Ребёнок, заморенный голодом приёмными родителями, так и не обрёл новую семью

Оксана Сойко
А органы опеки всеми силами защищают садистов, чтобы оправдать своё многолетнее бездействие

Шокирующая история об 11-летнем Валере из Магадана, прогремевшая весной этого года на всю страну, уже почти забылась — слишком много всего дикого происходит в стране, уже не до Валеры. А между тем взрослые и на первый взгляд здравомыслящие люди продолжают вытворять такое, что ни в сказке сказать... Когда Валера «выпал» из поля зрения «широкой общественности», с его жизнью стали происходить вещи не менее странные, чем происходили в приёмной семье. Об этом стало известно вчера, 6 июля, из публикации «КП».

Но сначала — короткая предыстория. В течение 8 лет супруги Андрей и Любовь Коротковы не только морили голодом приёмного ребёнка, но и ежедневно (!) кормили его лошадиными дозами слабительного. По мнению многих (список длинный), делалось это для того, чтобы довести несчастного сироту до инвалидности — за таких детей отлично платят. И ведь довели! В 11 лет мальчик весил всего 11 кг и вырос только до 1 м 4 см. В буквальном смысле слова умирающий от голода ребёнок был похож на выходца из Освенцима. От мальчика остались одни голодные глаза, а руки его были холодны как лёд.

Всё это время приёмные родители исправно проходили медкомиссии, врачи находили у ребенка «неусвояемость пищи неясной теологии», ставили инвалидность. Но сколь верёвочка ни вейся... Страшная правда открылась в конце марта на очередном медобследовании в столичном Эндокринологическом научном центре, куда Валера попал на обследование по направлению магаданских медиков. Любовь Короткова настояла на том, что будет находиться в центре вместе с ребёнком, и в стенах медучреждения продолжала пичкать «сыночка» слабительными, а прописанные лекарства просто игнорировала.

Когда правда «всплыла», чету Коротковых тут же отстранили от опеки, на них завели уголовное дело по статье УК «Покушение на убийство», а на магаданские опекунские органы — по статье «Халатность». Теперь Валера — главный свидетель и главная «улика» в этих уголовных делах. И сейчас, когда про сироту практически перестали говорить, магаданские органы опеки вцепились в него мёртвой хваткой и ни в какую не хотят отдавать мальчика появившейся на горизонте приёмной семье из столицы. Да и московские органы опеки не встали на защиту ребёнка, хотя должны бы — ведь после того, как он попал в медцентр Москвы и там была выявлена происходящая жуть, мальчик автоматически стал «приписанным» к столичному региону. Так Валера и болтается между небом и землёй и до сих пор, уже больше 3-х месяцев, живёт в больницах. Хотя желающая усыновить его женщина нашлась.

Это Светлана Сулейманова. Она 22 года служила в полиции в отделении по делам несовершеннолетних. Сама приёмная мама непростых детей. Увидев Валеру впервые, Светлана едва сдержалась, чтобы не разрыдаться. Тогда, в конце марта, её попросили проконсультировать ситуацию с этим ребёнком, она не осталась равнодушной и в итоге захотела официально усыновить Валеру.

От происходящего Светлана была в шоке:

— Мальчик сам показал, какие таблетки его заставляет пить мама, и где они лежат, тоже показал. Это были сильные слабительные «Бисакодил». А те препараты, что дали врачи — креон и кальций, так и лежали нетронутыми. Он сказал, что эти таблетки ему дают то одну, то три в день, в зависимости от его поведения. Причём он уже достаточно взрослый и понимал, что именно после приема этих таблеток ему становится плохо.

Также Валера рассказал, что дома его кормят кашами на воде без соли и сахара, иногда рыбным супом и один раз в день, днём, разрешают выпить сладкий чай.

— Вот такая у него была «диета». Сотрудники центра всё поняли и написали соответствующие заявления в разные органы, а также главному детскому омбудсмену.

Как только мамы рядом не стало, Валера тут же пошел на поправку. В медцентре он узнал, что такое шоколад, молочный коктейль и что такое есть вдоволь.

— У него такие голодные были глаза! — рассказывает Светлана, которая с того самого дня стала постоянно навещать Валеру уже не по долгу службы, а по зову сердца. — Он ел, ел, ел и всё никак не мог наесться. А ещё он собирал у всех, кого мог, остатки еды, складывал всё в один пакет и прятал в холодильник. Так он боялся остаться голодным.

Организм Валеры был в крайней степени истощён. Из-за недостатка кальция (слабительные вымывают его из организма) у него даже не поменялись молочные зубы. Есть проблемы с суставами, загноилась челюсть. Но ребёнок быстро пошёл на поправку. И сейчас, спустя три месяца, он уже заметно подрос и прибавил 8 кг.

Когда его приёмных родителей отстранили от опеки и завели на них уголовное дело, Валера снова стал сиротой. Согласно ФЗ № 48 и Семейного кодекса, ответственность за сироту несет тот регион, где его выявили. То есть в данном, конкретном случае это Москва. Но московские органы опеки как-то не торопились заниматься судьбой мальчика.

— Я навещала его всё время, — говорит Светлана. — И как-то он спросил, можно ли ко мне домой. Да я и сама уже готова была его забрать. А тут ещё врачи стали говорить, что скоро придётся отправлять его обратно в Магадан. Тогда я пошла и написала заявление на временную опеку, чтобы ребёнок остался лечиться в Москве.

Процедуру эту Светлана прекрасно знает, так как воспитывает приёмных детей.

— Мы в семье обсудили, все однозначно были «за». Документы для оформления опеки у меня были на руках. Так что 17 апреля я отнесла заявление в отдел социальной защиты Академического района, где мне выдали документ, дающий право быть временным опекуном Валеры. А дальше... 24 апреля ко мне домой без каких-либо уведомлений явилась комиссия почему-то не из нашего района, а из Юго-Западного. Меня дома не было, без моего ведома всё осмотрели, пообщались с детьми и после всего приехали ко мне на работу и официально вручили уведомление о расторжении договора временной опеки. В качестве причин указано, что, во-первых, мальчик принадлежит Магадану. Во-вторых, у меня и так «много приёмных детей, что не соответствует интересам Валерия К.». Но я не боюсь ничего и буду отстаивать интересы ребёнка до конца. Уверена, в Магадане его ничего хорошего не ждёт.

За судьбой мальчика следят и юристы из аппарата Уполномоченного по правам ребенка. Анна Кузнецова и заместитель главы СК РФ Игорь Комиссаров лично навестили мальчика, которого между тем по распоряжению магаданских органов опеки, коим «он принадлежит», из больницы перевели в реабилитационный центр.

Навещали мальчика и чиновники из Магадана. И.о. начальника опеки Нина Эсаулова пообещала Валере, что он останется в Москве со Светланой. И действительно 26 июня Сулейманову вызвали в представительство Магаданского края в Москве и вручили новый договор на временную опеку, но... всего на месяц — с 22 июня по 22 июля.

— По договору этому мне ничего нельзя, — разводит руками Сулейманова. — Можно только навещать Валеру, причём исключительно в будние дни, привозить подарки и интересоваться ходом его реабилитации. К тому же, мне никто не сказал, будут ли со мной этот договор продлевать. Считаю, что всё это несправедлив, и намерена оспаривать.

Каково же было удивление Светланы, когда вместе с ней такой же документ, но с гораздо большими полномочиями — забирать на выходные и вообще поселить у себя, если его выпишут, — дали 67-летней Надежде Папп. Женщина родом из Магадана, трудилась когда-то помощником губернатора, а теперь живёт в Москве. Валера её никогда не видел и не общался.

— Впервые сталкиваюсь с ситуацией, что сироте, в нарушение всех законов и правил, назначают сразу двух опекунов, — удивляется юрист из аппарата Уполномоченного по правам ребёнка РФ Максим Ладзин. — При этом Надежда Папп до вручения ей постановления ребёнка ни разу-то и не видела. Также абсурд, что судьбу Валеры решают те самые органы опеки, что в уголовном деле «о халатности» в отношении него проходят основными обвиняемыми... Сейчас судьба мальчика неясна, но, похоже, магаданские органы опеки всеми силами пытаются забрать его обратно. Может, в семью отдадут, может, в спецучреждение для умственно отсталых. Проще всего признать все его показания бредом сумасшедшего.

А Валера всё это время, с марта, так и живет в казённых стенах — и это при двух опекунах!

Между тем в Магаданской области развернули целую пиар-кампанию. Коротковых в местной прессе называют «попавшими в трудную жизненную ситуацию», «нуждающимися в помощи», «оклеветанными СМИ». А действия московских врачей — «западными ювенальными технологиями по отобранию детей». При этом отмечают, что Валеру «прекрасно лечили в местных медучреждениях».

Известно, что Андрей и Любовь Коротковы — пенсионеры, и Валера — единственный их приёмный ребенок. Зато есть двое своих уже взрослых детей: дочь с семьёй живёт в Москве, а сын вместе с родителями — в Магадане. В той самой трёхкомнатной квартире, где все эти годы Валеру морили голодом.

Есть и другая версия. Хотя Любовь прошла психиатрическую экспертизу у себя в Магадане, которая признала её здоровой, у московских врачей есть подозрения, что женщина страдает делегированным синдромом Мюнхгаузена. Это такое психическое расстройство, при котором человек симулирует болезни специально, чтобы подвергнуться медицинскому обследованию.

Но даже если Любовь Короткова больна, не могут же страдать этим синдромом и её супруг, и сын? Ведь они-то видели, что происходит с мальчиком...

Местные органы опеки от комментариев вообще отказываются в жёсткой форме. Как будто Валера — их собственность.

Тем временем приёмные родители, находящиеся под «тяжёлой» уголовной статьёй, пошли за помощью в магаданскую общественную палату и к мэру. А еще на телешоу. На одной из программ бывшая приёмная мама Любовь Короткова сказала: «Отдайте его (Валеру), и пусть она (Сулейманова) свернёт ему шею».

Напомню: Россия, ХХI век...

Использованы материалы следующих авторов:

Первоисточник материала: http://www.kp.ru/daily/26701.4/3725425/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

«Активный гражданин» не помог. Мэрия Москвы «нарисовала» голоса за вырубку сквера в Отрадном

Белка Стрельникова

Местные жители подготовили запрос в мэрию с требованием прекратить застройку и сохранить сквер.
Жители столичного района Отрадное с удивлением обнаружили, что в их сквере «Московские ярмарки» собираются построить торгово-развлекательную площадку, никого вообще не уведомив. В мэрии возмущенным жителям сказали, что все в порядке по закону. Оказывается, проект уже каким-то образом прошел общественные обсуждения на сайте «Активный гражданин». Результаты опроса удивляют по двум причинам. Первая: из 160 тысяч проживающих в Отрадном, мэрии хватило 2 тысяч гол

...

Первый в мире ребёнок зарегистрирован как «оно»

Оксана Сойко

Родитель малыша сам не относит себя к какому-либо полу.
«Мальчик или девочка?» — такой вопрос будет преследовать этого ребёнка до тех пор, пока он не подрастёт и сам не определится со своей половой принадлежностью. Если, конечно, определится. 8-месячный Сирил Доти из Канады может быть первым ребёнком, который по документам станет неопределённого пола. Об этом сегодня ночью сообщил Life со ссылкой на Daily Mail. Родитель младенца, Кори Доти, сам (само?) не относит себя ни к мужскому, ни к женскому п

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх