Отрезвляющая смоленская реальность для беженцев из Украины

Мариночка Рассолова
А по телеку все врут

Красивые истории про гостеприимную Россию оказались обманом.

Насмотревшись «сказок» от Первого канала, а также просто от безысходности, народ рванул из Украины спасаться в города РФ. Родственница моей подруги также вырвалась из ставшей местом беспредела Донецкой области. Стоит ли говорить, что женщина песионного возраста уже и не за тех, и не за других — просто надоела война.

— Живешь — и не знаешь, от кого получишь пулю: от правых или от ополченцев. Да и без пули там мародерства хватает: колбасу из магазина до дома не всегда донесешь.

Но мы не об ужасах войны. Мы о Смоленске. А местные реалии проявляются с первого же звонка. Все основано на опыте той самой женщины и моей подруги. Имен не могу назвать — очевидно, у гостьи еще не прошел страх после Украины, боится. Пожалуй, добавлю: статья по моей личной инициативе — это не она жалуется на жизнь, это я у нее спрашиваю обо всем.

«Горячая линия» посылает в УФМС на Багратиона, 13-а. По факту — чтобы ты провел там в очередях весь день и узнал, что тебе не сюда! Тебе надо на Багратиона, 55-б.

На следующий день приходишь по адресу. Долго ищешь, к кому обратиться. О-па! Окно, на котором написано, что по вопросам беженцев — сюда. Стоишь четыре (!) часа в очереди. А там тебе говорят: «Все вопросы по переселенцам из Украины только через начальника — вам туда».

И теперь новая очередь.

Добравшись до заветного кабинета, узнаешь, что статус беженки получить практически невозможно: надо доказать, что твоей жизни реально угрожала опасность. Как доказать? — непонятно. Вдруг ты в Донецкой области жил припеваючи, да и решил прокатиться от нечего делать? То, что твой город бомбят — не аргумент. После этой информации стоишь в растерянности…

Тогда тебе любезно предлагают оформить временное убежище: то есть когда все успокоится — вернешься домой. «Беженских» пособий и льгот при этом не положено. Но в течение полутора лет — пожалуйста, живи и работай у нас. О честно заработанной пенсии, понятное дело, можно забыть. Нет, Россия не обязана платить ее. Просто факт. И да. Возвращаться будет некуда — после отъезда все дома тут же исследуются на наличие ценных вещей и другого полезного народу имущества. Это тоже добавочка «не в тему" — просто факт.

Итак, начать надо с медицинской комиссии. Почему-то сотрудница УФМС, сидевшая в кресле начальника на Багратиона 13-а (бейджик, увы, она сняла), отправила женщину и помогающую ей родственницу в хозрасчетку.

Приехали туда. Истомленные жарой, измотанные и нервные. А там… А там ничего не знают.

— Не, это точно не к нам. Вам, наверное, как всем иностранным гражданам, надо диспансеры пройти, — предположили в поликлинике.

— Ах, вот оно что…

Благо, что моя подруга город знает, а вот приезжим из Украины — не представляю, как вообще ориентироваться.

Следующий день. Поехали в наркодиспансер. Выясняется, что прохождение комиссии платное. В очередях уже сидят беженцы, которые все подсказывают. Надо перевести паспорт и свидетельство о рождении на русский язык и заверить все это у нотариуса. Иначе в некоторых кабинетах не примут. У одной женщины оказался список в руках — какие диспансеры пройти и какие документы нужны. То ли такие начали выдавать, то ли к другому человеку попались — в общем, сфотографировали список и начали собирать бумаги — беготни еще много, но хоть стало понятно, что и как делать дальше.

Кстати, в большинстве случаев, люди с войны приезжают без денег. Такие сидят в лагерях для беженцев без прав и без всего. Ждут, пока все успокоится на родине. Но если деньги есть или кто-то готов помочь, то вот расценки (правда, чеки рекомендуют сохранить — возможно, тем, кто из Донецкой области, затраты возместят. Ключевое слово: возможно):

Перевод каждого документа — 400 рублей. Заверить у нотариуса — 300 рублей. Мои знакомые переводили свидетельство о рождении и паспорт. Еще могло бы понадобиться свидетельство о заключении брака (из-за смены фамилии), но оно у них, к счастью, на русском языке. Итого: 1 400 рублей.

Наркодиспансер: 900 рублей.

Тубдиспасер: 521 рубль 10 копеек.

Кожно-венерический диспансер: в сумме — 1 650 рублей. За обследование и обязательный анализ.

Анализ на СПИД: 684 рубля.

Пошлина за рассмотрение документов — вроде бы, 1000 рублей. Пока до этого не дошли.

Теперь мелочи: в СПИД-центре необходимы ксерокопии переведенных документов. Рядом магазин (бывшая «шестерка» на Покровке). Теперь там скопировать одну страницу стоит 10 рублей. Внезапное повышение цен… Еще надо фотография 3×4. И не забывайте: проезд в маршрутках — 13−14 рублей, причем половина поездок будет «впустую» — просто, чтобы узнать другой предположительно нужный вам адрес.

Как говорится, «Добро пожаловать в Смоленск!»

«Мы местные, нам это интересно»

Алексей Костылев

О молочном комбинате «Роса», пищевом технопарке и индустриальном будущем Смоленщины – в разговоре с Андреем Тимирязевым.
Андрей Владимирович Тимирязев — человек для Смоленска большой во всех смыслах этого слова. Многие слышали о нём как о таинственном учредителе «Галактики», однако главное, что связывается с его именем в последние несколько лет — это покупка им молокозавода «Роса» на Краснинском шоссе. Слухи ходили самые разные: и что он собирается его перепродать, и что он собирается открыть на его территории торговый центр, да много чего. Для того, чтобы узнать

...

Каратель

Оксана Сойко

Фёдор Зыков в годы Великой Отечественной уничтожил на Смоленщине множество людей.
Вот прошёл очередной День памяти и скорби, и стало ещё отчётливее заметно, что память о Великой Отечественной войне не угасает. «Реадовка.ру» публиковала подробный фоторепортаж с мест проведения торжественных мероприятий. Люди помнят, свечи горят.Одни знают и помнят, а другие топчут историю ногами, выворачивают её наизнанку.Лет 13 назад мне повезло познакомиться с Алексеем Кузововым, тогда ещё действующим сотрудником регионального УФСБ. Алексей Валентинович дол

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Протистуй,не протистуй-все равно получишь ......храм😁

Иван Соколов
Новости партнеров


наверх