«Ветеран ВОВ живет в лачуге под Смоленском». Или как заработать на чужой старости?

Ольга Хамицкая
Жизнь 92-летней бабушки превратилась в выживание

Нашумевшее видео, как в Смоленске области ветерану Великой Отечественной войны приходится выживать в сгнившей лачуге, пронеслось по всему интернету, достигнув даже ушек федеральных каналов. Бедная 92-летняя Вера Семеновна,В Смоленской области ветеран ВОВ выживает в халупеЧиновники отказываются помочь 92-летней старушке чуть ли не плача рассказывает о своей сложной судьбе и о том, как ей тяжко выживать в прогнившем помещении. Всему виной равнодушные чиновники! Или же?

«Нам некуда больше идти»

Дворик огорожен недешевым забором из профлиста. Покосившаяся землянка стоит слегка в стороне. С первого взгляда и не скажешь, что тут можно жить — большее похоже то ли на разваливающийся сарай, то ли на старенькую баньку. Рядом же красуется новый современный коттедж, срубленная банька и аккуратно выкрашенный туалет. На лай пса выходит женщина.

— Вы к кому? К Вере Семеновне? Да, это сюда. Заходите. Мам, к тебе тут снова пришли из Смоленска.

Из комнаты повеяло сыростью. Шторка зашевелилась, поправляя платочек показывается и сама Вера Семеновна. Женщина извиняется за свой внешний вид. И уже привычно рассказывает, как ей тут живется, сетуя, что так редко заходят гости.

- Дочушка, вот тут и живу с печкой под боком. Но в доме все равно очень холодно, вот и приходится одевать несколько теплых кофт и валенки — иначе промерзаю. Иногда вода с крыши затекает на лежанку. Домик же довоенной постройки, тут все ломается. Вот кто бы мог подумать, что в таком месте буду старость доживать, — говорит старушка утирая платком слезы.

— Тут иногда совсем невыносимо жить! Мама часто болеет, но нам больше и идти некуда, — делится дочь Антонина.

В уголке, маленькой то ли кухни, то ли спальни, развешены иконы Николая Чудотворца и Божьей матери. Сейчас, имеющиеся условия для пенсионерки мягко говоря не совсем подходящие, а что за шикарный коттедж стоит рядом во дворе?

— А это дочка построила...

— Да, это мой дом, — встревает Антонина, — сама брала кредиты и строила. Можно сказать, на последние деньги! Почему там не живем? Он холодный! Там отопления нет! И воды. Я и сама пенсионерка у меня нет на это средств. Банька? А что она? Редко топим — она же не в доме! А за бабушкой нужен уход, вот мне приходится тут жить, — весьма раздраженно отвечает дочь.

Сбор документов и другие катастрофы

По документам Вера Семеновна труженица тыла. Местные власти готовы помочь бабушке с жильем. Только не в собственность предоставить, а по договору социального найма. Иными словами, на период дожития. Такой вариант, судя по всему, дочь Веры Семеновны не устраивает. Тем более нужно собрать определенные документы, и каждый месяц платить администрации за аренду. Только вот последняя жалоба в администрацию Вязьмы поступила в 2010 году, на этом вся шумиха и затихла.

Есть и одна нестыковка. По закону специальный денежный сертификат на приобретение жилья предоставляется, если ветеран подходит к определенным категориям, среди них и лица, работавшие в период Великой Отечественной войны на объектах противовоздушной обороны, местной противовоздушной обороны, строительстве оборонительных сооружений, военно-морских баз, аэродромов и других военных объектов в пределах тыловых границ действующих фронтов. Вера Семеновна же утверждает, что в военные годы вместе со всеми строила аэродром недалеко от деревни Березки.

— Нас, тогда всех туда сгоняли, кто на фронте не был. Мне тогда 13 или 16 было, помню. Вот все и строили. Бомбили сильно. Все в канавы прыгали. Документы? Дочушка, ну а у кого они были? Просто все работали, — вспоминает женщина.

Когда жизнь «разменная монета»

Новый дом находится буквально в 15 шагах. Неужели там жить хуже?

- Зачем вам туда идти? Там не на что смотреть! — не скрывая раздражения говорит Антонина, — Ну, если вам так нужно!

За железной дверью, скрывается отличный деревянный двухэтажный дом, обитый по периметру утеплителем. Внутри бело-зеленые обои. По средине одной из комнат огромная печь, судя по состоянию новая. Нет отопления?

— Она совсем не греет! Только сегодня протопила, — сетует Антонина.

Дотрагиваюсь до печи — холодная.

-Сегодня?

— Ну, не сегодня, вчера. Остыла, конечно. И воды-то нет!

Антонина уверяет, что жить тут невыносимо и для отопления разваливающегося дома приходится покупать 2 телеги дров, а это стоит аж 16 тысяч. Правда, дочь экономит — сама их колит. Женщина тактично умалчивает, что пенсия у бабушки доходит до 30 тысяч рублей. И родные из Москвы всегда помогают. Да и об экономии сложно говорить, ведь на окне нежилого нового дома красуется недешевая спутниковая тарелка. Так помощь бабушке действительно необходима или же просто кто-то решил сыграть на сочувствии людей и все же достроить свой коттедж?

— Просто моя тетка решила своего сына в Москве кормить за «чужой» счет. Он давно не работает. За бабушкой она сама вызвалась ухаживать. В кредит дом построила? Ну, что вы! В благодарность бабушка все свои сбережения отдала тете Тоне — так и построились. Она деньги все забирает. Даже после первой публикации в СМИ счет открыла ...Ну, так сказать на помощь. Вот только после быстро заблокировала, — рассказывает внучка Веры Семеновны.

Возможно ли, что таким образом родные просто хотят погасить кредиты или просто провести воду в новенький дом? Кто и зачем публикует в интернете банковские реквизиты? И сможет ли пенсионерка на старости лет доказать, что она работала на аэродроме, подняв все документы? Или все потеряно безвозвратно, а закон и нормы морали смотрятся абсолютно номинально?

Выхожу растерянная. Вера Семеновна на прощание крепко сжимает мою руку, поправляет платочек на голове и пытается в валенках залезть под шторку, где все так же течет с крыши вода, а из подпола дует. Жизнь 92-летней бабушки превратилась в «разменную монету», а на горизонте еще какое-то время мелькает красная черепица новенького коттеджа.

От страшной трагедии до кубка чемпиона! Жизнь Валерия Таганова изменилась всего за секунду

Ольга Хамицкая

«Вопрос о том, что я пойду не стоял. Под сомнением было и то, что я вообще сяду в коляску».
... С трудом Валерий открывает глаза. Прямо над молодым человеком висит оторванная дверь вагона. Кто-то стонет. Чувствовался запах гари и паленого пластика. Кажется, его выбросило прямо в тоннель, на рельсы метро. Отчетливо слышен звук воды. Лежали люди, торчали кости. Начал двигаться. Что-то определенно было не так, не как раньше. Парень совершенно не чувствовал ног. Не видел их — они были под вагоном. В голове закрутилась пугающая мысль: «Ноги отрезало...». Превозмо

...

Загадочная смерть беременной смолянки

Ольга Хамицкая

Муж ищет свидетелей — что же на самом деле случилось в торговом центре?.
Во время небольшого шоппинга Наталья Гаврилова упала в примерочной, а после скончалась в больнице. Вот уже несколько дней все смоленские паблики пестрят рассказами о странной смерти 31-летней девушки. За столь короткое время в интернете появилось огромное количество разнообразных версий, слухов и откровенной лжи. Родные до сих пор не могут понять, что же случилось? Ведь чем больше опрашивают очевидцев, тем загадочнее выглядит сам случай.

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Скорее Ибра купит Смоленск

Карерра Верим
Новости партнеров


наверх