Похеренное поколение: история Насти

Вика Лопырева
Мы продолжаем серию статей о поколении, рожденном с 1991 по 1993 год. Рожденным в эти года сейчас по 25-27 лет. Мы родились, когда развалился союз, пошли в универ, когда случился экономический кризис, стали работать, когда рухнул рубль. В детстве мы играли в кучах листвы, а спустя несколько лет осваивали социальные сети. Мы помним очереди, но не знаем, как простоять в них долго. Наше детство прошло в дефиците. Взрослую жизнь мы встречаем в изобилии: когда всего слишком много, но не того, что нужно. Это поколение, к которому я и сама себя отношу, по праву может называться «похеренным».

Чтобы найти ответ на вопрос «почему», я решила пообщаться со своими ровесниками. Это истории пяти представителей поколения, говорить с которыми пришлось о разном, чтобы понять, что и когда пошло не так.

История Насти.

«Он даже не стал оправдываться: „да изменяю, а ты что думала?“ Ну, я в слезы. Сначала думала, что плохая жена, потом думала, что недостаточно красива» — Настя рассказывает о своем первом браке так, будто рассталась с мужем вчера, хотя на самом деле 4 года назад. Они прожили вместе чуть больше года. Он ушел из семьи, когда сыну Алеше не исполнилось и трех месяцев. «Муж-объелся груш» снова женился, но не на той, с кем изменял. Настя в 27 лет вернулась к родителям с ребенком.

«Я влюбилась. Наверное, первое сильное чувство испытала...и сразу к такому уроду. Вообще, у меня отношений серьезных особо до него и не было. Так — какие-то мальчики, переписки. Кстати, говорят, что у миллениалов меньше секса в жизни, чем у их родителей. Я тому подтверждение! Ну, и к тому же, как не влюбиться, когда он такой обходительный, ухаживал красиво. Да и вообще мне хотелось съехать от родителей скорее» — у Насти обеспеченные родители, правда, к ним у нее немало претензий.

«Я вообще всегда хотела быть актрисой. В шикарном платье идти по красной дорожке, кругом фотокамеры — жеманно заламывая запястья, Настя показывала себя на дорожке и весь свой нереализованный потенциал — Но отпустить меня в театральный в Москву из Иркутска они не согласились, поэтому пошла в тот ВУЗ, в который смогли запихать, как бы ужасно это не звучало. Что-то там с юриспруденцией...но мне пофиг было уже».

Учеба, откровенно, не клеилась. Насте хотелось творчества, а не зубрежки. Лекции она меняла на литературу, артхаусные фильмы, музыку. Для друзей она, похоже, кладезь интересностей.

«Очень хотела посмотреть „Аннигиляцию“ с Натали Портман, но че-то не получилось. Мне искренне интересно, как они воплотили всю эту дичь, что в книге».

Возможно, если бы Настя стала актрисой, она бы снималась в хороших фильмах. Во всяком случае, она сама в этом убеждена, когда говорит про Голливуд, а вот отечественное производство ей не нравится.

«Пусть меня назовут русофобом, но я ненавижу российскую популярную культуру. Почему все кругом такое стремное? У нас отвратительная мода, стыдные фильмы, а музыка такая, что прям фу — одно сплошное нравственное страдание! И им не стыдно эти помои выплескивать на зрителей и слушателей. Я как-то раз — и мне стыдно в этом признаваться — была на концерте Стаса Михайлова. Ты бы видела, что творилось в зале. Эти несчастные тетки были так вдохновлены, я поняла главное: наши бабы очень хотят быть любимыми. Это как будто в подкорку вшито. Будто, знаешь, с войны мало кто вернулся, все боролись за внимание мужчин, а для них вообще это не имело значения, потому что война — это травма. Она ломает психику: какие бабы? И вот мы все тянем эту лямку недолюбленных: женщины воспитали жеманное поколение мужчин, которое не знает, какими нужно быть, как обходиться с дочерью. А потом получается, как у меня — какие-то дебильные ухаживания стали основанием для брака. Понимаешь — я поверила во всю эту фигню — типа, я подарю тебе эту звезду...просто слова».

Настя считает, что как бы ты не жил, выглядеть ты должен хорошо. Сама не помнит, у кого она это вычитала. Возможно, у Коко Шанель. А может и нет. Тем не менее, она следует заветам неизвестного мудреца: выглядит дорого, по крайней мере в своем инстаграме. Хотя, набор искусственных прелестей — губы, ресницы — тот же мудрец счел признаком закомплексованности. Тем не менее, это пользуется спросом. Среди тех, кто формирует спрос на ненастоящую красоту и нашелся муж, теперь уже бывший.

«Он написал мне в инсте. Мы заобщались, встречи, свидания. Предложение он очень красиво мне сделал...не знаю, я верила, что мы как-то подходим друг другу очень. Может быть, он клюнул на внешность. Может, это моя ошибка, но я всегда хотела быть красивой. Помню, лет в 10 мне впервые в руки попал Voque. Мне не хотелось быть той, кто его делает или кого на обложку снимают. Мне хотелось быть той, кого снимают в первом ряду на показе. Или, на крайней случай, той, кто кладёт свежий номер в дорогую брендовую сумку и бежит на любимую работу. Хотя, я никогда особо не понимала, кем нужно быть, чтобы иметь любимую работу и при этом доход, позволяющий иметь эти вещи. В общем, мне хотелось, чтобы было так. У меня есть дорогие сумки, я могу положить в них Voque, только вместо офиса в Париже я пойду на детскую площадку в Иркутске. Наверное, в этом тоже беда нашего поколения: мы форсировались, когда по MTV показывали „По домам“, фильмы про то, как ты приезжаешь из Мухосранска в Париж и становишься Натальей Водяновой. Или книги а-ля „Шопоголик“: недалекая шмоточница влюбляет в себя богатого босса. В общем, кругом один блеск и красота, даже тот же „Дикий Ангел“ — все об одном: можно жить в дерьме, но однажды все изменить. Никто нам не объяснял, что жизнь — она вот такая: мать-одиночка в Сибири растит сына без надежды на то, что что-то может измениться к лучшему».

Удивительно, но Насте ни дня в жизни не пришлось работать. Родители пытались уберечь ее от нужды и прививали вкус к жизни. Так что проблема у нее сейчас одна: как научиться этот вкус обеспечивать. Но Настя не унывает: не имея планов на жизнь, она уверена, что однажды сможет купить дом на Бали и выйти на красную дорожку. Хотя все чаще цитирует «Мемуары Гейши»: «мечты для женщины как заколки для волос: с возрастом выглядят глупо».

«Я могла бы винить в своей судьбе родителей, государство, но я же понимаю, что по большей части сама виновата. Родители переживали и хотели, как лучше, наверное, думали, что я тоже займусь семейным бизнесом. Но я другая: я хочу творчества. Государство? А что оно мне сделало? Меня вообще не волнует вся эта политика. Они решают свои проблемы, мы — свои. Жизнь то одна, не хочется ее тратить на борьбу с кем-то, кроме себя: собственной лени, неуверенности, каких-то обстоятельств по типу „мама испугалась отпускать дочь в чужой город“. Не знаю, что будет дальше, но хочется, чтобы сын гордился своей мамой, чтобы смотрел на меня и понимал, что нет ничего невозможного».

Похеренное поколение: история ЖорыПохеренное поколение: 5 историй из жизниЧем живет поколение 90-х: о чем думает и на что уповает? Это истории пятерых людей, говорить с которыми пришлось о разном, чтобы найти то общее, что делает из нас представителей "эпохи распада"

Из аула да на орбиту

Ринат Есеналиев

Про грядущий бой Хабиба и Конора.
Спорт всегда являлся предметом гордости многих для россиян, но гордость эта — не за количество стадионов и спортивных комплексов в нашей стране, а прежде всего за достижения наших соотечественников. Если бываете за рубежом, то, наверняка, когда узнают о вашей национальности, вам называют имя русского политика, одного космонавта, а потом имена двух или трех наших спортсменов. В ближайшее время может произойти событие, после которого к списку называемых радушными иностранцами имен, к Овечкину,

...

О типологии российского подростка: интеллектуалы

Михаил Тарасов

Есть такой образ подростка: цветочек, растущий в пыли у забора. Вроде и свежий, и красивый пока цветочек, и силы у него есть расти, ан нет — превратится он в загаженный бурьян. Потому что изначально он слаб, даже ничтожен. Загляните такому в душу — тоска и скука, а за ними — ожидание пустоты. Вот и ерепенинится такой цветочек, пока есть силы, колючки из себя выращивает, хулиганит, но все равно ждет того момента, когда жизнь его окончательно станет на рельсы обыденности и можно будет катиться к смерти, ни о чем особенно не сожалея.
Вот поэтому хочется посмотреть на других подростков — у которых есть СИЛА. Сила тоже разная бывает, я говорю сейчас о силе ума.Поступило ко мне предложение поучаствовать в жюри всероссийской олимпиады по русскому языку, и я не стал отказываться. Олимпиада — это не про жи — ши, это про серьезные «умственные вопросы», это, кроме того, некий отбор в избранные, которым облегчается поступление в лучшие вузы.

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Но реадовка греется на пуканах бомбящих подписчиков?

Павел Трухин
Новости партнеров


наверх