Зойкина квартира

Оксана Сойко
Случайный квартирант ножом отомстил хозяйке жилья за отказ в прописке

Около 18:00 2 июня 2015-го из подъезда старого смоленского дома во двор выскочила странная, растрёпанная женщина в домашнем халате. Пропитавшимся кровью полотенцем она, извернувшись, с трудом зажимала рану на спине слева. И при этом бежала что есть духу. Ещё более странным было то, что раненая прямиком кинулась в расположенный неподалеку магазин «Вино-водка», к которому вскоре подъехало такси. Из магазина, поддерживая пострадавшую, вышла продавщица, усадила истекающую кровью женщину на заднее сиденье, села сама, после чего машина рванула в неизвестном направлении.

— Ну, Зойка напилась! И кто её так? Наверное, в больницу поехала. И почему «скорую» не вызвала? — гадали наблюдавшие эту картину соседи да бабки на прогретых летних лавочках.

Через несколько минут Зою Васильевну Комарову срочно оформляли в «Красном Кресте». Операцию нужно было делать без промедления. Наркоз, реанимация... Еще б чуть-чуть, и нож окончательно разорвал бы и без того слабое сердце той, которую уже давно никто не называл по имени-отчеству. «Зойка», — так окликали вечно поддающую вдову. И жалели при этом: мало того, что мужа похоронила, так ещё и сын недавно отправился на небеса.

Из материалов уголовного дела:

«Комаровой причинено колото-резаное ранение груди слева, что квалифицируется как тяжкий вред здоровью».

Продавщица из винного сразу рассказала соседям, что 57-летнюю Зойку порезал её квартирант. В полиции тоже об этом узнали очень быстро — из больницы пришла телефонограмма. Комарова, когда была в сознании, назвала имя своего несостоявшегося убийцы. И потребовала привлечь его к уголовной ответственности. 62-летнего Виктора Петровича Жукова заключили под стражу. И началось следствие — что да как.

Скоро картина происшедшего стала проясняться. Оказывается, пенсионерка едва не отдала Богу душу лишь из-за того, что в очередной раз отказала в прописке на своей жилплощади этому самому Виктору. Как написал в рапорте один полицейский, «сожителю».

Виктор родился в акушерском пункте воинской части, где служил его отец. Семье военного пришлось жить в Узбекистане ещё в годы далекого СССР. А гораздо позже, в тяжёлое лихолетье, когда в стране всё так круто изменилось, Виктор, оставшись на чужбине ни с чем, решил проведать живущих в Смоленске бывшую жену и двух дочек. В октябре 2005-го по гостевой визе на 3 месяца прибыл в наш город, проведал.

Однако срок визы закончился, а денег на обратную дорогу не нашлось. Не был он здесь никому нужен, пристроиться никуда не смог. Так и застрял Виктор в Смоленске на долгие годы. Перебивался случайными заработками, жил где придется. Вот уже и пенсионером стал по возрасту, а нигде даже не зарегистрирован. Это очень печалило мужчину, и при любой возможности он начал заглядывать в бутылку. Насобирает металлолом или бутылки пустые, сдаст — вот и копейка.

Года за полтора до кровавых событий он познакомился с Зойкиным сыном Антоном. Чуть позже — и с самой Зойкой. Вместе выпивали в квартире овдовевшей дамочки. А через несколько месяцев после этого знакомства Антон умер. Тогда Виктор пришел к Зойке и заявил: «Твой сын сказал перед смертью, что ты совсем одна осталась. Просил, чтобы я тебя не бросал, заботился о тебе». Так и остался жить в квартире спившейся одинокой пенсионерки.

Платить Виктору было нечем, а потому он стал, по сути, Зойкиной прислугой. Лечил её больные ноги, готовил еду, убирал в доме, стирал, закупал в магазине продукты. Сын военного, он, несмотря на свои алкогольные слабости и не сложившуюся жизнь, с детства привык к труду и порядку. За столько лет, по сути, бродяжничества он ни разу не привлекался даже к административной ответственности, не говоря об уголовной.

Зойка с Виктором жили вместе уже 9 месяцев, и квартирант начал частенько просить хозяйку прописать его, на что та неизменно отвечала:

— Никогда этого не будет, ты чужой для меня человек!

Квартирант сильно обижался, но терпел — идти-то всё равно было некуда. Вечер трагедии Виктор описывал следователю так:

— Я пришёл домой, а она опять пьяная, на диване лежит спиной ко мне. Говорю: «Давай вставай, поужинаем, поговорим». А она только мычит что-то в ответ. Я взял нож с ручкой, замотанной синей изолентой, и сел чистить картошку. Пытаюсь с Зойкой говорить, бужу её, но всё бесполезно. Тогда я решил ткнуть ее ножом в спину. Хотел только, чтобы она наконец проснулась. Зойка встала, и я заметил кровь на её халате. Обработали рану йодом и сели вместе ужинать. Это уже на следующий день продавщица из соседнего магазина повезла её в больницу. Даже не думал, что ткну так сильно. Убивать её я, разумеется, не хотел.

Или Виктор заврался совсем, или действительно не помнил, в какой день и как именно всё это случилось. Зойка же настаивала на том, что действия квартиранта были ничем иным, как покушением на её жизнь. Ее показания существенно отличаются от слов Виктора:

— Когда я лежала на диване, пришёл Витька. Он был пьян и начал требовать прописки. Я ему снова отказала. И вдруг почувствовала острую боль в спине. Когда я повернулась, он вытирал газетой кровь с ножа и приговаривал: «Мне ничего не будет». Воспользовавшись тем, что он отвернулся, я выбежала из квартиры. Не знаю, догонял ли он меня. Думаю, Виктор был уверен, что я далеко не убегу и быстро умру — уж слишком сильно шла кровь, буквально хлестала.

Так и пререкались они на допросах по очереди. Виктор доказывал:

— Ножом я будил Зойку, это случайное стечение обстоятельств. Ткнул, чтобы она наконец поднялась.

Хворая Зоя Васильевна, чудом вернувшаяся с того света, настаивала на своём:

— В тот вечер я снова не согласилась прописать его у себя, и он сказал: «Убью, если ты мне не дашь жилья!» Я опасаюсь за свою жизнь и здоровье, угрозы убийством воспринимала реально.

Во время следствия была допрошена и одна из дочерей арестанта — та, с которой он на протяжении всех лет жизни в Смоленске продолжал общаться. Замужняя, благополучная женщина с двумя детьми даже не помнила, в каком году родился её непутевый папа, да и не объясняла, почему не брала его жить к себе. Тем не менее сказала:

— Он хороший человек, ответственный, только вот злоупотребляет спиртным. Жил с алкоголичкой, делал всё по дому, стирал её вещи за проживание у нее.

Зойкина подруга, продавщица из винного магазина, заявила следователю:

— Да бил он ее периодически! А в тот вечер, когда она прибежала ко мне раненая, так сразу и сказала: «Витька меня ножом в спину ударил».

Виктора Жукова обследовали судебные психиатры и выявили, что во время совершения преступления «неуточненное заболевание» лишало его способности в полной мере осознавать происходящее.

Из материалов уголовного дела:

«В случае осуждения нуждается в амбулаторном принудительном наблюдении и лечении у психиатра».

23 октября 2015-го в Ленинском суде Смоленска судья Денис Калинин приговорил Виктора Жукова к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Покушение на убийство было переквалифицировано на причинение тяжких телесных повреждений. Так Виктор хоть на несколько лет получил прописку и казённое пропитание.

А Зойка пьёт, как и пила.

Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям. — Прим. ред.

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: в качестве иллюстрации - кадры из фильма "Жилец" (1976, Франция)

«Ложечку за маму!»: медики выяснили, отчего толстеют россияне

Вероника Серебрякова

Оказалось, все проблемы заложены с самого детства.
Главным внештатным специалистом-терапевтом российского Минздрава Оксаной Драпкиной были названы главные ошибки жителей нашей страны, приводящие все большее количество взрослых и детей к лишнему весу.Медик уверяет, что самая главная ошибка состоит в том, что взрослые и дети много едят, и так мало двигаются. Тогда как уговоры «ложечку за маму», чтобы ребенок съел как можно больше, излишни и вредны. К пище следует относиться разумно, а к рекламе — критически.К

...

Чиновничья схема по «распилу бабла» дала сбой

Станислав Сенькин

Как управляющий Смоленским фондом соцстраха под суд попал.
Искусство быть чиновником заключается в умении использовать административный ресурс и должностные полномочия для собственного блага и при этом не попасться. Попался — вор, не попался — уважаемый человек. И если даже попался, пытайся избежать шумихи и постарайся всё замять. Чиновники — они люди такие: всё понимают и не любят выносить сор из избы...

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх