Русская Финляндия

Никита Аксёнов
Открываем Смоленское Поозерье вместе с Пеккой Хакала

Буквально вчера мы рассказалиФинские прогулки по СмоленскуЖурналист Пекка Хакала в гостях у древнего города тебе, читатель, о том, что побывал у нас в гостях известный финский журналист Пекка Хакала, дороги и пути которого (а объездил он без малого полмира и всю Россию) так и не пересеклись с нашим городом. Приезжал он не один, а со своим другом и фотографом Артуром Бондарем.

Казалось бы, что можно показать людям, видевшим, наверное, все стороны и быта, и жизни русского (и не только) человека, чем можно отличить Смоленск от других городов, а Смоленщину от других регионов? Должно быть, именно поэтому, наша культурная программа не закончилась осмотром примечательных улиц, мест и закоулков города, а, спустя день, продолжилась за чертой городских стен, в том месте, о котором знают все, и не знает никто.

Да, встретившись рано утром, мы поспешили отправиться в национальный парк «Смоленское Поозерье». Город — городом, а природа, всё одно, лучше и интересней. И особенно, если знать «те самые» тропы. Спустя какие-то сто километров пути, мы уже въезжали на заповедную территорию.

Расположившись в одном из туристических комплексов на берегу озера Рытое, оформив разрешения на посещение (стоит это всего 100 рублей с человека, зато никаких возможных вопросов со стороны охраны федерального парка, в случае чего, не возникнет) в здании администрации, а заодно и заручившись подмогой гида Максима Данилова, мы отправились «покорять» русскую Финляндию, как во время поездки почему-то сами же окрестили Поозерье.

Чтобы в полной мере понять масштабы национального парка, нужно провести на его территории не один день, исколесив при этом ни один десяток километров и исходив ни одну сотню лесных дорожек и тропинок. К сожалению, наша мини-экспедиция была весьма ограничена во времени, и дабы сберечь последнее, мы вместе с Пеккой и Артуром отправились на специальную смотровую площадку, возвышающуюся над озером Сапшо. Признаться, прекрасное место, с которого взору открывается лишь малая часть величия всей окружающей природы, но с которого невольно представляешь себе всю ширь диких просторов, посреди которых ты сейчас стоишь.

По пути к этой самой смотровой площадке нельзя объехать стороной и местный дендропарк. Это такое место, если вдруг кто не знает, в котором выращиваются всевозможные растения и деревья. Так сказать, вся местная (а может быть, и не только) флора в одном месте. В нашем же случае разбавленная миниатюрной инсталяцией старого поселения и местом заготовки эксклюзивных настоящих чаёв.

Интересно наблюдать за работой зарубежного журналиста (этот факт был отмечен и Евгением Гавриловым в первой части нашей «финской» истории) — внимательно слушая экскурсовода, он не выпускает из рук блокнот и ручку, не переставая делать заметки. О чём он там писал, есть мнение полагать, вскоре все мы узнаем в его статье, а пока продолжаем нашу маленькую историю.

Как помнишь, читатель, мы отправились на смотровую площадку. Дорог к ней ведёт две: одна короткая, вторая — незабываемым лесным серпантином. Сказать, что она безболезненно проезжаема для легкового автомобиля вряд ли можно. Разве что только вниз, на спуск. Но мы и ребята опытные, и Пекка за рулём «Форестера» не дюжит, и «80-ка», если что, на подхвате, и погода солнечная, не смотря, по словам нашего гида, на ночные дожди, сухая, тёплая.

Крутые спуски среди нехоженого соснового леса, резкие повороты, лавирующие между деревьев, узкая колеечка без свежих следов техники... Разумеется, и скорость движения при этом минимальная, а значит, и окрестности прекраснейшим образом осматриваются. Красота, одним словом!

Затем, небольшая стоянка и пешая прогулка по лесной тропе, на финише которой открывается вот такой вид:

Возвращаясь к машинам, завернули на святой источник Серафима Саровского.

Как нам показалось, вода там вполне обычная, а вот ДОТ времён Второй Мировой войны, действительно, поразил. Не своим видом (а он взорван уже после 1945-го), а своим существованием. Как известно из истории, на территории Смоленского Поозерья, боевых действий, как таковых, не было: стояли лишь отдельные немецкие части, принимавшие редкие бои, и которым пришлось просто отступить при наступлении Красной Армии. Однако оборонительные и окопы, и траншеи отчётливо видны не вооружённым глазом и в наши дни.

Природу частично посмотрели, представление о масштабе, вроде как, получили и, в преддверии углубления к одному из сердец парка, наша культурная программа продолжилась в одном из наилучше сохранившемся уже памятнике архитектуры, постройке, датированной 1787 годом — Церкви Ахтырской иконы Божией Матери. Воистину впечатляющий остов былого сооружения с ныне существующим деревянным основанием иконостаса, колокольней, куполом и крестом на ней.

По замечанию Артура Бондаря, мы все вместе посмели сделать вывод, что эта церковь во времена ВОВ имела стратегическое значение, являясь оборонительным сооружением: явные следы от пуль с внешней стороны фасада, узкие оконные проёмы второго этажа искусственно «модернизированы» для большего угла обстрела оборонявшихся. С другой же стороны, абстрагировавшись от тех лет, имеем великолепный пример архитектуры конца XVIII века.

Плавно переходя к истории более древней, наша экспедиция, совмещая приятное с приятным, отправилась на озеро Дго. Не смотря на то, что оно считается самым рыбным на территории Национального парка, а Пекка заправский рыбак (кстати, у него единственного из ниоткуда на ногах появились резиновые сапоги), преследовали мы несколько иные цели. Во-первых, посетить древнейшие капища; во-вторых, преодолев водную гладь, «остров Перуна». Чтобы реализовать первый пункт, намеченный в окрестностях озера, пришлось воспользоваться внедорожником, потому что из дорог — там только направления...

С пунктом номер «2», нам помог Михаил Волков и предоставленные им каноэ. После недолгого ликбеза по технике безопасности и поведения на воде, группа отважных озероплавателей двинулась в своё крохотное путешествие. Высадившись на острове, общему взору предстал древнейший артефакт дохристианской эпохи — камень Перуна.

Виды. Эти виды дикой природы — повсюду. Она окружает нас, она поглощает собой, оставляя в памяти невероятные пейзажи. Когда каноэ, вернувшись, причалили к берегу, солнце уже близилось к горизонту. День подходил к концу, а значит, стала пора сушить вёсла и возвращаться домой.

Печь, мангал, узкая коса, кажется, доходящая до середины озера Рытое, лунная дорожка, играющая на волнах, уютная беседка...

Утром же, перед отъездом, наша экспедиция уделила несколько часов зубрам, популяцию которых сотрудники парка возрождают и, конечно же, лошадям Пржевальского. А далее следовала дорога домой. Сложно судить, кто как отнёсся к сему маленькому путешествию, можно лишь говорить о том, что было оно много интересней, ежели описано в этих строках.

Изведать, наверное, до сих пор до конца неизведанное, особенно за отведённые пару дней — просто невозможно, в то время как получить уйму приятных впечатлений даже за короткий срок — вполне реальная затея.

Жители Смоленска возмущены поведением местных «гонщиков»

Дмитрий Журавский

Визг покрышек на парковке у «Макси» не дает спать жителям окружающих домов.
Смоляне возмущены поведением «дрифтеров», развлекающихся по ночам на парковке у торгово-развлекательного центра в Промышленном районе. По словам жильцов окружающих домов, визг сжигаемых покрышек не дает им спать. В доказательство своих слов смолянка и наш постоянный автор (например, читайте тут) Светлана Воеводина выложила на фейсбуке аудиозапись, записанную в 1:30 ночи в одной из квартир.

...

Он просто очень хочет домой

Евген Гаврилов

70-летний мужчина, живущий на остановке в центре Смоленска, мечтает исполнить последнюю просьбу матери.
По беспристрастно-суровой букве закона определение одно, все они — бомжи. Бродяги, у каждого из которых своя история. От них не разносится шлейфом амбре из алкогольного перегара и дешевого табака, а в ясных глазах читается скорее горькая усмешка — мол, ну что, братец, решил послушать, что я тебе тут расскажу? И рассказывают, коли найдется собеседник. Вот только давить на жалость в своих речах Валерий Павлович Кулинич, как и многие другие бродяги, не намерен. Он просто беседу

...


наверх