ArcticTrip: Место, где война закончилась только вчера

Евген Гаврилов
Цепляющий за душу музей на тундровых выселках Муста-Тунтури

Travel-проект Readovka.news и фотографа-путешественника из Смоленска Никиты Ионова, день по-прежнему первый (помним, в июле солнце за Полярным кругом не заходит), сутки — уже сбиваемся со счета, какие. Позади остались Мурманск, поселок Териберка, Ловозерские горы и многие сотни километров, пройденные пешком, проеденныеArcticTrip: там, где снимали "Левиафана"По-европейски жаркое лето на краю северной российской земли на велосипеде и машине. Как вы уже помните из предыдущих частей путешествия, повествование ведет сам Никита, прямо из сердца заполярных простор нашей родины.

Помните песню «растаял в далеком тумане Рыбачий, родимая наша земля...»? Впереди по планам как раз этот полуостров. а так же Средний и хребет Муста-Тунтури, но между ними вклинивается еще одна, совершенно незапланированная глава нашего проекта. Подтолкнул к спонтанной остановке покосившийся указатель «Музей, 600 м», на который обратил внимание. Дважды за время прошлых поездок я проезжал мимо, думая, ну что здесь может быть за музей? Памятник очередной стоит, пара железок рядом. Напрасно, как оказалось! Проехав пару километров (расстояния на севере — они такие), оказался у небольшого, скажем так, поселения — несколько домиков-цистерн среди тундры. Именно так я себе представляю типичный аванпост — последний островок в диких краях, который обжили люди. Рядом с цистернами стоит техника разной степени убитости, вдалеке виднеется край океана. По атмосфере — чисто компьютерная игра, Аллоды какие-нибудь.

Подхожу ближе — один из домиков оказывается музеем. Музеем обороны полуостровов Рыбачий и Средний. Стоит отметить, что оборона советского Заполярья — одна из самых славных страниц истории ВОВ — фрицев здесь остановили в самом начале. Наступление продвинулось совсем немного и местами линия фронта сохранялась стабильной по 900 дней!

На стук ко мне выходит смотритель, создатель и директор в одном лице — Юрий Михайлович Кобяков, который охотно проводит экскурсию, живо и ярко расписывая, как все происходило здесь больше 70 лет назад. Причем дыхания времени совсем не чувствуется — словно Вермахт отступил отсюда только вчера, побросав в спешке укрепления и оружие. Сам же музей состоит из экспозиции под открытым небом, музейного помещения и линии фронта, проходившей на хребте Муста-Тунтури. Все серьезно и весьма представительно.

Разговорившись с Юрием Михайловичем, узнаю, что работает он на общественных началах и полон энтузиазма, несмотря на немолодой возраст. Поток туристов здесь немаленький и, когда кто-то приезжает, он обязательно откладывает домашние дела и ведет приезжих по местам боевой славы. Причем рассказывает все очень эмоционально и интересно — редкое качество у экскурсоводов — это я вам говорю, как человек проработавший в этой профессии. «Стереться» и выгореть эмоционально легко — эмоции в рассказ удается вкладывать 10, ну 20-25 раз, но когда повторяешь один и тот же текст больше, у очень и очень многих гидов все скатывается в то самое гундящее «посмотритеналевопосмотритенаправо». Здесь же — все живо и ярко, будто ты первый, кому хозяин показывает свой музей, очень круто!

Места боев на самом хребте иду осматривать уже в гордом одиночестве — чего зря напрягать пожилого человека? Лишний раз на гору в 190 метров не стал с собой звать, и так хватает информации визуальной. По пути на гору встречаю несколько старых мемориалов, еще советских лет, а так же множество братских могил, облагороженных поисковиками. Да, списки павших здесь не такие мрачно-длинные, как, например, на Ржевском выступе, но и надписи «5 бойцов, 17, 32» тоже горько читать — сколько жизней оборвалось, защищая эти каменистые просторы...

Обратил внимание, что возле каждого памятника насыпано без счету всяких военных железок — хвостовики минометных снарядов, гильзы, каски и т.д. Это удивляет — в более южных широтах России «черные копатели» уже давно подчистую выскоблили многие места сражений, а здесь это лежит просто так, будто действительно, окопы покинуты только вчера.

На полпути к вершине оборудована небольшая часовня и церковь — позвонить в здешний колокол, чтобы почтить память погибших защитников отечества — хорошая традиция и очень берущая за душу — почти минуту слышишь, как многократно повторяющееся от перезвона эхо отражается от скал, стихая вдалеке...

Скалы наверху ничем не зарастают и ощущение погружения в ожившую историю лишь усиливается — никаких привычных музейному завсегдатаю новоделов и копий. Никаких выдаваемых за воевавшую технику пушек-танков, расставленных вдоль российских дорог, на деле принадлежащих сильно послевоенным годам. Бронещиты, стрелковые ячейки, колючая проволока, а земля... Слышали расхожее выражение «земля напополам с железом»? И я слышал, вот только в живую представить себе такое, как оказалось, не мог правильно — это не речевой штамп, которым описывают чаще всего какой-нибудь Невский пятачок или Мамаев курган. Здесь под ногами ковер из металла — оборонительные чехлы от гранат, части пулеметных лент, осколки, какие-то искореженные жаром огня запчасти и бесчисленное множество гильз.

На полусгнивших «рогатках» заграждений угадываются крупные осколки артиллерийских снарядов, проржавевшие ошметки мин. Дует сильнейший ветер, навевая на мысли — как же сложно было воевать здесь, где и в мирное время, будучи подготовленным туристом-путешественником, ступаешь с опаской, продумывая каждый шаг по скалистой местности, да еще налегке, дожидаясь хорошей погоды, а не с оружием, в мороз под 40 градусов или осенний ливень. Как? Стальные люди были, по-другому не скажешь! Пожалуй, это подтверждение множеству патриотических речей, статей и произведений искусства, можно назвать самой главной достопримечательностью Рыбачьего. И самой нужной. Спасибо вам за это, Юрий Михайлович!

ArcticTrip: космос Хибинских гор, туда и обратно

Евген Гаврилов

Смоленский путешественник о неизвестных взрывах, вездеходном священнике и полнолунии на вершине самой старой гряды Европы.
Пока центральная полоса России постепенно готовится по погодной части к осени — во многих регионах жара уступила место долгожданной прохладе, путешественник и фотограф из Смоленска Никита Ионов надевает еще одну кофту совсем по иной причине — впереди горы Хибины. Старейший массив Европы, а от того уже изрядно «потрепанный» эрозией, ветрами и дождями — пики сплошь пологие, а высота

...

ArcticTrip: там, где снимали «Левиафана»

Евген Гаврилов

По-европейски жаркое лето на краю северной российской земли.
Трэвел-проект ArcticTrip от Readovka.news и фотографа-путешественника из Смоленска Никиты Ионова вновь на связи! Для тех, кто пропустил прошлые серии, рекомендуем ознакомиться с «программой» и поисками горных источников в Ловозерах. Ну и не

...


наверх