Похоронный кризис: в Сафонове негде хоронить людей

Сергей Пахомчик
В райцентре Смоленщины все кладбища официально закрыты

Один из райцентров Смоленщины столкнулся с похоронным кризисом. Дело в том, что в Сафонове не осталось ни одного официально работающего кладбища. А люди продолжают умирать. Как же выкручиваются местные власти, агентства ритуальных услуг и что самое главное родственники усопших?

Очень просто. Людей продолжают хоронить на кладбище, неподалеку от деревни Бабахино. Официально, оно закрыто, а по сути — растет с каждым днем. Ритуальные агентства особо не заморачиваются: за день до похорон, они приезжают туда вместе с родственниками. Последние выбирают место, а сотрудники «ритуалки» помечают его колышками и веревкой. В итоге конкуренты знают — место «забито» коллегами по цеху.

С одной стороны — это всего лишь бумажная проволочка: родственники хоронят своих близких, позже приходят к ним на могилы. В конце концов никто же не выкопает из земли гроб. С другой — у людей нет ни одной бумаги, подтверждающих право их близкого после смерти лежать на этом месте. А современные реалии суровы: даже для этого необходимы соответствующие документы.

Тем более, в области есть случаи, когда люди лишались мест на кладбище Глава Михновки продал участок на кладбище во второй разГоворит, что о первой продаже участка под Смоленском он даже не подозревал из-за неразберихи в документах местной администрации. А в Сафонове нет даже этих документов. То есть, чисто теоретически землю, в которой лежат люди могут попросту отдать кому-либо в пользование. И родные ничего не смогут с этим поделать.

Конечно, вряд ли подобная инициатива пройдет мимо Главы Сафоновского района Вячеслава Балалаева (который, естественно, в курсе сложившейся проблемы). Еще менее вероятно, что он ее поддержит. Однако сама тематика проблемы, как бы намекает — люди не вечны. Тем более, не вечны они на своих постах. А что делать родственникам, когда могила их близкого окажется в собственности у неизвестного дяди?

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: http://davydov.in

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...

Он просто очень хочет домой

Евген Гаврилов

70-летний мужчина, живущий на остановке в центре Смоленска, мечтает исполнить последнюю просьбу матери.
По беспристрастно-суровой букве закона определение одно, все они — бомжи. Бродяги, у каждого из которых своя история. От них не разносится шлейфом амбре из алкогольного перегара и дешевого табака, а в ясных глазах читается скорее горькая усмешка — мол, ну что, братец, решил послушать, что я тебе тут расскажу? И рассказывают, коли найдется собеседник. Вот только давить на жалость в своих речах Валерий Павлович Кулинич, как и многие другие бродяги, не намерен. Он просто беседу

...


наверх