Человек с мешком взрывчатки

Оксана Сойко
Лишь случай помог избежать трагедии - взрыва отдела милиции в посёлке Озёрный

Если вспоминать самые дикие и абсурдные уголовные дела, которые когда-либо слушались в смоленских судах, становится ясно: помимо людоедов, всевозможных извращенцев и маньяков у нас было (и есть) невероятное количество чудаков. Один из них вообще был вооружён до зубов и всерьёз собирался совершить теракт, взорвав тогда ещё милицейский райотдел.

О Петровиче до сих вспоминают несколько человек: едва не взлетевшие на воздух сотрудники органов внутренних дел, судья, прокурор, журналист и... всё. Разыскать Петровича не удалось — после отсидки он словно в воду канул. А история его уникальна, и к ней даже нашёлся старый чёрно-белый снимок, где Петрович широко улыбается после вынесения ему приговора.

Копатель: легенда о танке

Накануне Рождества, 6 января 2004-го, по заснеженной пустынной дороге в сторону посёлка Озёрный Духовщинского района торопливо шёл одинокий путник. Но не подарки он нёс в своем мешке. 10 кг тола и 70 детонаторов предназначались для взрыва здания, в котором был расположен поселковый отдел милиции. Просто местный житель, 45-летний Николай Ермаков, давно невзлюбил некоторых сотрудников этого отдела, вот и решил отомстить им столь экстремальным способом.

Николай Петрович не один год прочёсывал соседние леса. В местах давних боевых действий находил оружие и боеприпасы времен Великой Отечественной. Даже для удобства миноискатель приобрёл, хотя, как говорили, и без этого прибора словно чувствовал, где именно нужно рыть. Рассказывали, что часть трофеев Петрович отдавал поисковикам в обмен на тушёнку. Удалось услышать историю о целёхоньком танке, который копатель якобы продал москвичам за тысячу «зелёных». Правда это или нет, выяснить не удалось. А поговорить о Николае Петровиче в Духовщинском районе очень любили.

Об увлечении Ермакова знали многие местные жители, в том числе и сотрудники правоохранительных органов. Вот только никак не удавалось поймать копателя, что называется, за руку — он умел хорошо прятать найденное и держал язык за зубами.

По некоторым данным, Ермаков обладал прекрасной памятью, перелопатил невероятное количество литературы по оружию.

Шёл взрывать со сменой белья

Гораздо больше было известно о крутом нраве Ермакова. Уж если ему кто не понравится — берегись! Правда, всякий раз его покушения на людей заканчивались более-менее благополучно, если не сказать — нелепо. Первый срок Ермаков получил в 1994-м. Через запертую дверь, почти наугад, из винтовки Мосина он выстрелил в обидчика-соседа. И надо ж такому случиться: как раз в этот момент мужчина, зевая, открыл рот. Пуля выбила зуб и вылетела через щеку возле уха. Телесные повреждения тяжкими признаны не были, но стрелку пришлось отбыть в колонии до 1997-го.

За несколько дней до наступления 2004-го Ермаков решил прирезать своего двоюродного брата, когда тот спал, но в потёмках промазал, лишь слегка ранив родственника. Раненый махнул рукой и заявление в милицию писать не стал.

А затем у Николая Петровича созрела идея взорвать поселковый отдел милиции в Озёрном. Утром он наведался туда, убедился, что «доставшие» его оперативники на месте, вернулся домой, взял мешки и снова отправился в путь.

Брат позвонил в Озёрный и сообщил, что Ермаков собрался взрывать милицейский отдел. Целеустремленно идущего «террориста» задержали на полдороги. Он даже не пытался убежать. «Петрович, что у тебя вот в этом мешке?» — спросили оперативники. «Хлеб», — неуверенно соврал Ермаков. Вместо хлеба там оказался выплавленный из снарядов тол и детонаторы.

Обалдевшие опера мысленно перекрестились. От такого количества взрывчатки милицейское здание вполне могло сложиться, как карточный домик. В другом мешке Ермаков нёс смену одежды и завёрнутые в пакет документы.

Петровича задержали, но дело это не было предано огласке.

Сиденье от унитаза как орудие преступления

Первым делом личностью Николая Петровича заинтересовались чекисты. Около полугода Ермаков провел в следственном изоляторе УФСБ — тогда ещё эти камеры не были переданы ФСИНу. Вместе с Петровичем сидели ещё двое граждан. Один из них совсем уж не приглянулся Ермакову, и не стал он вникать, что «доставший» его мужчина широко известен в узких авторитетных кругах.

Однажды глубокой ночью Николай Петрович подкрался к спящему неприятелю и со всей силы огрел его по голове деревянным сиденьем от унитаза. Уже собирался оглушённой жертве свернуть шею, но вовремя вмешался другой сокамерник, оттащил Ермакова, позвал охрану. Из пробитого лба пострадавшего ручьем лилась кровь, но Николай Петрович продолжал вырываться и всё норовил лягнуть «авторитетного» гражданина.

Сиденье от толчка стало вещдоком как орудие преступления. На всякий случай после инцидента Ермакова посадили в отдельную камеру.

Безопасный вполне, как фугас без запала?

О Николае Петровиче рассказывали, что он практически не умеет врать. Он сразу же начал помогать следствию, охотно показывал места, где хранил мины, бомбы, гранаты. Как-то во время следственных действий служебная собака никак не могла унюхать зарытые под деревом боеприпасы, и Ермаков попросил снять с него наручники: «Сам откопаю, они там точно есть». И откопал.

Вспоминают случай, когда большой милицейский чин из областного УМВД лично обследовал двор Ермаковых и смело ринулся в деревянный сортир. Николай Петрович посоветовал: «Вы поаккуратнее туда заходите, на крыше гранаты лежат». Посмотрели — и правда, лежат.

В разных неожиданных местах находили опасные трофеи — под забором, в автомобильной камере и даже в буфете. Перечень найденных мин, гранат, артиллерийских снарядов, стволов, патронов, взрывателей, пороха и тротила впечатляет.

Смоленские психиатры признали Ермакова вменяемым. 29 октября 2005-го ему был вынесен приговор.

«Оружие — это мое увлечение»

Во время оглашения приговора в райсуде Духовщины Николай Петрович, стоя в запертой железной клетке, выглядел абсолютно спокойным. С чувством собственного достоинства он слушал речь судьи, а затем согласился побеседовать с корреспондентом. Не отказался и сфотографироваться. Сотрудница суда не без гордости доложила:

— Наш Николай Петрович такой фотогеничный! И почерк у него очень красивый!

Осуждённый не скрывал своей радости от мягкого, на его взгляд, приговора — 9 лет колонии строгого режима.

— Общий режим дурдомом считается, а в колонии строгого режима люди с понятиями сидят, — рассуждал Петрович. И поставил точку: — Я не собираюсь обжаловать приговор. Прикидывал, что дадут как минимум лет 12-15, а дали всего 9.

Осужденный рассказал, что близких людей, которые могли бы навещать его в колонии и писать ему письма, просто нет. Ермаков очень одинок, никогда не женился («Когда-то был влюблен, но чувство осталось невзаимным»), детей у него нет («Какие ж дети могут быть без любви?»).

— Долго вы вынашивали план взрыва милицейского отдела в Озерном?

— Где-то со 2-го января, как раз праздники новогодние закончились.

— По пьянке решение созрело?

— Поддавал, конечно. Примерно в шесть с половиной литров самогона мы тогда втроем вложились.

— Чем вы зарабатывали на жизнь до ареста?

— Работал электросварщиком, среди работяг у меня выходила самая большая зарплата — 540 рублей в месяц. В основном же я имел доход со сдачи черного и цветного металлов.

— Найденные в лесу боеприпасы сдавали?

— Нет, конечно. Понимаете, оружие — это мое увлечение. Кто-то коллекционирует монеты, кто-то — марки...

А мог бы быть теракт...

После вынесения приговора Ермакову в отделе милиции Озёрного удалось застать только начальника Валерия Гудкова — все остальные сотрудники «сбежали». Пятница, короткий день. Гудков сидел на фоне огромной медвежьей шкуры и висящей на ней гитаре, вспоминая подробсти из жизни своего «подопечного»:

— Когда Ермаков освободился в 1997-м, он никак не мог пристроиться, где ему жить. Жил у тётки в соседней деревне, бывал у двоюродного брата в Дубовицах. Вместе с братом они занимались сбором металлолома, имели с этого неплохие деньги, даже трактор купили. А покушение на убийство произошло из-за ерунды. Брат пришел домой. Оказалось, хлеб закончился. «Коля съел», — сказала тётка. «И мне не оставил?!» — возмутился брат. Петрович все это слышал. Дождался, пока родственник уснул, и в темноте чиркнул ему ножом по шее. Хотел сонную артерию перерезать, но не попал.

— А что же те оперативники, которых невзлюбил Николай Петрович?

— Мы знали, что он занимается раскопками, находили недалеко от его дома тол и мины, но он от всего отказывался — мол, не знаю, чьё это. Два наших сотрудника уголовного розыска не раз его останавливали, проверяли, проводили с ним беседы. А 6 января основной состав нашего отдела был на совещании в Духовщине, однако один из «обидчиков» Петровича находился на своём рабочем месте. Тем утром с Ермаковым была проведена очередная профилактическая беседа, ему это не понравилось, ну он и пошёл за взрывчаткой. Петрович планировал заложить её в вентиляцию. Этот взрыв, без преувеличения, мог прогреметь на всю страну.

Ни сам Ермаков, ни гособвинение со стороны прокуратуры обжаловать приговор не стали, и он вступил в законную силу. Где сидел Петрович и в каком году освободился, жив ли или уже нет, неизвестно, но в Духовщинском районе отыскать его не удалось.

Использованы материалы следующих авторов:

Сказка на ночь. Почему нельзя доверять падению статистики по коронавирусу в России?

Катерина Смирная, Арсений Соколов

О том, как наша провинциальная медицина с китайской заразой боролась.
Привет, ридовчанин (если слышишь это обращение впервые, не пугайся — так мы называем своих читателей), это сотрудники Readovka — Катерина Смирная и Арсений Соколов. Мы двое в лоб столкнулись с российской медициной во время пандемии коронавируса, и пишем этот текст, потому что нам есть, что сказать.***Глубинный народ достаточно скептически относится

...

«Я хотел посмотреть, как из глаз человека уходит жизнь» (18+)

Оксана Сойко

Одной из жертв смоленский маньяк-некрофил вырвал глазные яблоки.
Без малого 13 лет назад в Смоленском областном суде слушалось жуткое уголовное дело об убийствах женщин, которое многие прокуроры и судьи помнят до сих пор. Об этой истории говорили только шёпотом, поскольку речь шла об извращенных сексуальных фантазиях подсудимого: он мечтал о мертвой любовнице...

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх