Больная женщина из Воронежа полгода боялась выйти из дома и умерла

Екатерина Зигзаг
Страх потерять квартиру оказался сильнее страха смерти

Как сообщает региональное издание « МОЁ! », одинокая женщина из Воронежа боялась выходить из дома около полугода. Страх потерять квартиру оказался сильнее страха смерти, и она умерла.

Более 4 месяцев 55-летняя Ирина не покидала стен своего жилища. А все почему? У женщины была достаточно сложная судьба. Еще в детстве у нее обнаружили ДЦП, но болезнь ребенка смогли скорректировать. Обзавестись семьей не получилось, все, что было у Ирины — родители, — но и тех однажды не стало.

«Она очень трусливая была»

«Она очень трусливая была. Я хорошо знала её родителей, которые, пока были живы, её опекали. Единственный ребёнок, инвалид детства, в четырёхкомнатной квартире... Они боялись, что после их смерти кто-то захочет обмануть Ирину и отнять жильё. Поэтому научили её быть очень недоверчивой и бояться всего и всех», вспоминает соседка по площадке, Анна Ивановна.

Однако женщина не сразу стала затворницей. С возрастом пришла деменция: женщина могла посреди ночи выставить свои вещи на лестничном пролете, а позже занести их обратно в дом, придумывала странные истории о своих соседях и знакомых... Несмотря на это, люди ей помогали: приносили покушать, оплачивали ее квартирные счета.

Но в один день все изменилось. Однажды во время устранения коммунальных неполадок работники увидели, что у Ирины сломан замок, это стало последней каплей — женщина испугалась и обзавелась навязчивой мыслью, что сейчас к ней кто-то придет и украдет ее вещи, а может убьет ее, чтобы завладеть жилплощадью. Она начала отказываться от предлагаемой помощи и навсегда застряла в своих драгоценных четырех стенах.

«Как можно без пищи?»

Прошло 3 месяца, казалось, ситуация сдвинулась с мертвой точки: из-за двери Ирина пожаловалась, что сломала ногу, ей тут же предложили помощь, вызвали МЧС. Но когда спасатели прибыли на место, женщина начала браниться и наотрез отказалась, чтобы они ломали замок и проникали в квартиру. Время шло, а больная хозяйка так ни разу и не решилась выйти на свет.

«Как она вообще выживает четвертый месяц? Как можно без пищи?» — задаются вопросом ее соседи.

Законодательство поддерживало Ирину в отказе от помощи социальных служб и от любого проникновения в квартиру — ведь это адекватный дееспособный человек, находящейся в собственной квартире и имеющий право на неприкосновенность. Но в адекватности стоило усомниться...

Не так давно соседи, обеспокоенные неприятным душком из квартиры Ирины, вызвали полицию. Худшие ожидания подтвердились: за закрытым замком, цепочкой на двери и намертво заклеенным глазком правоохранители обнаружили истощенное тело затворницы.

«Мы не имеем права подвести нашу девочку и людей, которым она помогает»

Анна Бахошко

Родственники победившей смерть смолянки рассказали о больших победах и огромных трудностях.
Оля Самулеенкова попала в трудную жизненную ситуацию — так пишут добропочтенные слуги народа в своих бесчисленных отказах помочь. В переводе же с чиновничьего диалекта русского языка на человеческий девушка попала в самый настоящий ад: вот уже три года молодая смолянка парализована после жуткой аварии. Сначала медики называли Олю живым трупом, овощем, обузой — как угодно, только не человеком, шансы вывести ее из вегетативного состояния были равны практически нулю. Во

...

По ту сторону московского вокзала

Ольга Хамицкая

Один день из жизни «Социального патруля» — службы, пытающейся отговорить бездомных жить на улице.
Небольшую «Газель» возле Курского вокзала в Москве знают все, точнее «все», кто действительно нуждается в помощи. Приезжие же с недоумением рассматривают на машине ярко-красную наклейку «Социальный патруль». Для бездомных людей этот автомобиль — спасение, тем более зимой. Если летом они могут и в парке переночевать, то в холода им приходиться тяжко. Мало найдётся желающих впустить дурно пахнущего человека хотя бы в подъезд своего дома. Сами виноваты? Может и так, но на сегодняшний день в

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх