Не все спокойно в Бремен-Вилле

Евген Гаврилов
Война банд захватила смоленский Паноптикум

Внимание! Внимание! Официальным постановлением мэра славного города Бремен-Вилля научный прогресс электроники и микросхем считать недействительным! Уличенных в потакании якобы истинной истории — отправить на ринг. Согласно действующим на территории Паноптикума законам, легальными признаются лишь достижения истинной науки пара, ламп и шестеренок. Специальный корреспондент «Усатого Вестника» сообщает, что несколько сотен верных мэру последователей стимпанк-культуры разругались между собой. За право называться единственной действующей властью борются несколько банд, каждая из которых старается завербовать себе как можно больше сторонников.

В разгар этой клановой междоусобицы, к счастью, человек с фотоаппаратом может оставаться в гуще событий, не будучи замеченным. Конечно, можно было бы преобразовать «нелегальный» кэнон во вполне себе дозволенную камеру-обскуру, но тогда фото-отчет с фестиваля «Паноптикум» пришлось бы ждать еще долгое время. А визуал данного действа слишком интересен, чтобы прятать его от читателя долгое время.

Как помнят, надеемся, посетители прошлогоднего феста, здесь приветствуется далеко не один только стимпанк. Сталкеры, анархисты, дизель-панк и прочая альтернативная история находит здесь свое самое яркое выражение на лицах, в костюмах и поведении. Треснувший противогаз, торчащий из кустов внезапно оживает — оказывается, его хозяин просто отдыхал, прислонившись к веткам и прикрыв глаза. Дым начинает застилать глаза и невольно завидуешь дальновидному участнику: под радостные возгласы «и имя нам — легион!» постапокалиптически настроенная группа людей раскручивает закрепленные на цепях, веерах и веревках дымовые шашки.

Краем глаза замечаю летящий в меня округлый предмет. Инстинктивно пригнувшись в последний момент уворачиваюсь от головы... питерские ходулисты со своим представлением, к счастью, не ударились в трэш и угар, голова, разумеется, бутафорская, но вот ее хозяину от этого легче не становится — потерявший «подставку под шляпу» длинноногий вельможа горестно взмахивает руками, пытаясь нашарить ограбившего его наглеца.

Мимо проносятся радиоуправляемые машинки и самолеты, оставляя за собой след из пыли и дыма. Хотя нет, не только они пылят — ринг, расположившийся в сердце Паноптикума — вот самое жаркое место, где результат поединка зависит не только и не столько от количества нанесенных оппоненту ударов увесистой, хоть и мягкой дубинкой или тренировочными мечами, сколько от умения завести толпу. Некто Туз Треф делает это столь мастерски, что даже противник то и дело берет паузу, чтобы отсмеяться в ответ на его ужимки, и, разумеется, тут же пропускает пару очень метких ударов по пятой точке.

Толпа заходится в восторженных криках, и даже торговцы выглядывают из-за своих лавок, чтобы получше рассмотреть сражающихся.

Стрелы свистят чуть поодаль от основной массы живущих своей жизнью горожан Бремен-Вилля, но выстрелы то и дело прерывают спокойный провинциальный выходной. То стреляет пушка, то с улюлюканьем проносятся еще две не поделивших что-то промеж собой банды, решающих кто прав, кто виноват на лазертаг-оружии.

Невозмутимо смотрят на копошащийся муравейник ожившие статуи. Им некуда спешить, у них свои роли, навечно привязанные к воле сделавшего их скульптора. Все предопределено, а пока судьба дозволила ходить и шевелиться, надо пользоваться!

У сцены едва ли не главное действующее лицо уютно улеглось посреди гроба. Почивший стимпанк во все свои 32 улыбается, оглядывая толпу — ему уделяется внимания ничуть не меньше, чем музыкантам, география которых охватывает и Минск, и Москву, да и местным группам местечка хватило. Пляски святого Витта, не иначе!

На уголок, погрязший в собственной, альтернативной реальности и истории, опускается вечер. На сцене зажигаются огоньки, вокруг которых тут же начинают виться мотыльки, сама сцена отдается во власть электрошоу, а зрители образуют плотные кружки вокруг расставленных костро-бочек, как-никак, прохладой веет с ближайшего озерца. Да и не май месяц — девиз всего ушедшего в прошлое лета...

Погреться захотели? А вот фаершоу в помощь, благо, дышать огнем без устали добрых полчаса здешние мастера вполне способны.

Музыка свое отыграла, натруженные струны укладываются в футляры отдыхать, победители конкурсов довольно разглядывают свои призы, а торговцы пересчитывают шестеренки-стимы (местную валюту). Пока над головами жителей и гостей Бремен-Вилля догорает всеми красками салют, у редких островков света делаются фотографии на память. Так и быть, мэр разрешил — сегодня можно поддаться прогрессу и воспользоваться-таки несуществующими в мире стимпанка «бесовскими машинами», делающими моментальные картины.

Российско-французская экспедиция впервые исследует Шеинов бастион в Смоленске

Евген Гаврилов

Археологи в течение месяца будут работать на уникальном историческом объекте.
Появление археологов в историческом центре Смоленска — всегда событие. Любое изыскание в городе с тысячелетней историей непременно приводит к множеству уникальных находок. Шеинов бастион, где сегодня обосновалась русско-французская археологическая экспедиция — земляное укрепление XVII века, возведенное на месте бреши в городской крепости, образовавшейся во время польской интервенции. Ранее здесь стояла Грановитая башня, взорванная во время осады Смоленска войском Михаила Шеина. За последние

...

«Миллиард пикселей» в Смоленске: торжество цифровой эстетики для искушенного зрителя

Яна Двоенко

Куратор, арт-критик и публицист Яна Двоенко — о новом выставочном проекте в КВЦ имени Тенишевых и о том, почему его стоит посетить.
Куратор и художественный критик, культхроникер многих влиятельных отечественных изданий Арсений Штейнер совместно со смоленскими художниками Анной Зиминой и Дмитрием Зиминым выступили в роли организаторов и теоретиков нового выставочного проекта «Миллиард пикселей». На втором этаже культурно-выставочного центра собраны работы известных художников, экспериментаторов на поле новых медиа, уверенно повествующих от первого лица современного искус

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Alexandr-Sml, согласна. Живой пример: мне бабушка в 1985 г. положила на книжку 350 р. По тем временам ого-го-го. Снять я их могла только в 18 лет, т.е. 2002 г. Когда пошли все эти деноминации и т.п., родители хотели снять деньги, но им не дали, т.к. вклад на меня. Пообещали, что всё пересчитают по курсу. В итоге в этом году решила всё-таки снять деньги. 895 руб. из которых 750 списали за оформление сберовской карты 🤣 Вот и думай теперь, стоит ли откладывать на старость или уж пускай пенсионный фонд платит?

Натали Лужецкая
Новости партнеров


наверх