В Смоленске прошел творческий вечер поэта «из другого измерения»

Екатерина Зигзаг
Разговор о галлюцинациях, наркотиках и буддистском уме

В Смоленском государственном университете прошел творческий вечер московского поэта «из другого измерения», Ильи Семененко-Басина.

«Он из другого измерения»

Творческий вечер прошел в рамках международной научной конференции «Аврамиевская седмица» — 2018. Масштабный проект, посвященный памяти святого преподобного Авраамия Смоленского и объединяющий науку, просвещение и религию, уже не в первый раз проходит в стенах СмолГУ.

С Ильей Викторовичем я познакомилась впервые, и он произвел очень приятное впечатление. Высокий стройный и галантный мужчина с отточенным профилем начал встречу с самого важного — прочтения стихотворений. Его мягкий и в то же время твердый тембр разливался по залу, завораживая и очаровывая зрителей. Между рядами перешептывались:

— Он не из Союза писателей?

— Он из другого измерения, — послышался интригующий ответ.

И, действительно, Семененко-Басин не похож на типичного поэта своих лет. Шутил, что он не индуистское божество, и что ему не хватает рук, поэтому читал стихи строго у трибуны. Каждый раз выходя к ней, он снимал часы и клал их рядом, чтобы смотреть за временем. Обычно самовлюбленные поэты, не щадящие публику, готовы делится своим творчеством без конца, но Илья Викторович не из таких, он четко следовал отведенному «лимиту».

Немного биографии

Как только он чувствовал, что в зале созрели вопросы, он покидал трибуну, усаживался за стол и располагал к себе увлекательными беседами о вечном. Из этих бесед я узнала, что передо мной не только поэт, но и художник, а также доктор исторических наук и профессор Учебно-научного центра изучения религии РГГУ.

В его поэтической карьере был и период затяжного творческого кризиса, Илья Викторович забросил писание стихов на целых 14 лет, после чего «родился заново в 21 веке». Произошел «упадок» в биографии поэта в 1992 году. Он поделился с нами мыслями, которыми тогда был одержим — чувствовал будто закончилось все русское искусство, будто все в нем оборвалось, как обрывается билет на бобине кондуктора. На этот долгий период поэт ушел в живопись.

Как рассказал Семененко-Басин, выйти из кризиса посчастливилось лишь в феврале 2006 года:

«Случайно или неслучайно, но я возвратился к стихам в год смерти Айги».

Праотцы в поэзии

Аудитория поинтересовалась, кого поэт считает своими праотцами в лирике, намекнув на черты восточной поэзии в его творчестве. Он возразил, что китайского не знает, и раз на то пошло, может назвать отцами — русских переводчиков. Посмеялись. Среди Золотого века Илья Викторович выделил Пушкина и Батюшкова, а среди Серебряного — Белого и Крученых:

«Среди моего окружения говорят, что последний сумасшедший хулиган, а за пристрастие к нему меня даже ругают».

«Каленым железом выжигался сюрреализм»

От разговора о поэзии плавно перешли к обсуждению живописи, оказалось, что в среде приближенных к Басину художников (в творческом объединении «Колесо») «каленым железом выжигался сюрреализм»:

«Достаточно было упомянуть Дали, чтобы стать «нерукопожатным».

Оказалось, что до 90-х Илья Викторович не выпускал сборники стихов, а делал artbooks (книги художника) и даже рисовал стихи. Последнее занятие он не забросил, этим летом начал писать на холсте стихотворение Тургенева в прозе.

«Альтернативные методы вдохновения»

Заговорили и о том, что подталкивает к написанию стихов. Честно говоря, познакомившись с текстами автора, можно было предположить, что он находит «альтернативные методы вдохновения». Но оказалось — Семененко всегда был против алкоголя и наркотиков, даже когда эти пристрастия культивировались художниками и поэтами, когда почву для творчества обеспечивали галлюцинации. Как объяснил поэт, для него в этом плане важнее буддистское понятие ума, представляющее собой единство восприятия, психики, разума и сознания.

К сожалению, интересная беседа подходила к концу. Заключительное слово взяла заведующая кафедрой литературы Ирина Викторовна Романова:

«В вашей поэтике чувствуется умеренное сочетание авангарда и архаики, неспешность и осознание каждого слова, вам удается в стихах зафиксировать определенное время, прочитав их, ностальгируешь и возвращаешься к невозвратному, спасибо за встречу!»

Мы вынуждены были расстаться с неординарным человеком и ярким автором.

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: Анастасия Костикова

«Взрывное устройство решили отсоединить уже перед самым полетом»

Евген Гаврилов

Истории о времени первооткрывателей космоса, прямиком из музея Юрия Гагарина.
За окном конец ноября — довольно застойное время для всякого рода движений — мало кто отправляется в путешествия, погода располагает лишь к посиделкам в пледах с горячим кофе, а значит, самое время для нашВторая часть небольшого путешествия по городу имени первого космонавта от редакции Readovka. Первая обитает вот по этой ссылочке. В отличие от мемориального музея Юрия Алексеевича, музей Первого полета бо

...

Музей без расписания, афиш, билетов и людей

Евген Гаврилов

Чем живет мертвая смоленская деревня Новая Мацилевка.
Навигатор услужливо подмигивая не желающей прогружаться картой, намекает — ребята, это путь в никуда! Одумайтесь, пока не поздно, дорога кончилась пару километров назад! Но даже при всем желании развернуться на едва угадывающейся тропке между двух рядов деревьев не выйдет, а сдавать задним ходом — не спортивно, ведь мы почти прибыли.

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Прикольно все это читать! У кого нет машины называют водителей какими-то водятлами( завидовали бы молча), а те у кого машины есть оправдывают этого водителя! А людей жалко, особенно девушку,т.к. перелом костей таза может и к инвалидности привести. А пешеходы для своей же безопасности в темное время суток должны носить светоотражатели. Вон они в фикспрайсе по полтиннику продаются.

Марина Карпова
Новости партнеров


наверх