Смоленские сыровары поучаствовали в московской антисанкционной выставке

Анна Романова
Семья представила продукцию собственного производства - сырные шарики с чесноком и специями

Сергей и Валерия Снагины приняли участие в сырном фестивале «Три года санкциям» и показали свою продукцию, которую они производят в Смоленской области, сообщает ТАСС.

Семья представила сырные шарики, которые производятся из простокваши, высушиваются под вентиляторами и после обваливаются в различных специях — чесноке, лимоне, красном или черном перце, куркуме, кориандре.


«Они очень соленые и „концентрированные“ на вкус. Их лучше натирать в салаты или спагетти. А можно кинуть такой шарик в суп, он растворится. В чистом виде его обычно едят только мужчины», — говорит фермер Валерия.


Снагины перебрались в Смоленскую области из Москвы после кризиса 2008 года, чтобы жить поближе к природе, растить детей и заниматься своим хозяйством. Сначала она начали покупать молоко, а затем завели и коров, чтобы развивать свое производство. Сейчас семья выпускает на продажу 9 видов мягких сыров, а также собственное сливочное масло. Продукцию доставляют в Смоленск и возят в Москву.

Использованы материалы следующих авторов:

Первоисточник материала: http://tass.ru/obschestvo/4467041

Фотографии в материале: Артем Геодакян

Погибшую на «Шарме» не смогли спасти... из-за отсутствия оборудования

важное-новости

.
Редакции «Реадовки.ру» удалось пообщаться с одним из работников «Шарма», который рассказал, что же происходило на предприятии в день трагедии, 10 августа.Как оказалось, погибшую 33-летнюю смолянку не удалось спасти из-за того, что сотрудники МЧС не имели при себе необходимого оборудования. В момент возгорания она оказалась в складских помещениях, окна которых защищены металлической сеткой, и чтобы пробраться к ней, им пришлось заходить в

...

Он просто очень хочет домой

Евген Гаврилов

70-летний мужчина, живущий на остановке в центре Смоленска, мечтает исполнить последнюю просьбу матери.
По беспристрастно-суровой букве закона определение одно, все они — бомжи. Бродяги, у каждого из которых своя история. От них не разносится шлейфом амбре из алкогольного перегара и дешевого табака, а в ясных глазах читается скорее горькая усмешка — мол, ну что, братец, решил послушать, что я тебе тут расскажу? И рассказывают, коли найдется собеседник. Вот только давить на жалость в своих речах Валерий Павлович Кулинич, как и многие другие бродяги, не намерен. Он просто бесед

...


наверх