Убийственное дело «пьяного» мальчика достигло вершины абсурда

Оксана Сойко
История с гибелью 6-летнего Алёши из подмосковного города Железнодорожный преподносит новые «сюрпризы»

Вам не кажется, что сейчас в России, в режиме онлайн, публично совершается страшное, циничное преступление? За без малого 2 недели, что разгорается скандал вокруг трагедии с погибшим Алёшей Шимко, наговорено невероятно много, а в итоге всё сводится к тому, что «не надо нарушать правила дорожного движения». И чем больше говорят на эту тему, тем больше возникает вопросов. Вроде такого простенького: а кому звонила раздавившая ребёнка Ольга Алисова сразу после ДТП? Ведь очевидцы утверждают, что она, увидев море крови и маленького мальчика под колёсами своей иномарки, сразу бросилась не «скорую» ребёнку вызывать, а кому-то звонить. Кому?

И потом, кто именно приехал «по вызову» Алисовой в тот двор? Зачем приехал? Не для того ли, чтобы «разобраться» с камерами видеонаблюдения? Ведь записи исчезли, и разве это можно назвать совпадением?

Далее: кто те явно хорошо знакомые Алисовой люди, что окружили её вскоре после ДТП? Не друзья ли её мужа или же «покровители» этой семьи приехали «подчищать все следы»? Муж-то непростой у Ольги. Хоть и сидит, но некоторые его «крутые» товарищи на воле — не всех тогда посадили.

Сергей Алисов был осужден по трём статьям УК по делу чёрных риелторов — «Незаконное лишение свободы», «Вымогательство», «Насильственные действия сексуального характера» — и приговорён к 10 годам «строгача». Ольга с ним познакомилась по интернету, когда он уже сидел. Сидеть ему осталось около 2-х лет. Имеет ли он отношение к происходящему сейчас, большой вопрос. Чёрные риелторы обычно «работают» большими группами и под серьёзным прикрытием.

Отец погибшего ребёнка Роман Шимко говорил журналистам, что для того, чтобы экспертиза показала состояние опьянения, его умирающему сыну могли сделать укол в печень. То есть «накачать» маленькое тельце лошадиной дозой алкоголя. Бред? Да в этой истории куда ни плюнь — сплошной бред! А укол этот могли сделать и позже. Или пойти совсем простым путём — влить немного спирта в пробирку с кровью мальчика, которую несли на экспертизу. Или, или...

— Дело по экспертизе в центральном аппарате СК. Сегодня забрали из Балашихи. Экспертизу другую будем делать, и дело даже не в алкоголе — в заключении написано, что Алёша умер от удара головой, а не от того, что его машина переехала, — написал мне сегодня ночью «ВКонтакте» Роман Шимко.

Та же версия, что у следствия, и у Алисовой — мол, мальчик бежал, споткнулся, упал, ударился головой об асфальт, и уж потом она наехала на него, сама того не заметив, и протащила с десяток метров. Похоже, эта версия сейчас удобна для всех.

Для всех, кроме близких Алёши...

Российские СМИ буквально взорваны, и каждый новый день приносит новые «сюрпризы». После повторной экспертизы крови мальчика показалось, что ситуация достигла вершины абсурда. Но нет. Всё идёт к тому, что вот-вот начнут задавать и такой вопрос: «А был ли мальчик?»

Известно, что в среде медиков и товарищей в погонах, как нигде, не принято выносить сор из избы. Это ещё мягко сказано — задавят за «своего», отмажут любыми способами. А ещё принято не признавать своих ошибок и уж тем более преступлений. Не наблюдаем ли мы сейчас невероятный клубок, который просто некому распутать? Нет такой силы — независимой, мощной и справедливой. Каждый держится за свой драгоценный зад, и каждый понимает: если «слетит» кто-то один, за ним цепочкой потянутся и другие.

Кажется, в стране не осталось ни одного взрослого человека, который хотя бы краем уха не слышал об Алёше. Этот невинный, светлый мальчик, отправившись на Небеса, невольно стал своеобразной лакмусовой бумагой, на которой всё отчётливее проявляются грехи продолжающих жить людей и нелюдей.

Наверное, нет смысла повторять сюжет этого трагифарса. За минувшие несколько дней написано невероятно много на эту тему, вышли передачи «Пусть говорят» и «Мужское/Женское», в которых высказались все: родители Алёши, его дедушка, очевидцы, Ольга Алисова, родители её мужа-уголовника, судмедэксперты, представители МВД и Следкома, даже депутаты Госдумы. Но не получится ли так: пошумели — и забыли? Сейчас на этой беде пропиариться хотят многие, а что потом?

Роман, отец Алёши, на всём протяжении этих бесконечных интервью и ток-шоу очень достойно себя вёл и ведёт. Как настоящий мужик и настоящий офицер. Не прёт ни на кого с кулаками, не оскорбляет ни словом, ни интонацией. Отказывается от денег, которые ему пытаются всучить от Алисовой. Роман готов сражаться за честь своего сына до конца. И за то, чтобы виновные были наказаны так, как заслужили. Все виновные, до единого. Можно только догадываться, сколько их...

С одной стороны — абсолютно трезвая, крепкая, дружная семья военных, в которой родители и дедушки-бабушки постоянно опекали Алёшу, следили за каждым его шагом, любили и баловали малыша. Вот и в тот день он был «под надзором» близких.

С другой стороны — Алисова, которую уже не раз поймали на вранье на тех же ток-шоу.

Сначала судмедэксперты «нарисовали» вдупель пьяного ребёнка (подписался под этими документами судмедэксперт Михаил Клеймёнов, о котором в интернете уже появились интересные подробности — говорят, и прежде он выдавал сомнительные заключения). Когда начался скандал, создали комиссию, которая проводила повторную экспертизу. В этой комиссии было 6 экспертов, в том числе эксперт из ЭКЦ МВД —Александр Подмарьков. Он и поставил свою подпись под конечными результатами. Комиссия написала в заключении, что образцы с биоматериалами уже непригодны для исследования. И что ж теперь делать? Мало того, что у ребёнка отняли жизнь, так ещё и опозорили его?

Может быть, для того, чтобы «реабилитировать» Алёшу, действительно нужно сделать эксгумацию, которая покажет, что малыш не пил и не мог даже случайно глотнуть спиртного? Но Роман считает, что и без того достаточно возможностей доказать это.

Вообще, это очень страшная для близких покойного процедура — эксгумация, ведь они должны находиться рядом с экспертами. Что будет с ними, если мама Алёши и без того то и дело сознание теряет, а отец, хоть и старается изо всех сил держать себя в руках, при упоминании о сыне вытирает глаза — слёзы постоянно прорываются через «броню»? Дадут ли они согласие на это?

Вчера утром, 23 июня, стало известно, что возбужденное неделю назад уголовное дело по статье «Халатность» забрали из СК по Московской области.

— Дело перешло в Центральное следственное Управление СК РФ, — рассказал Роман Шимко. — Там теперь будут расследовать. После всего,что произошло за эту неделю, и после всех заявлений я буду настаивать на том, чтобы это дело переквалифицировали из «Халатности» в преступление, «совершенное группой лиц по предварительному сговору»... Очень надеюсь, что до эксгумации не дойдёт.

В моче погибшего ребёнка алкоголя нет, его слизистые рта и дыхательные пути не обожжены спиртным, а вот откуда в крови мальчика взялся алкоголь — большая загадка. Доза «обнаруженного» алкоголя (2,7 промилле) — смертельная для шестилетки, страшно подумать — поллитровка или близко к тому! Как говорят специалисты, Алёша, выпей он столько, умер бы сразу или впал в кому, а не бежал бы радостно на детскую площадку впереди дедушки, который катил велосипед внука.

И Роман, и его жена Елена — офицеры, честно служат Родине. Скажет ли им Родина «спасибо», хотя бы назвав имена тех, кто-либо покрывает преступников, либо сам причастен к этой гадкой истории? Вопрос без ответа.

И напоследок: при нынешних технических (фантастических!) возможностях можно распутать самый сложный криминальный клубок. Было бы желание.

Использованы материалы следующих авторов:

«Много кто виноват, но никто не хочет признавать свою вину». Почему татарстанские школы не могут защитить детей

Сергей Щербаков

Представители ассоциаций охранных предприятий рассказали Readovka о пробелах в безопасности школьных учреждений Казани.
Стрельба в казанской гимназии № 175 повергла страну в шок. Арестованный сегодня на два месяца Ильназ Галявиев ранее посреди бела дня с оружием наперевес вошел в школу и застрелил 9 человек прежде чем сдался полиции. Реакция властей оказалась предсказуемой и частично повторяла риторику, последовавшую за керченским инцидентом. Основной посыл прежний — ужесточить контроль за оборотом оружия. Между тем, согласно госзакупкам, контракты на обеспечение безопасности с

...

Московские «чистильщики» с особой жестокостью убили 15 бомжей

Оксана Сойко

Среди подсудимых — девушка. Она любила наблюдать за пытками и сама истязала до смерти бездомных.
Присяжные в Мосгорсуде признали виновными Павла Войтова, Елену Лобачёву, Артура Нарциссова, Максима Павлова и Владислава Каратаева в убийстве 15-ти человек в период с 2014 по 2015 годы. Об этом со ссылкой на пресс-секретаря Мосгорсуда Ульяну Солопову вчера ближе к ночи сообщил «Дождь», равно как и многие другие федеральные СМИ. Весь вечер в среду, 21 июня, информация о банде молодых у

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх