Лучшие педагоги оказываются «за бортом»

Марина Рассолова
Смолянин Михаил Федорович Чмель, как и многие другие, лишен высшей квалификации. Первое «спасибо» реформе образования

Странную вещь я узнала несколько месяцев назад: оказывается, нынче педагога (в том числе и обучающего игре на музыкальном инструменте) оценивают по неким баллам. Баллы эти набираются путем публикаций в интернете, присутствием на конференциях, помощи в организации конкурсов, благотворительными выступлениями и участиями в местных сообществах учителей.

А как же успехи учеников? Тоже учитываются, но, как ни странно, это не самое важное при оценке деятельности преподавателя. Всего лишь «одно из».

Благодаря такой системе вышло, что человек, посвятивший всю жизнь обучению детей игре на музыкальных инструментах; умеющий привить любовь к русским народным инструментам; руководитель оркестра, в котором играют ученики школы искусств, ее выпускники и педагоги — оказался не достоин того, что ему когда-то присвоили. Фактически — педагога понизили.

Узнав, что Михаил Федорович Чмель оказался в таком положении, я поехала в детскую школу искусств, что на Покровке (им. Балакирева). Именно там он преподает.

Кто такой Михаил Федорович?

Я его помню еще с детства. Училась игре на скрипке во второй музыкальной школе, а он вместе с супругой занимался народными инструментами. Так вот, у меня с ним связано такое воспоминание: осень, льет дождь, на улице — темнота. Михаил Федорович стоит вместе со своими учениками под козырьком школы после занятий и ждет общественный транспорт для каждого. Пока все не сели на свои «номера» — не ушел. Вот тогда еще подумала: надо же, как беспокоится о тех, кого обучает.

Теперь, говорят, он при необходимости учеников на машине подвозит и встречает.

Это о человечности. Конечно, такое не учитывается для определения квалификации, но все равно упомянуть хочется. О педагогике и успехах я еще напишу. А пока — об аттестации.

Аттестация

Она проходит каждые пять лет. За это время преподаватель должен накопить «доказательства» своей профпригодности.

И вот Михаил Федорович предоставил в областной департамент по образованию свое портфолио, и вдруг узнал, что он — больше не педагог высшей категории.

Я написал заявление, подготовил пакет документов: аттестаты, какие проходил курсы повышения квалификации и прочее — там много требований, — рассказывал мне преподаватель. — Ну и как снег на голову узнал, что я не прохожу аттестацию. Как-то... по своей работе я считаю, что это просто несправедливо. И проблема не только во мне. Хохлова Нина Сергеевна (фольклор) и Дронова Алла Анатольевна (сольфеджио) из нашей школы тоже не прошли, хотя уже много лет она у них была.

Первая реакция — узнать причину. Обычно сообщают: не соответствуют документы. Либо перепишите на более низкую квалификацию, либо добавьте в течение нескольких дней недостающие документы. Но в этот раз подобных звонков никому не было. И на все попытки выяснить, что к чему, не давали четкого ответа. Однако окольными путями удалось узнать, что, согласно новым критериям оценки (применяют с января 2018 г.) Михаил Федорович набрал всего 27 баллов, а надо — 41.

Узнававшему человеку объяснили причины, а тот передал педагогу.

— Они сказали, что я не печатаюсь в интернете, не выступаю на конференциях, не даю мастер-классы вне школы... Как оказалось, выступая по детским садам и библиотекам, можно набрать количество баллов и стать педагогом высшей категории.

И это правда. Вот некоторые из ныне принятых критериев:

  • — организация и проведение массовых досуговых мероприятий;
  • — мастер-классы, выступления на семинарах, презентациях, конференциях, круглых столах;
  • — участие в сетевых Интернет-проектах, направленных на обеспечение высокого качества организации образовательного процесса;
  • — участие в сетевом взаимодействии педагога в рамках профессиональных сообществ за последние пять лет;

Все это очень интересно. Но не должен ли педагог в первую очередь учить? Развиваться — конечно, осваивать новые методики — тоже необходимо. Да и цифровые технологии, различные программы надо использовать преподавателям (что, в основном, они и делают).

Но — все остальное? Если плюсовать сюда семинары, публикации и всякое участие в сообществах, то и преподавать будет некогда.

Пока размышляю, Михаил Федорович достает грамоты и награды.

— Я не могу сам себя хвалить, могу показать результаты участия в конкурсах.

Оркестр

Смотрю — одна из последних: оркестр под руководством Михаила Федоровича получил «Гран-при» на международном конкурсе.

Участвовали 14 стран Европы и Азии. И победили наши смоляне!

К слову, оркестр занесен в Книгу Почета города-героя Смоленска, является лауреатом многих областных, республиканских и международных конкурсов. Ниже второго места ни в одном конкурсе не занимал.

— Этим оркестром я руковожу с 1976-го года. Именно тогда пришел преподавать в музыкальную школу. По программе положено, чтобы ученики играли в оркестре — и мы это осуществляем. Таких оркестров в области всего три: наш, второй — в смоленском Дворце творчества детей и молодежи и третий — в Верхнеднепровской школе искусств.

— А есть те, которые уже окончили школу, но продолжают играть?

— Да. Есть, конечно. Полина Гращенкова, Ваня Туманов, Лера... Есть.

— Сколько человек сейчас в оркестре?

— Сорок.

Далее я вижу отдельную папку с наградами и дипломами самого педагога. И еще одна — победы его «детишек» — так он называет своих учеников. Папка пухлая. Здесь и Даниил Клименко, и Антон Шидловский, и Алексей Володченков. Все они не раз были победителями на конкурсах, имеют различного уровня награды.

— Как справляетесь с набором детей?

— Народное направление никогда не было особо популярным, но при этом дети всегда есть. Хотя даже по телевизору редко когда увидишь игру на балалайке. Но сейчас она наряду с домрой стала появляться в передаче «Синяя птица», что очень приятно.

Действительно, нынче гораздо больше пользуется спросом школа блогеров, ну или эстрадное пение. Обучение английскому языку, конечно, вне конкуренции. Выбор огромен. Однако хороший педагог умеет показать красоту народной музыки — и именно потому у Михаила Федоровича нет недобора: его выпускники приводят своих детей к нему на обучение. И новые знакомства, конечно, есть — дети приходят после ознакомительных бесед в общеобразовательных школах.

Кузница кадров

Руководитель Смоленского русского народного оркестра имени Дубровского Игорь Александрович Каждан по моей просьбе рассказал о педагоге:

Ученики Михаила Федоровича приходят к нам в оркестр и достигают больших результатов. Балалайка — редкий инструмент в Смоленске, не всегда даже есть, кого пригласить. Михаил Федорович, можно сказать, кузница кадров. Что касается его оркестра, это большой труд, и оркестр звучит. Он делает все возможное для привития навыков ансамблевой игры начинающим музыкантам, чтобы они могли в дальнейшем развиваться. Ведь основы закладываются в музыкальной школе. И он с этим успешно справляется. Михаил Федорович — профессиональный педагог.

А теперь немного порассуждаем

Что есть школа искусств? Вот с чем для начала следует разобраться. Это место, где проходит предпрофессиональная подготовка или же просто дополнительное образование?

Если первое, то тогда надо понять, что такое занятия с учениками при подготовке на конкурс. Без дополнительных (при этом неоплачиваемых) часов здесь не обойтись никак. Это не то, в чем ученик самостоятельно может натренироваться. И, в общем-то, вместо научной работы тут, скорее, педагог будет заниматься с конкурсантами, чтобы их талант раскрылся в полной мере. Причем нередко это бывает даже не только в школе, но и у себя дома. Итак, публикация методичек уйдет «в минус», а отбор учеников будет более тщательным.

Однако ДШИ надо выживать, потому принимаются на учебу и те дети, которым «не совсем дано». И тогда можно говорить просто о дополнительном образовании. Речь уже не идет о конкурсах. Обучение полезно для того, чтобы понимать музыку, развивать мышление, вкус, при этом, конечно, получить навыки игры на инструменте. Теперь ушли «в минус» — победы.

Конечно, зачастую школам приходится совмещать одно с другим, и к каждому ученику искать индивидуальный подход. Но не к этим целям системой призывается педагог.

По сути, он должен пять лет готовиться к аттестации, ̶п̶о̶к̶у̶п̶а̶т̶ь̶ получать всякие сертификаты, печатать работы, организовывать семинары и участвовать в круглых столах, что в мире музыки странно. А ученики — помимо этого.

Так и представляю себе Баха (у него ведь был достаточно хороший преподавательский опыт), корпящего над методичкой для публикации. Или еще лучше — организующего массовое досуговое мероприятие. Высшая категория ему, кажется, была бы не по зубам.

Вспоминаются слова Михаила Федоровича:

— Я понял, как таковая моя работа никому не нужна. Что я трех учеников привел на конкурс, что одного. Теперь ценится другое.

Кстати, это правда. Важно не количество учеников на конкурсе, а захват разных уровней — областного, федерального, международного.

То есть если три ученика одного педагога стали лауреатами на всероссийском конкурсе — это, например, два балла. Если один — тоже два балла.

А вот если кто-то на областном, кто-то на федеральном, а кто-то на международном — то баллы плюсуются. То же самое с публикациями методических работ. Их надо публиковать на всех уровнях, если хочешь достичь высот.

Все это направлено на повышение ценности квалификации, улучшения качества образования. Но, вероятно, добьемся другого: более «пластичные» станут эдакими «собирателями баллов». Глупая система. Особенно — в культуре.

Супруга Михаила Федоровича Татьяна Ивановна Чмель

Но даже пусть областной департамент образования все сделал по закону. И не он его придумал. Однако как насчет разъяснительной работы? От него или же института усовершенствования учителей?

Педагоги старой закалки оказались совершенно не подготовлены к аттестации ни психологически, ни документально. И, кстати, оскорблены они не из-за денег — теряется из оклада меньше тысячи рублей. Здесь играет роль другое: то, что не подсчитаешь в баллах.

Впрочем, это только начало.

Рособрнадзор объявил о том, что грядет масштабная проверка всех учителей на профпригодность. Около 40 тысяч педагогов из 70 регионов будут «взвешены» — им предстоит выполнять задания, отвечать на вопросы в анкете и так далее. Рособрнадзор подготовился: он разработал новую модель оценки компетенций педагогов.

А дальше балловая система ждет врачей. И тогда категория хирурга тоже будет оцениваться не по количеству вылеченных, а по участиям на конференциях да семинарах. И это — вполне серьезно.

ПС: сейчас у Михаила Федоровича — первая категория. Претендовать на высшую он сможет только через два года.

Москвичка умудрилась забить двухкомнатную квартиру мусором до самого потолка

Яна Никольская

Вызволять женщину пришлось спасателям.
Жительница Москвы Татьяна Борисова превратила свою двухкомнатную квартиру около метро Тимирязевская в свалку ненужных вещей. Правда, сама она так не считала.56-летняя женщина так и продолжала бы жить дальше, если бы не вмешались соседи. Им помешал жуткий запах в подъезде, источник которого удалось легко вычислить.Жильцы попытались дозвониться до дамы, но она не открывала дверь. На место пришлось вызывать спасателей и медиков «скорой помощи». Дверь вскрыли,

...

Маленькая смолянка с букетом страшных заболеваний не может получить инвалидность

Анна Новосельцева

Девочке с редким недугом не могут или не хотят помочь?.
15-летняя смолянка Карина* страдает редким заболеванием — болезнью Пайра, которая стала причиной целого букета серьезных недугов. За последний год девочка перенесла две серьезные операции и продолжает бороться за жизнь. Дорогостоящее лечение подростка дается ее матери-инвалиду непросто, но, несмотря на рекомендации врачей, помощи от государства женщина получить не может — комиссия медико-социальной экспертизы не видит оснований для назначения девочке инвалидности. Впрочем, о

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Кстати. Почему Квадру до сих пор не окропили?!

Владимир Василевский
Новости партнеров


наверх