Еще одна смолянка пойдет под суд за доброе сердце

Дмитрий Журавский
Жительница Гагарина прописала в квартире беженцев

Несколько лет назад жительница Гагарина прописала в своей квартире нескольких беженцев. Сначала к ней за помощью обратилась двоюродная сестра, и попросила приютить семьи дочери и сына. Позже ее же о помощи попросил племянник: тому нужно было пристроить семью друга детства и пару молодоженов. Смолянка в просьбах не отказала, и поставила их всех на учет в миграционную службу.

Все беженцы приезжали из Донбасса, смолянка не могла оставить их в городе, где снаряды разрываются прямо на улицах. Приехавшие гости нашли работу, в ее квартире они оставили вещи и иногда ночевали.

Такое положение дел не устроило местных полицейских: на смолянку с добрым сердцем завели уголовное дело за фиктивную установку на учет граждан Украины. Теперь ей грозит до 3-х лет лишения свободы.

Напомним, схожий случай произошел в Кардымовском районе — там по такой же статье судят женщину-инвалида Заседание по делу смолянки-инвалида, приютившей украинских беженцев, перенеслиТеперь ждать до осени. Зато стали известны детали сомнительной ситуации .

«Мы не имеем права подвести нашу девочку и людей, которым она помогает»

Анна Бахошко

Родственники победившей смерть смолянки рассказали о больших победах и огромных трудностях.
Оля Самулеенкова попала в трудную жизненную ситуацию — так пишут добропочтенные слуги народа в своих бесчисленных отказах помочь. В переводе же с чиновничьего диалекта русского языка на человеческий девушка попала в самый настоящий ад: вот уже три года молодая смолянка парализована после жуткой аварии. Сначала медики называли Олю живым трупом, овощем, обузой — как угодно, только не человеком, шансы вывести ее из вегетативного состояния были равны практически нулю. Во

...

Он просто очень хочет домой

Евген Гаврилов

70-летний мужчина, живущий на остановке в центре Смоленска, мечтает исполнить последнюю просьбу матери.
По беспристрастно-суровой букве закона определение одно, все они — бомжи. Бродяги, у каждого из которых своя история. От них не разносится шлейфом амбре из алкогольного перегара и дешевого табака, а в ясных глазах читается скорее горькая усмешка — мол, ну что, братец, решил послушать, что я тебе тут расскажу? И рассказывают, коли найдется собеседник. Вот только давить на жалость в своих речах Валерий Павлович Кулинич, как и многие другие бродяги, не намерен. Он просто беседу

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх