмоции.

Иду, ищу слова, а по пути всё время кто-то попадается из местных жителей Ну как не спросить и их мнения о произошедшем? Записываю всё на диктофон. Одна женщина рассказала, попросив не указывать её имени в статье — у неё свои обстоятельства:

— Сейчас идём мимо школы, видим — опять сидят эти девочки, хохочут. Кстати, я сама их в ресторане видела 9 мая — тоже хохотали, смеялись. На День Победы они напились с какими-то 20-летними мужчинами. Я, увидев этих девочек, ещё удивилась, как они вообще посмели в город выйти, а они смеются, в «Теремке» отмечают. На следующий день вышла статья в «Реадовке», потом все узнали, что маму Кристины следователь на допрос вызвал. Тогда они немного притихли. Сейчас я смотрю, вроде бы подруги эти разругались меж собой.

— Я сама мать, и, если бы с моими детьми такое случилось, я б виновных сама убила, пусть и сидела бы потом всю жизнь, — сказала стоявшая возле детской площадки скромная женщина по имени Элиза.

— Подобное происходит впервые, для нас это шок, такой мирный город! Все родители боятся за своих детей, потому что они пойдут в школу — свой второй дом… Конечно, это дело должно быть расследовано, и главное, чтобы виновные, если они есть, были наказаны, — как и все, уверен Нарсис Чапмарро. Ельня — очень многонациональный городок, вот даже уроженец Никарагуа попался. Уникальный человек, двое приёмных детей у него, но это отдельный рассказ.

«Виноват весь наш городок»

Наконец мы подошли к школе, я позвонила Надежде Константиновне (на фото ниже — в центре) и попросила о встрече. Директор согласилась выйти на улицу. Я попросила у неё прощения за свою резкость в выражениях, искренне попросила. Потом, когда у школы собрались родители других учеников, учителя и выпускники школы, ещё раз принесла свои извинения публично.

Толпа перед школой собралась очень быстро. Кто-то в выходной день уже выезжал из города, но людей заставило развернуться известие о том, что приехали журналисты. Все пришли поддержать Надежду Попову.

Бывшая ученица Поповой по имени Альфия сейчас работает в правительстве Москвы, приехала в Ельню, чтобы поддержать свою бывшую учительницу. Девушка рассказала:

— Статья ваша жёсткая и односторонняя. Надежда Константиновна меня вырастила, помогла поступить в институт. Она всем помогала, никому не отказывала. Я тоже подростком была на перепутье, и она направила меня правильно. Вспоминаю, как мы, отличники, чего только не вытворяли за пределами школы! У нас тоже были истории, когда подростки оказывались на грани жизни и смерти, и школа здесь совершенно не при чём. Родители, психологи должны смотреть за детьми в таких случаях.

Галина Савченкова, учитель и профсоюзный босс школы № 3, тоже говорила на видеокамеру неравнодушно:

— Я видела, как Надежда Константиновна работала — извините за грубость, как лошадь. С утра до вечера занималась делами школы. Может быть, неправильно оценила обстановку и не в тот момент что-то заметила. Но она действительно хороший руководитель.

— Мы сейчас ночами не спим. О школе — только добрые слова. Всё идёт от семьи, и возлагать всю вину на директора мы, родители, посчитали не совсем правильным и справедливым. Мы хотим поддержать честь учителя и школы, — высказалась Татьяна Балычёва, мама выпускницы этой школы.

Пока собравшиеся говорили, Надежда Константиновна разрыдалась:

— Решение своё об увольнении я менять не буду. Обращаясь к вам, прошу не за себя. Прошу обелить доброе имя учителей и школы… Мне очень жаль маму Кристины, и мне очень хочется с ней поговорить, просто побыть рядом с ней и поплакать вместе.

От этих слов у меня вообще защемило сердце.

Подошли супруги, родители учеников школы № 3 — Ольга и Вадим Хохловы (на фото ниже слева). Говорили много добрых слов о школе и директоре:

— Надежда Константиновна взяла всю ответственность на себя и её не снимает, слабый так никогда не поступит. РОНО её под танки бросило. Кто сейчас учителя защищает? Никто. Им памятники надо ставить — в 90-е не ушли в торговлю, а остались с детьми за копейки!

Из толпы доносились реплики:

— Педагоги сейчас бесправны. Скоро суициды среди учителей начнутся!
— Виноват весь наш городок, весь его взрослый мир.
— На примере гибели одной девочки хочется сказать: давайте не погубим других. Тех девочек, которые замешаны в этом деле. Не будем топтать и пинать их, а поможем остаться в живых.

После этих слов подумалось: кого защищаем, уважаемые родители, — директора или компанию тех самых девочек? Но зачем же тогда маму Кристины пытаться публично оскорбить, а заодно и мам других девочек, пострадавших от этой четвёрки? Мам, осмелившихся жаловаться в правоохранительные органы на действия злых девиц? Собрание у школы в какой-то момент начало напоминать неслучайную акцию.

Но раздавались и другие голоса:

— Родители одной из девочек, где папа — бывший полицейский начальник, в прошлое воскресенье ходили по рынку с дочкой и смеялись.
— Страшно то, что эти девочки не сожалеют. Их родители ещё хлебнут с ними горя. Жизнь — это бумеранг.
— Много грязи вылилось, но много и той информации, которая сейчас помогает следствию.

— Я люблю в таких ситуациях выслушать обе стороны… Моя дочка на класс младше этих девочек. Я их знаю, они ко мне в секцию на баскетбол ходили, потом я с их родителями разговаривала — дескать, если не будут девочки спортом заниматься, их улица заберёт. Так оно и произошло, — поделилась своими мыслями тренер спортивной секции Елена Ружейникова (на фото выше — с дочерью).

Несколько часов жители Ельни обсуждали возле школы, что делать дальше, как спасать других детей. Прощаясь, мы все пожелали друг другу всего доброго.

А на следующий день началось…

«Сколько детей ещё должно умереть, чтобы на нас обратили внимание?»

Сразу после того, как «Реадовка.ру» опубликовала ту мою первую эмоциональную статью, с нашей редакцией и со мной лично начали происходить странные вещи. Неужели идёт пока не совсем понятная война за честь Ельни и всей области? Чувствуется какая-то невидимая сила. Недаром «эти девочки» ведут себя вызывающе и по сей день.

Сегодня утром, 15 мая, меня пригласил на допрос следователь СК. Ещё не сходила. Чуть позже позвонила упомянутая выше Ольга Хохлова, долго кричала в трубку и сообщила, что подаёт на меня в прокуратуру. Оказалось, из-за телесюжета, вышедшего сегодня на НТВ.

Ольга, похоже, ждала совсем другой передачи, где всё будет посвящено чести школы и её директора. Но москвичи решили иначе и сами сделали выводы из всего присланного нами видеоматериала.

С федеральным телеканалом у редакции «Реадовки.ру» была договорённость о том, что мы поможем сделать им сюжет. Мы записали на видео всё, что увидели и услышали в Ельне в субботу, и переслали эту запись туда. Вопреки обещаниям, нам не прислали готовый материал на согласование и выпустили его раньше запланированного времени и в том виде, как сами увидели ситуацию. Не стали акцентировать внимание на защитниках школьного директора, зато большую часть невеликого эфирного времени уделили позициям мамы Кристины и двух других женщин — Ольги Водневой (на фото ниже) и Ольги Бобковой, чьи дочери также пострадали от действий «этих девочек».

Уже после смерти Кристины из местной полиции на заявление Ольги Водневой пришло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении одной из четверых подружек, которая изводила не только Кристину, но и других своих сверстниц.

— Моя дочка плакала и говорила: «Мам, я их боюсь, они меня замучили оскорблениями и угрозами!» Угрозы были нешуточные. Дочь стала прогуливать школу. Когда я узнала, что это уже совсем стало похоже на криминал, написала заявление в полицию с просьбой разобраться. Писала за несколько дней до гибели Кристины, а ответили мне спустя несколько дней после того, как Кристины не стало. Ответили отказом в уголовном деле — мол, угрозы произносились по телефону, и действия этой девочки попадают только под административную ответственность. Господи, неужели ещё кто-нибудь должен умереть, чтобы на нас наконец обратили внимание?!

Со мной через соцсети за эти дни пытались связаться многие незнакомые доселе люди, в основном с фейковых страниц. Навязывали мне какую-то информацию, обливали грязью погибшую Кристину, кидали ссылки на разные страницы. Одна из версий навязывалась особенно активно. Если в первую мою поездку в Ельню ничего подобного я не слышала, хотя довольно откровенно разговаривала на анонимных условиях и с подростками, и с разными сплетниками, то в этот раз, 13 мая, эта версия лезла изо всех щелей и из самых разных уст. Не странно ли? Покойную девочку пытаются замарать, а её обидчиц — выгородить.

Но покойная Кристина никому не угрожала, ни над кем не издевалась и никого не била. Били, мучили, заставляли невыносимо страдать другие. Разве не это главное?

К слову, мама Кристины, Елена, сказала мне по телефону, что категорически не хочет видеть у себя дома директора школы Надежду Попову и уж тем более плакать с ней в обнимку.

Похоже, маленький смоленский райцентр разделился на 2 лагеря. Может быть, нынешний мэр Смоленска Владимир Соваренко как-то поможет угомонить людей, ведь он сам родом из Ельни и всех там знает?

А напоследок — тот самый телесюжет на НТВ.

Погибшую на «Шарме» не смогли спасти... из-за отсутствия оборудования

важное-новости

.
Редакции «Реадовки.ру» удалось пообщаться с одним из работников «Шарма», который рассказал, что же происходило на предприятии в день трагедии, 10 августа.Как оказалось, погибшую 33-летнюю смолянку не удалось спасти из-за того, что сотрудники МЧС не имели при себе необходимого оборудования. В момент возгорания она оказалась в складских помещениях, окна которых защищены металлической сеткой, и чтобы пробраться к ней, им пришлось заходить в

...

15-летнюю Кристину Белову из Ельни до смерти довели её одноклассницы?

Оксана Сойко

Эксклюзивное расследование «Реадовки.ру».
О трагедии, произошедшей в Ельне 27 апреля, не сообщали пресс-службы правоохранительных и следственных ведомств, о ней не знают смоленские журналисты и обыватели. Лишь саму Ельню трясёт и лихорадит от ужаса. При загадочных обстоятельствах погибла 15-летняя Кристина Белова. Её труп на краю лесополосы в микрорайоне Кутузовский нашла мать, заждавшаяся ушедшей накануне из дома девочки. Пошла искать и нашла…Жители райцентра обвиняют во всём нескольких однокл

...


наверх