«Ветеран ВОВ живет в лачуге под Смоленском». Или как заработать на чужой старости?

Ольга Хамицкая
Жизнь 92-летней бабушки превратилась в выживание

Нашумевшее видео, как в Смоленске области ветерану Великой Отечественной войны приходится выживать в сгнившей лачуге, пронеслось по всему интернету, достигнув даже ушек федеральных каналов. Бедная 92-летняя Вера Семеновна,В Смоленской области ветеран ВОВ выживает в халупеЧиновники отказываются помочь 92-летней старушке чуть ли не плача рассказывает о своей сложной судьбе и о том, как ей тяжко выживать в прогнившем помещении. Всему виной равнодушные чиновники! Или же?

«Нам некуда больше идти»

Дворик огорожен недешевым забором из профлиста. Покосившаяся землянка стоит слегка в стороне. С первого взгляда и не скажешь, что тут можно жить — большее похоже то ли на разваливающийся сарай, то ли на старенькую баньку. Рядом же красуется новый современный коттедж, срубленная банька и аккуратно выкрашенный туалет. На лай пса выходит женщина.

— Вы к кому? К Вере Семеновне? Да, это сюда. Заходите. Мам, к тебе тут снова пришли из Смоленска.

Из комнаты повеяло сыростью. Шторка зашевелилась, поправляя платочек показывается и сама Вера Семеновна. Женщина извиняется за свой внешний вид. И уже привычно рассказывает, как ей тут живется, сетуя, что так редко заходят гости.

- Дочушка, вот тут и живу с печкой под боком. Но в доме все равно очень холодно, вот и приходится одевать несколько теплых кофт и валенки — иначе промерзаю. Иногда вода с крыши затекает на лежанку. Домик же довоенной постройки, тут все ломается. Вот кто бы мог подумать, что в таком месте буду старость доживать, — говорит старушка утирая платком слезы.

— Тут иногда совсем невыносимо жить! Мама часто болеет, но нам больше и идти некуда, — делится дочь Антонина.

В уголке, маленькой то ли кухни, то ли спальни, развешены иконы Николая Чудотворца и Божьей матери. Сейчас, имеющиеся условия для пенсионерки мягко говоря не совсем подходящие, а что за шикарный коттедж стоит рядом во дворе?

— А это дочка построила...

— Да, это мой дом, — встревает Антонина, — сама брала кредиты и строила. Можно сказать, на последние деньги! Почему там не живем? Он холодный! Там отопления нет! И воды. Я и сама пенсионерка у меня нет на это средств. Банька? А что она? Редко топим — она же не в доме! А за бабушкой нужен уход, вот мне приходится тут жить, — весьма раздраженно отвечает дочь.

Сбор документов и другие катастрофы

По документам Вера Семеновна труженица тыла. Местные власти готовы помочь бабушке с жильем. Только не в собственность предоставить, а по договору социального найма. Иными словами, на период дожития. Такой вариант, судя по всему, дочь Веры Семеновны не устраивает. Тем более нужно собрать определенные документы, и каждый месяц платить администрации за аренду. Только вот последняя жалоба в администрацию Вязьмы поступила в 2010 году, на этом вся шумиха и затихла.

Есть и одна нестыковка. По закону специальный денежный сертификат на приобретение жилья предоставляется, если ветеран подходит к определенным категориям, среди них и лица, работавшие в период Великой Отечественной войны на объектах противовоздушной обороны, местной противовоздушной обороны, строительстве оборонительных сооружений, военно-морских баз, аэродромов и других военных объектов в пределах тыловых границ действующих фронтов. Вера Семеновна же утверждает, что в военные годы вместе со всеми строила аэродром недалеко от деревни Березки.

— Нас, тогда всех туда сгоняли, кто на фронте не был. Мне тогда 13 или 16 было, помню. Вот все и строили. Бомбили сильно. Все в канавы прыгали. Документы? Дочушка, ну а у кого они были? Просто все работали, — вспоминает женщина.

Когда жизнь «разменная монета»

Новый дом находится буквально в 15 шагах. Неужели там жить хуже?

- Зачем вам туда идти? Там не на что смотреть! — не скрывая раздражения говорит Антонина, — Ну, если вам так нужно!

За железной дверью, скрывается отличный деревянный двухэтажный дом, обитый по периметру утеплителем. Внутри бело-зеленые обои. По средине одной из комнат огромная печь, судя по состоянию новая. Нет отопления?

— Она совсем не греет! Только сегодня протопила, — сетует Антонина.

Дотрагиваюсь до печи — холодная.

-Сегодня?

— Ну, не сегодня, вчера. Остыла, конечно. И воды-то нет!

Антонина уверяет, что жить тут невыносимо и для отопления разваливающегося дома приходится покупать 2 телеги дров, а это стоит аж 16 тысяч. Правда, дочь экономит — сама их колит. Женщина тактично умалчивает, что пенсия у бабушки доходит до 30 тысяч рублей. И родные из Москвы всегда помогают. Да и об экономии сложно говорить, ведь на окне нежилого нового дома красуется недешевая спутниковая тарелка. Так помощь бабушке действительно необходима или же просто кто-то решил сыграть на сочувствии людей и все же достроить свой коттедж?

— Просто моя тетка решила своего сына в Москве кормить за «чужой» счет. Он давно не работает. За бабушкой она сама вызвалась ухаживать. В кредит дом построила? Ну, что вы! В благодарность бабушка все свои сбережения отдала тете Тоне — так и построились. Она деньги все забирает. Даже после первой публикации в СМИ счет открыла ...Ну, так сказать на помощь. Вот только после быстро заблокировала, — рассказывает внучка Веры Семеновны.

Возможно ли, что таким образом родные просто хотят погасить кредиты или просто провести воду в новенький дом? Кто и зачем публикует в интернете банковские реквизиты? И сможет ли пенсионерка на старости лет доказать, что она работала на аэродроме, подняв все документы? Или все потеряно безвозвратно, а закон и нормы морали смотрятся абсолютно номинально?

Выхожу растерянная. Вера Семеновна на прощание крепко сжимает мою руку, поправляет платочек на голове и пытается в валенках залезть под шторку, где все так же течет с крыши вода, а из подпола дует. Жизнь 92-летней бабушки превратилась в «разменную монету», а на горизонте еще какое-то время мелькает красная черепица новенького коттеджа.

Занесенные снегом - в Смоленске зимой тесно и своим и гостям

Евген Гаврилов

Сага о запретных тротуарах или почему туристы нам не рады.
Зима «ожиданно» в России прийти не способна. В какое бы время года ни выпал снег, власти и коммунальщики оказываются не готовы к удару стихии и предпочитают разводить руками, да сетовать, заседая на заседаниях, что не успевают оперативно реагировать. А тот факт, что год от года город не убирается, из дворов невозможно выехать, а улицы напоминают партизанские тропы времен Второй Мировой, забывается с первой

...

Загадочная смерть беременной смолянки

Ольга Хамицкая

Муж ищет свидетелей — что же на самом деле случилось в торговом центре?.
Во время небольшого шоппинга Наталья Гаврилова упала в примерочной, а после скончалась в больнице. Вот уже несколько дней все смоленские паблики пестрят рассказами о странной смерти 31-летней девушки. За столь короткое время в интернете появилось огромное количество разнообразных версий, слухов и откровенной лжи. Родные до сих пор не могут понять, что же случилось? Ведь чем больше опрашивают очевидцев, тем загадочнее выглядит сам случай.

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Штатные психологи должны работать с детьми не только проводя тесты, и устранять агрессию на этапе ее зачатков. Сделать продленку для начальной школы обязательной, чтобы дети не сидели одни дома и не слонялись не известно где, а делали уроки под присмотром и развивались. Сделать за это символическую плату, тыс 2 например. Родители огромное спасибо скажут.

Анна Гуреева
Новости партнеров


наверх