«Заложник по-смоленски». Мужчина-инвалид много лет борется за свежий воздух

Анастасия Бодрая
Цена свободы всего один сантиметр

Старенькая пятиэтажка на Николаева: узенький подъезд, высокие ступеньки и 5-й этаж. На пороге квартиры встречает улыбающийся Сергей. Небольшое помещение, на полу нет ковров, иначе не удобно перемещаться — «колеса вечно цепляются». Мужчина извиняется, что пришлось ждать пока открывал домофон:

— Я просто не всегда успеваю доехать. Не везде на этом можно проехать, — начинает рассказывать хозяин, постукивая рукой по инвалидной коляске.

Мужчина смущенно замолкает. Больше 3-х лет у него нет ни малейшей возможности выйти на улицу. Из-за одного сантиметра Сергей стал заложником собственной квартиры.

Никогда не сдаваться

В небольшой комнате все стены увешаны иконами Николая Чудотворца и Божьей матери, на столе — книги вперемешку с лекарствами. Окно аккуратно завешано ламбрекеном и шторами, чтобы из кровати хоть немного вырисовывался городской пейзаж — серые, блеклые стенки соседнего дома и вечно шумящая улица. Но и это не важно! Ведь Сергей 3 года никак не может выйти на улицу.

— Мой отец — Виль Гордейчик погиб еще в 73-м году, при исполнении служебных обязанностей. Громкая тогда история была. Зеки сбежали из СИЗО, а мой отец в патруль пошел — останавливать и проверять машины. Вот только заключенные его раньше заметили. Ножницами били. 18 ранений. Он как герой погиб. Может я у него научился никогда не сдаваться? — задумчиво произносит мужчина.

Сергей с гордостью, но предельно бережно достает из кармана орден «Красной звезды», принадлежавший его отцу. Мужчина поясняет, что это лучший талисман на всю жизнь.

Все решил один сантиметр

Серьезные проблемы со здоровьем начались у Сергея более 10 лет назад. Резко побелела правая нога. Бесконечные очереди. Больница за больницей. Семь операций, но ногу уже не спасти. Решение принято — ампутация. Спустя два года все самые страшные события развернулись с новой силой — Сергей из-за тромбоза теряет и вторую ногу. Оправившись, крепко сжимая в руке драгоценный талисман, мужчина решил, что на этом жизнь не останавливается — нужно идти вперед.

Коляску благо вовремя выдали, вот только с одним маленьким нюансом — проходы в ванную комнату и на балкон намного уже инвалидного кресла.

— Получилось так, что моя коляска — стандартная по ширине. Вот только, чтобы свободно перемещаться по квартире нужно инвалидное кресло не шире 54 сантиметров. Наш дом старенький, проемы узкие, — рассказывает Сергей.

— Нам приходится мыться на кухне. Как? Нагреваем кастрюльки, тазики. Постоянно боюсь, что соседей зальем. После инфаркта в прошлом году, врачи посоветовали «побольше бывать на свежем воздухе». А у нас никак не получается, мы просто выйти не можем! Балкон? Есть, конечно, вот только и туда коляска не проходит, — делится своими переживаниями супруга Антонина Михайловна.

Бывать на улице как можно чаще для Сергея острая медицинская необходимость. Спуститься по лестнице, тоже не получится — для этого нужен дорогостоящий ступенькоход. А денег у социальных служб нет даже на нестандартную коляску. От семьи отмахиваются отписками, мол у вас есть уже одна. Зачем еще? Предоставить не могут даже гелиевую противопролежневую подушку, поэтому долго сидеть в коляске мужчина попросту не может — больно.

— Мы хотели и расширить проходы, но страшно. Наш домик старенький, стенки осыпаются, да и как он в ванной будет с такими щелями? Простудится, — сетует женщина.

- Так устроена программа, мы все пониманием. А врачи? Я выехать не могу, поэтому приезжают домой. Конечно, полностью обследование пройти не могу — медики не кудесники, все с собой физически не могут принести, — Сергей незаметно вздыхает.

Минутный поиск в интернете. Стоимость подходящей коляски для Сергея варьируется от 10 до 15 тысяч. Вот только даже такую сумму семья не может себе позволить. Вырисовывается по-настоящему страшная картина — цена заточения в четырех стенах ничтожно мала. А самая ужасное, что она вообще есть.

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: Евген Гаврилов

«Сбор есть – денег нет». Благотворительный фонд наживается на больных смоленских детишках?

Анна Новосельцева, Ольга Хамицкая

Проверенные схемы «избавляют» от суда и следствия.
Мать двоих больных детей Ольга Авритова больше никому не верит. Единственный раз в своей жизни, а это было около года назад, женщина поверила в реальную помощь, в добрых волонтеров и в маленькое чудо. Тогда еще она не знала, откуда достать жизненно необходимые для ее дочерей 186 тысяч рублей. Ее любимые девочки, 5-летняя Алина и 2-летняя Софья, страдают от страшного генетического заболевания — туберозного склероза. -

...

Проверки халтурной дороги под Смоленском за 20 с лишним миллионов были

Евген Гаврилов

Специалисты «освоили» еще полмиллиона, чтобы сказать, что нарушений нет.
Воистину, в удивительные времена живем, товарищи! Глазам своим можно не верить вообще ни в каких вопросах, когда есть «бумажки». Прямо как в старом анекдоте, когда Коперфилда заткнули за пояс российские таможенники, «превратившие» одним движением ручки вагон красной икры в вагон зеленого горошка. Ведь в стране побеждающего бюрократизма куда важнее иметь порядок в документах, нежели на деле. Комиссии, проверки, специалисты, эксперты — вся эта братия способна превратить разваливающееся дорожно

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

В наше время нужно носить шапку-неведимку!

Миша Бортновский
Новости партнеров


наверх