Молодая смолянка уехала в путешествие по миру с одним рюкзаком и 35 тысячами рублей в кармане

Анна Новосельцева
Мир Востока глазами «Даши-следопыта»

Даша К. в свои 22 года жила жизнью самой обычной девушки: учеба-дом-работа. В глубине души смолянка мечтала путешествовать — не попсово, с турфирмой, а самостоятельно, чтобы увидеть мир какой он есть.

Претворить мечту в жизнь мешали очное обучение в университете и, разумеется, страхи. Минувшим летом Даша закончила исторический факультет СмолГУ и решила, что откладывать путешествие больше нет смысла — пришло время собирать чемодан, а точнее рюкзак. Месяц назад девушка покинула малую родину. Сегодня она проснулась в Грузии, оставив позади несколько стран и бесчисленное количество городов. Впрочем, обо всем по порядку.

«Мне хотелось путешествовать, но я не знала, как это осуществить»

По словам Даши, мечта о путешествии поселилась в ее сердце 2 года назад, когда она стала задумываться о своей цели жизни.

«Мне хотелось путешествовать, но я не знала, как это осуществить — дорого ведь и небезопасно. А потом начала интересоваться этими вопросами, автостопами, способами передвижения, конкретно про страны, стала общаться с опытными ребятами, поняла, что это вообще не сложно», — рассказала девушка Readovka.ru.

Уехать в неизвестном направлении в одиночку девушка не решилась. К счастью, в одном из тематических пабликов «ВКонтакте» смолянка познакомилась с единомышленником из Санкт-Петербурга Ромой.

«Я просто искала попутчика, и у нас совпали маршруты и интересы. Выехала в Москву месяц назад, 10 сентября. Там впервые с Ромой и встретились, чтобы подать документы на визу в Иран. С этого момента вместе. Пока что».

Так Даша и ее попутчик получили визы и, вооружились палаткой, спальниками, туристическими ковриками, газовой горелкой и одеждой, двинулись на Восток.

За минувший месяц молодые люди побывали на юге России, в Дагестане, Азербайджане, Иране, Турции и Грузии. Завтра, 9 октября, путешественники отправятся в Армению. На момент начала путешествия у Даши в кармане было всего 35 тысяч рублей. Сейчас — половина от начальной суммы. Как — известно одному Богу и самой смолянке, поэтому предоставим слово ей.

Восточные сказки глазами смолянки

«Для меня путешествие — это метод познания мира вокруг и познания самого себя через этот мир. Особенно если это не тур, когда у тебя есть 7 дней, билеты в оба конца, определенная сумма денег, и у тебя прописан каждый шаг. Здесь другое: ты так же продолжаешь жить, но расширяя свою зону комфорта. Видишь, что на самом деле происходит вокруг, и себя начинаешь понимать. Уходишь от стереотипов, и как маленький ребенок, изучаешь все вокруг с нуля. Это — альтернативный способ жить.

Первой точкой маршрута моей новой жизни стал Дагестан. Самое интересное в нём — люди и культура, которые просят тебя не верить СМИ и приезжать, чтобы восхищаться горами и Каспием, чтобы удивляться и доверять. Каждый подвозивший нас рассказывал о другой стороне ислама, каждый готов был помочь, каждый уверял тебя в безопасности. Нет плохой нации, есть плохие люди.

Молитвенные комнаты на заправках, женщины в платках пьют чай на расшитых креслах возле современных магазинов, белых приор и бродячих собак не пересчитать по пальцам рук. Скоростных ограничений в вождении здесь просто нет, как и почти нет безнала и привычных супермаркетов.

И это не плохо, и это не хорошо. Это просто другое, особенное, поэтому интересное.

Две ночи мы провели в палатке на ветреном побережье в Дербенте. Гуляли по городу, готовили еду на газовой горелке, смотрели на море, ничего не делали.

Когда весь твой дом умещается в один рюкзак, упрощается ли жизнь или усложняется? Я пока ещё не поняла. Но то, что она начинает сводиться к поиску и обеспечению себя первыми необходимыми удобствами — сном, едой, туалетом, минимальным физическим комфортом, — это бесспорно. Остаётся немного жизни на посмотреть и почувствовать, что вокруг, и реже дать волю воспоминаниям о том, о сём на 10 минут, которые тут же выветриваются с осознанием, что нужно быть здесь и сейчас, и значит идти дальше.

На прохождение границы Дагестана с Азербайджаном мы потратили два часа. На контроле меня попросили пройти в ту комнату, а затем в ту комнату, показать рюкзак, показать телефон, ответить на вопросы от цели посещения следующих стран до показать сообщения в «Вайбере» и позвонить маме, чтобы уточнить, в курсе ли она, куда едет ее дочь. «Такие меры безопасности», — пожимали плечами пограничники. А мы с Ромой, сидя в разных кабинетах, пытались придумать одинаковую историю наших «долгих отношений», ибо чем южнее от России, тем жёстче социальные рамки.

Конечно, нас пропустили. После получаса болтовни «Как вы так решили жить в палатке» до объяснения, что означает нашивка «Бродяги Дхармы» на моем рюкзаке. Поэтому штамп стоит, а следующий этап — Азербайджан.

По дороге до столицы все реже встречался доступный русский язык в разговоре, и все чаще нам предлагали чай, еду и помощь по любым вопросам, даже в денежном плане. Асфальт на трассе становился ровнее, из-за гор и маленьких деревень появлялись индустриальные постройки, жёлто-степные пейзажи сменялись остеклёнными высотками, торговыми центрами и полной цивилизацией.

Может, это только я такая глупая, представляла себе «какой-то там Азербайджан, из которого все давно переехали в Москоу сити». Но то, что я увидела, совсем не встраивалось в систему забытой богом страны.

Максимально комфортно и современно. Приятная глазу «питерская» архитектура, удобное новое метро и общественный транспорт, идеальное освещение ночного города, минимал колхозного дизайна парикмахерских «Марина» в сочетании с большим количеством магазинов, кондиционеры не буду уже восхвалять, ибо климат, посетила почту — жирный плюс, больница (в которой, к сожалению, пришлось полежать) — невероятна — о тебе так бесплатно родственники не позаботятся, и это с учетом того, что она находится даже не в Баку.

Попутчики и большинство, с кем нам приходилось общаться, говорили, что в Баку без бизнеса и денег ты никто. По-моему, тут дело не в Баку.

В общем, день мы потратили на поиск приспособленного для плавания Каспийского моря, но нашли только набережные и порты. А вечер на прогулку по сияющему огнями центру. А потом вообще расслабились и решили в хостеле ночевать.

Радостно попрощавшись со столицей, отправив открытки на Родину, выехав за город и заката хорошее настроение местным кебабом, мы вышли на трассу.

Треть пути проехали с азербайджанцем и, как выяснилось, с его матерью. Это была импровизация общения на азербайджанском с минимальными русскими вставками. Мужчина активно жестикулировал и угорал в поисках слов, которые он знал со времён Советского Союза. А пожилая женщина и вовсе ничего не понимала: она смеялась, когда смеялись все, озабоченно тыкала пальцем в пирсинг на моей брови и, смущённо улыбаясь, разглядывала татуировки.

Вторую треть пути мы прокатили на кожаных сиденьях комфортного «Мерседеса» с водителем, который искренне не понимал слова «автостоп», но был рад помочь. Приблизительно с этого момента мне надоело объяснять, что такое Смоленск, и Рома за двоих говорил про Питер.

Третья машина довезла нас до самой Астары, самого пешеходного КПП Азербайджан-Иран. Но так как время было уже позднее, и не хотелось тратить один день визы на ночной сон, мы решили найти место для палатки поближе к границе, а утром полные сил шагнуть в новую совершенно неизвестную страну.

Чудом мы не прошли и 200 метров, как наткнулись на небольшое зеленое поле, обнесённое бетонном забором. В ближайшем магазе на «бэд инглише» разъяснилось, что мы вполне можем заночевать на этом участке.

Не прошло и пары часов после отбоя, как я проснулась от жуткой боли в желудке. Признаюсь: проще сразу умереть, чем восемь часов блевать в кустах где-то на границе двух стран.

В 10 утра я в скрюченном состоянии лежала на траве в поисках позы, в которой можно вообще дышать, когда я просто перестала ощущать окружающий мир от дикой боли сжатого, казалось, до размера ореха желудка, я поняла, что дела куда серьёзнее.

В каком-то тумане Рома довёл меня до больницы. Я проснулась после капельницы, когда пять суетящихся медсестёр нависали над моей койкой, по очереди носили чай, интересовались самочувствием и южным акцентом почти по слогам повторяли: «Все будет хорошо. Не переживай».

Оставшиеся день и ночь мы провели в отеле. Мы спустили деньги на долбаный отель. Зато я все это время пропала на большой чистой мягкой постели, и, кажется, жизнь наладилась.

Теперь точно готовы к Ирану.

Мы стоим на границе перед металлическими массивными воротами. Девушки, стоящие рядом, намекнули мне, что не дело проходить границу в открытых сандалиях. Так для меня начиналась неделя высокой моды. Им мало платка на голове, мало штанов, мало платья, закрывающего попу и руки по локоть. Надевай носки под сандали и делай с этим, что хочешь. Ладно. Я была готова. Я понимала, куда еду.

Очередь, к счастью, двигалась. Когда мы зашли в помещение, пограничные служащие заметили светлокожих путешественников и провели нас мимо любопытных глаз в начало очереди.

Дальше все по-быстрому:

⁃ Дарьё? (Интересно, что здесь имя так и произносится, так как оно изначально персидское, и на фарси сочетание этих букв понимают под словом «море». Так что я очень надеялась на чью-нибудь заинтересованную реакцию)

⁃ Да, Дарья.

⁃ Турист?

⁃ Турист.

⁃ Где планируете быть в Иране?

⁃ ..перечень первых вспомнившихся городов...

⁃ Сколько дней планируйте пребывать в Иране?

⁃ 20.

⁃ *щелчок печати*

Вот такие дела. А в родной стране тебе доверяют куда меньше.

Мы стояли на площади, немного растерявшись и не зная, что делать дальше. Как работает этот исламский мир? Как говорить с людьми, если ты не знаешь фарси, а от нормального школьного английского остались поблекшие воспоминания.

С помощью гугл-переводчика мы заготовили шаблон для водил: «Мы путешествием таким-то способом (в Европе он вообще-то популярен). Проехали аж с самой России. Подкиньте нас, пожалуйста, бесплатно. Если можете». Два друга на машине дооолго думали и предложили нам, конечно, не Тегеран, но соседний город Ардебиль. Типа там мы вас к парку привезём — спите в палатке сколько угодно, раз не нужен вам автобус и отель. Окей.

Бывает и такое, что в парке, куда тебя привезли и куда тебе совершенно не надо было, стоит десять знаков с перечёркнутой красным крестом палаткой. Хорошо. Что-нибудь придумаем. Пойдём назад. В конце концов, за городом-то точно найдём какие-нибудь кусты.

По дороге надо было купить еды с собой, воды и перекусить. Во всех местах, куда мы заходили не было ценников. То есть ты такой турист спрашиваешь, и тебе называют непонятную цифру. И ты платишь, ибо нет вариантов. Русский интернет крайне скуп на инфу об Иране.

Мы прошли по как всегда ночному городу километров 5 и не нашли ни одного дерева. Мы вышли за город, и там нашли только производственный сектор и трёх худых бездомных собак, с повреждёнными лапами и гноящимися глазами. Им очень хотелось с нами играть или просто поесть, поэтому весь путь пока мы выбирались из сектора, они считали нужным нас торжественно сопровождать и пронзительно лаять.

Другая часть беды сосредоточилась в организме Ромы. Она была очень похожа на мою в Астане (разница в сутки) и постоянно хотела выйти из его тела.

Все усложнялось, и сил, чтобы идти дальше, уже не было. Мы остановились. Вот тебе и восточная ночь, сказки Персии.

Благо, дальше нас ждал Тегеран. Непонимающий и странный, потому что первым встал на пути у людей, которые сами не понимали, чего от него ждать. Хаотичный, быстрый, шумный и выбивающий из размеренного темпа.

Весь Тегеран для меня представляется скоплениям специализированных рынков. Выходишь на одной станции метро, ищешь продуктовый магазин, и вдруг попадаешь на мебельный базар: фурнитурой заставлены тротуары, стулья один на одном загораживают пешеходные проходы, какой-то парень бежит перед тобой с тремя вешалками в руках. То же было и с автомобильными запчастями, сантехникой, коврами и валютными пунктами обмена.

Тегеран не вызвал у меня желания вернуться и узнать его поближе. Ни своими однобокими музеями, ни несуществующими супермаркетами с реальными ценами, ни с поголовьем странных людей, которые хотят просто что-то тебе говорить на персидском языке и восклицать от радости при слове «Руссия».

Но, могу сказать, что мне нравится в этом городе, так это быть пассивным наблюдателем, ездить в минималистичном приятном глазу метро, переходить дорогу наугад, шныряя между мотоциклами, и ждать своего автобуса в Исфахан.

Чем Иран ещё мне запал, так это набором случайностей, которые с тобой случаются. И дело не в какой-то особенности и загадочности этих случайностей. Объяснение им очень простое — банальное незнание языка. Ты идёшь наугад, когда видишь на карте значок и чего-то ждёшь от этого знака. Иран учит ни на что не надеяться. Ты прибегаешь к помощи более 30 человек в день, чтобы они прочитали импровизацию перевода фарси на экране твоего телефона и указали тебе то ли направление, то ли обозначили своё согласие, то ли послали куда подальше. И ты никогда не узнаешь, что же они имели в виду.

Поэтому слепо перемещаешься за чьими-то указательными пальцами, соглашаешься на любую пищу в фуд-точках, даже на привал под мостом. Ну, а что делать? И под мостом становится хорошо. Ты перестаёшь требовать соответствий придуманным критериям, начинаешь принимать мир, какой он есть.

И ничего, что с утра начнётся рёв моторов, или поливальные машины примут твоё жилище за растущий рядом плющ — зато проснёшься пораньше, больше успеешь.

В Исфахане мы расслабились. Оставили рюкзаки на автовокзале до следующего автобуса, пошли изучать новую карту метро и искать долгожданные мечети.

В этом городе было куда спокойнее. Или это просто у нас появились деньги и возможность туристически осматривать достопримечательности. Однако людей, открыто пялящихся на тебя или кричащих «Мистер, такси?? Мистер, отель??» стало значительно больше. Тебе вечно хотят что-то загнать, экскурсию или свой долгий монолог на непонятном языке — это неважно. В Иране на любую помощь и предложение со стороны я стала реагировать резким «нет». Наверное, это неправильно, и перед поездкой нужно было учить фарси, чтобы вникать в местную движуху. Но мне нравилось быть просто наблюдателем и смотреть на совершенно другую вселенную глазами человека, не видевшего мир вне Российской Федерации.

Что о мечетях — то они и правда создают колорит востока и удивляют детальной искусной отделкой. Особенно те, которые составляют комплексы построек. Обычных мечетей по городам не так много — людям не нужно ходить в них, чтобы совершать намаз. А комнату для намаза можно найти где угодно: на рынке, на остановках, на автовокзале, в любой обитаемой точке.

Исфахан — не сильно крупный город. Насмотревшись на окраины, пройдя по центральным кварталам, уловив архитектурные капельки персидских сказок, мы отправились дальше, в Турцию, но об этом расскажу позже, потому что здесь плохой интернет...«

Дорога — мой дом

В настоящий момент Даша находится в Грузии. Завтра утром, 9 октября, смолянка и ее спутник из северной столицы отправятся в Армению, где ее с Ромой пути разойдутся. К счастью, смолянка уже набралась опыта и готова отправиться дальше одна.

«В Армении проведу, думаю, неделю, потом вернусь в Грузию и здесь, наверно, останусь примерно на месяц — мне здесь очень нравится. Не знаю, как я тут найду работу, и что буду делать. Но все может измениться за один день — у нас спонтанные планы, на ходу», — призналась Даша.

Генпрокуратура проверит самую крупную «серую» вырубку в Евразии

Николай Медведев

Варварское уничтожение лесов продолжается в верховьях водосборного бассейна, питающего питьевой водой Москву.
«Гринпис России» направил Генпрокурору Юрию Чайке обращение с просьбой провести проверку по сплошным рубкам на территории Самуйловского сельского поселения Смоленской области. «Реадовка». рассказывала о незаконных лесозаготовках, которые ведутся на реке Иноч и у деревни Борняки. «Распил» идет на

...

Москвичка умудрилась забить двухкомнатную квартиру мусором до самого потолка

Яна Никольская

Вызволять женщину пришлось спасателям.
Жительница Москвы Татьяна Борисова превратила свою двухкомнатную квартиру около метро Тимирязевская в свалку ненужных вещей. Правда, сама она так не считала.56-летняя женщина так и продолжала бы жить дальше, если бы не вмешались соседи. Им помешал жуткий запах в подъезде, источник которого удалось легко вычислить.Жильцы попытались дозвониться до дамы, но она не открывала дверь. На место пришлось вызывать спасателей и медиков «скорой помощи». Дверь вскрыли,

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Будет война вот посмотрите революция не за горами!А по поводу шоколадок и конфет это на мек на то что вам не придется к взятке покурать сладости а придется деньги давать еще и больше так как сладости запретили!!!!👏👏👏

Pavel-Igorevich Levshakov
Новости партнеров


наверх