Культурный юбилей с красными флагами

Евген Гаврилов
Почему смоляне не рвутся на ночь искусств?

В 2013 году, под конец осени, с подачи Минкульта РФ по стране прокатилась акция «Ночь искусств», очередям удивлялись сотни музеев во всех регионах нашей необъятной. Смоленск исключением не стал — целые толпы снующих от музея к музею горожан, кто парами, кто компаниями, кто целыми семьями, наводнили филиалы городского музея-заповедника на радость работникам сферы культуры. Прошло всего четыре года с этого момента и что мы видим? 2017-й на дворе, три музея в программе, революционная тематика в честь столетнего юбилея на повестке дня. Окунаемся и смотрим изнутри вместе?

Пожалуй, начать следует с небольшого отступления — самим музейным сотрудникам честь и хвала за то, что на голом энтузиазме (а ведь все мы прекрасно понимаем, какие бюджеты в вечно-кризисные годы у культуры в Смоленске) раз за разом устраивают, создают, организовывают, пробиваясь в том числе не только через нехватку средств, но и через чиновничьи капризы — то не желательно, это слишком смело. Но все же взгляд, коим окидывали мы эту культурно-искусную ночь будет критическим. В адрес, скорее, смоленской специфики все делать простенько, скромно и не экспериментируя.

Итак, понеслась. Погода — одно из самых, к сожалению, веских аргументо-оправданий для многих смолян не ходить на какие-либо массовые мероприятия, пусть даже и проводимые в помещениях. Сырость, холод, ноябрь — чего еще ждать от изнеженных недолюбителей культуры? Очередей не случилось, и при подходе к Историческому музею, что на Ленина, уже внутри стала тихонько завывать тоска. Десять минут до начала программы, а где же желаемое столпотворение? Хотя бы молодежь ту же силком в музей затащили бы проворные учителя... но нет! Красноармейцы в буденновках на входе скучающими взглядами обозревают немногочисленных посетителей.

То самое театрализованное действо «революционный митинг» в качестве открывающего всю музейную ночь оказалось более массовым со стороны участвующих, чем со стороны созерцающих. Усатый гармонист в тельняшке под залихватское «ууууу-ух!» от нескольких девушек в красных косынках начал наигрывать фоновую мелодию для частушек, восхваляющих революцию и власть большевиков. Освежили в памяти сцены из советских фильмов — все вполне в духе времени...

А «частушечно-зазывательная» часть уже и закончилась — гостей приглашают в зал, где уже грянул оркестр из разодетых в военную форму людей. Форма, правда, современная, зато музыка соответствующая эпохе.

В соседнем помещении действует тематическая же выставка — все на революционный лад, плакаты, агитки, картины, предметы быта. Со вкусом, но скромненько. Обидно, что самого Ильича в сердце революции-то никто и не приметил. Было бы очень в тему живого вождя народного восстания понаблюдать расхаживающим меж экспонатов и с жаром рассказывающим о победе коммунизма во всем мире. Но увы, увы. Все Ленины остались на Красной площади, а мы двигаемся дальше — время не ждет, а судя по количеству посетителей, стоит оббежать все задействованные в ночи музеи пошустрее — на последние экскурсии может и не набраться желающих.

В музее Коненкова ажиотажа еще меньше, от чего становится чуть грустнее. Организующих музейный перфоманс «Смело, товарищи, в ногу!» едва ли не столько же, сколько посетителей. Обидно? Безусловно. Зато красного цвета вокруг еще больше — на входе всем раздают ленты, связанные бантиком революционной окраски. Да и сами ребята, организующие действо старались — тексты по бумажкам здесь никто не читал, с захватом власти большевиками поздравляли громко и от души. А затем слово взял и сам Коненков (разумеется, актер), уже плавно переводя тему беседы на скульптуры.

В памяти остается происходящее, спору нет, но опять же — время, время, время. Компактность музейной экспозиции не позволяет развернуться массовикам-затейникам на широкую ногу, а потому уже полчаса спустя настает через двигаться дальше, в сторону Художественной галереи.

Здесь уже самая насыщенная программа ожидается — современное искусство. Направления и течения авангардизма, зарождавшегося в начале XX века и обсуждаемое до сих пор — вот основная тематика ночи здесь.

Уже на входе знаменитую кованную лестницу перегораживает черный куб. Отсылка к бессмертному квадрату Малевича? Вполне вероятно. Вот только куб разговаривает. Заглядываем внутрь через проделанное в одной из граней окошко — проектор крутит черно-белые фильмы о революции, из спрятанных колонок играет музыка. Авангардно, вполне.

Эдуард Кулемин и Влад Макаров, к слову, тут в своей родной стихии — дизайнеры, художники и поэты в одном лице, любящие экстравагантное искусство во всех его проявлениях, и здесь выделились — их работы в буквальном смысле валяются под ногами и «выбрасываются на стены». Бумажные квадраты, испещренные графическими стихами, завивающимися в причудливые формы и изображения натурально лежат на полу в двух коридорах второго этажа. Смотреть под ноги не только рекомендуется, но и требуется, иначе пропустим самое необычное! А на этаже третьем проектор выводит на стене gif-анимации с миллионом путанных образов в минуту.

Про направления же традиционного авангардизма «и прочих -измов» (С) вещает экскурсовод в соседнем зале. Здесь уже работы без присутствия авторов, зато имена для поклонников жанра супрематизма более, чем говорящие — Любовь Попова, Василий Кандинский, Александр Родченко — они представлены здесь всего тремя небольшими работами, зато оригиналами и извлеченными лишь на эту ночь из архивов музея. Спорное, обсуждаемое, на любителя — но искусство.

Про революционные плакаты 1910-20х годов отдельно мало что скажешь — несколько меркнет данная выставка на фоне остального происходящего в галерее. Агитация со столетним опытом, как она есть, не больше и не меньше.

А вот очень и очень занимательный ход сделали студенты худграфа СмолГУ — смелый вызов как классическим устоям живописных школ эпохи Возрождения и Классицизма, так и отличный намек корифеям тех самых вышеупомянутых «-измов» — абстракционизма, дадаизма, кубизма — не обязательно учиться этому всю жизнь, навык и видение вполне по силам развить и студенту за годы учебы. Уметь создать с нуля — уже другое дело. Но проект «В будущее возьмут не всех» и не про то, он интересен именно переосмыслением картин постоянной экспозиции Художественной галереи в обозначенных жанрах.

Перерисовать классику с использованием уникальной стилистики и приемов, при этом явно давая показать, что не претендуют на звание заменяющего первоисточник искусства — картины-перерисовки лежат на полу, прямо под своим «исходником» каждый, давая возможность сравнить и прочувствовать все нюансы.

Но выходя из последнего зала спустя два с лишним часа после первой большевистской частушки, понимаешь, что людей-то толком и не встретил. Нет, говорить о том, что на выставки никто не пришел, неправильно. Смоляне все-таки не совсем еще одичали, меняя вечер в компании произведений искусства на просмотр сериалов и просиживание в интернете. Но и столпотворения не было. А ведь искусство само по себе должно быть в центре внимания, иначе оно угасает и забывается. Палка о двух концах — не пришли, нет стимула выдумывать что-то эдакое в программе, а раз нет чего-то эдакого, то чего и приходить — налицо. Скучной Ночь искусств смоленскую назвать язык не поворачивается, но легкий налет серости от малолюдных залов присутствует. Может, стоит все-таки сделать первый шаг и простимулировать работников и без того угасающей на родине Глинки и Васильева культуры своим вниманием, выходить за рамки своих возможностей более смело? А то так и будем пенять, что делать в музеях наших нечего.

Использованы материалы следующих авторов:

В Смоленск для соревнований приплыли корабли со всей России

Евген Гаврилов

Их еще можно застать на одном из водоемов.
Санкт-Петербург, Новороссийск, Владивосток, Калининград — города-порты России, где жители привыкли видеть на горизонте величественные громады боевых кораблей. Где даже рестораны и ночные клубы устраивают на палубах бывших фрегатов и корветов. Смоленск — хоть и стоит на реке, но давно уже не судоходен. Даже речной трамвай «Смоляночка» вот уже несколько лет как прекратил свои рейсы вдоль набережной. Но это не помешало 24 сентября на водной глади одного из наших водоемов засверк

...

«Потерянная Смоленщина» чуть не потерялась в болоте

Евген Гаврилов

Поиски заброшенной церкви превратились в приключения на грани.
Данную вылазку от «Потерянной Смоленщины» следовало бы назвать не поисками заброшенной церквушки, а «четыре застрявших танкиста и довольная собака». Привычная, в общем-то поездка от давно известного вам и нам проекта, собирающего фото- и видеоматериалы из умирающей глубинки нашего региона — покинутых деревень, ветшающих без людского ухода усадеб, брошенных церквей и храмов, основательно потрепала нервы ее участ

...


наверх