«В какой-то момент у нас чуть не взорвался немецкий броневик»

Евген Гаврилов
Смоленский режиссер о своем новом фильме про Великую Отечественную

Хотите верьте, хотите нет, а дело было так. Больше десяти лет назад мой одноклассник и друг Вадим Канделинский стал вместе со мной оказываться по ту сторону тогда еще даже не объектива, а дешевой линзы едва-едва умеющего снимать видео мобильника. В те годы о видеоблогерах слышать никто не слышал, но доморощенные ролики по приколу снимали многие — кто занимался паркуром, хвастаясь записями перед друзьями, кто довольствовался съемкой шашлыков на даче. У нас как-то все больше уходило в корявое подобие фильмов — типичное развлечение школьников, размалеваться кетчупом, изображая зомби, потрясти камерой «от первого лица," наложить хруст ломаемых костей...

Ну снимали и снимали, с кем не бывает. А 12 лет спустя вдруг пришло осознание — отпечаток-то в душе остался. Я — фотокорр Реадовки, в арсенале Вадима — год работы военкором на Донбасе, а в 2017 году добавился еще и короткометражный фильм «Квартира 108». Картина вышла неоднозначная, однако, своего зрителя имела, равно как и успех у сведущих в режиссерской профессии людей — два кинофестиваля, столичный «Святая Анна» и наш «ArtShort» взяли фильм в программу и все заверте...

Сейчас за окном теплая майская погода, а Канделинский, допивая едва ли не дюжинную чашку кофе, не стесняя жестикуляции, рассказывает о новом проекте, то и дело поправляя мои вопросы ремаркой — «я не режиссер. Громко звучит. Зови просто «организатор съемочного процесса». Организатор сейчас упорядочивает свои кино-знания в московской школе «Свободное кино» Дмитрия Куповых — частого гостя смоленского фестиваля короткого метра «ArtShort». И ближе к лету как раз настает пора практики — от кино-этюдов к более серьезным работам. В формате питчинга среди 40 однокашников Вадима преподаватели выбрали 6 самых интересных идей, среди которых, как вы поняли, одна и принадлежала смолянину.

«Мне военная тематика очень близка и всегда хотелось что-то свое сказать в этом жанре на кино-площадке, - говорит он. — Идея фильма «Броневик» не из воздуха пришла. Просто однажды наткнулся в интернете на фотографию изрешеченного пулями и осколками советского «БА-10» с лежащим вокруг убитым экипажем, и вдруг осознал — а ведь про этих героических ребят никто ничего не снимал. Есть фильмы про подлодки, танкистов, летчиков, саперов. А где дань уважения тем, кем в буквальном смысле слова на начальном этапе войны затыкали все дырки?».

Легкие броневые автомобили типа «БА-10» и их более поздние модификации не раз выручали Красную Армию в боях с силами Вермахта в 41-42 годах. Когда танки терялись в окружении целыми корпусами, а прущую на восток гусеничную нечисть чем-то нужно было сдерживать, в бой шли защищенные в лучшем случае от стрелкового оружия и легких осколков автомобили. Засады, контратаки, иногда лоб в лоб не лучшим образом сказывались на численности техники. Смертниками, конечно, экипажи БА не считали, сложно было везде, но потери были колоссальными — из каждой сотни машин в строю к началу зимы 41-го выживало в лучшем случае несколько единиц.

«Сейчас даже в музеях «БА-10» сохранилось всего 4 экземпляра, - разводит руками Вадим, — это пришлось учитывать. Потому у нас фигурирует более поздняя модель, «БА-64» и время действия — 42-й год. К нашему городу привязки конкретной нет. Это просто эпизод, связанный с безымянным экипажем бронемашины. С владельцем техники (в съемках был задействован еще и немецкий транспортер «ханомаг») Константином меня познакомил друг — Дмитрий Самохвалов. Встретились, обсудили, идея всем понравилась, решили снимать. Москва дисциплинирует в плане сроков — если «Квартиру 108» я снимал и монтировал больше года, здесь на все про все меньше месяца. Только две недели назад была читка сценария, сняли все за один день, а полный показ уже на днях. Сложно? Безусловно. Интересно? А то!».

Конечно, сейчас, когда капитализм расправляет свои бумажные плечи, первый вопрос, который просится — а дорого ли нынче снимать кино, да еще и с военной техникой? Как оказалось, энтузиазм и горящие глаза съемочной группы позволяют существенно сократить расходы.

«23 тысячи за все про все. Это при условии, что владельцу броневиков идея интересной показалась, мы платили только за бензин и эвакуаторы — доставить на локацию. Костюм немецкий арендовать нам вышло столько же, во сколько обошлось две боевых машины. А остальное — еда. На голодный желудок работать не дело. Вообще, очень бюджетно получилось, учитывая, что в Москве в одном музее, я узнавал, один день аренды танка стоит 50 тысяч без учета доставки и горючего».

Того самого гитлеровского офицера, чей костюм пришлось арендовать, играет преподаватель Вадима, московский актер и режиссер Владимир Кудряшов, чье впечатление от ураганом пронесшегося съемочного дня в пригороде Смоленска укладывается в одну фразу: «накатался на всю жизнь вперед!». Ну а в целом, по словам участников процесса, все шло достаточно гладко благодаря опыту и подготовке — когда имеешь на руках четкий план раскадровки, постановки камер, а среди ассистентов есть знающие Канделинского не первый год люди, а так же его одногруппники по киношколе, работа ускоряется в разы.

«Для несведущего человека может показаться, что наоборот, тележили, - улыбается Вадим, — в 6.30 утра прибыли на место, в 20 часов уехали, а на выходе получим 5-минутную короткометражку. Ну, может, еще с режиссерской версией для своих и интернета, минут на 10-15. Но при этом снимали три оператора, плюс квадрокоптер, у каждого по 40-60 гигабайт видео, не считая звука! Зато после такого насыщенного дня к критике абсолютно спокойно относишься. Каждый, кто принимал участие, знает себе цену и понимает, в чем различие замечаний от разбирающихся в кино людей и простой треп ради трепа в комментариях».

Полностью сюжет съемочная группа, поделившись несколькими кадрами с площадки, конечно, раскрывать не стремится. Из того, что известно, типичная ситуация на Восточном фронте: окружение, двое суток не спавший экипаж «БА» без карты и каких-либо ориентиров в попытках прорваться к своим, выезжает на перекресток, где отдыхает отряд немцев. Завязывается погоня и вроде бы более скоростной советский броневик уходит в отрыв, но в самый неподходящий момент кончается горючее, а патронов осталось всего ничего... Все карты, по словам Вадима, раскроются перед смолянами уже этим летом — в его планах с одобрения Дмитрия Самохвалова включить показ фильма в программу фестиваля «Салют над Днепром».

«Ну а пока снимали, у нас незапланированная техническая пауза случилась, — вспоминает режиссер. — Был очень жаркий день, а с мусором у нас на полях, сами знаете, как дела обстоят. То тут, то там бутылки валяются. Видимо, где-то как стекло как линза сработало и трава загорелась. Буквально метрах в ста от нас. Кому-то в голову пришло пропахать землю вокруг на «ханомаге», чтоб остановить огонь — а то все сухое, пока там пожарным объяснишь точные координаты. Пропахали — лучше не стало. Транспорт не быстрый, тлеющая трава уже успела на колеса намотаться. В какой-то момент я понял, что языки пламени уже к двигательному отделению подбираются — еще чуть-чуть и взорвется броневик. Думаю, ну все, сняли кино... Нет, думал, тогда, конечно, более смелыми выражениями, но их здесь лучше не вспоминать. Мы полтора часа с пламенем воевали. Справились. Чтобы понять масштаб, скажу, что нас работало на площадке 30 человек и все тушили! Только после сообразили, что можно было и снимать параллельно — кадры больно живые с дымящим «ханомагом», но было уже поздно».

Такой опыт, без сомнения, закаляет, но бросать Смоленск ради столичной режиссерской карьеры Вадим Канделинский не планирует. Объясняет это просто — в нашем городе прослойка создающих что-то свое людей не так велика, тогда как в Москве живущих сугубо мечтами одних только молодых режиссеров несколько тысяч.

«Больше возможностей — да. Но когда большинство среди этих тысяч ничего не снимают, потому что не с кем, не на что и не для кого, зачем к этому стремиться? Здесь у меня сформировалась отличная команда, среди которых как местные, так и ребята из киношколы: это Андрей Чернобуров, Сергей Героев, Владимир Горкин, Алексей Петрашевич, Елена Тугушева, Екатерина Балыкина, Дмитрий Самохвалов, Сергей Хомяков. И что мешает пригласить на съемки кого-то из столицы? В Смоленске, кстати говоря, можно снять вообще любой жанр. Пусть не огромное разнообразие локаций, но тем и интереснее этим заниматься. Так что ждите, скоро снова где-то в окрестностях прозвучит наше «камера, мотор!».

«Танцы на костях». Археологи сделали сенсационную находку в самом центре Смоленска

Анна Новосельцева

Раскопки в самом разгаре, но уже понятно, что под землей сокрыта могила, которую искали два столетия.
В воскресенье, 7 июля, центр Смоленска буквально кипит: на Королевском бастионе в Лопатинском саду проходят масштабные археологические раскопки. Специалисты российско-французской экспедиции ищут могилу наполеоновского генерала Гюдена и, судя по всему, весьма успешно — из-под земли уже показались стенки гроба.Близкий друг и любимец Наполеона I Сезар Шарль Этьен Гюден де ла Саблоньер участвовал в Смоленском сражении 1812 года. В ходе битвы при Валутиной Горе 19 августа (по новому стил

...

Туризм не без причины

Евген Гаврилов

В Смоленске прошла выставка-презентация знаковых для региона культурных событий.
«Вот только попробуйте сказать после, что вас не предупреждали» — с такой фразы и хочется начать краткий экскурс по происходившему сегодня, 12 мая, в Лопатинском саду. ТИЦ «Смоленский терем» старательно борется с неинформированностью наших людей, касательно происходящего в городе и области. Ну а сам по себе событийный туризм — те самые атмосферные интересности, ради которых в регионы нередко съезжаются гости со всей страны и из ближнего зарубежья, как нам видится, и есть спасительная ниточка

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх