Разговор о поэзии в «Ершово»

Григорий Медведев
Автор Readovka побывал на совещании начинающих стихотворцев

В середине декабря состоялись традиционные семинары Союза писателей Москвы для молодых литераторов. Впервые за много лет они прошли на выезде. В подмосковном пансионате «Ершово» собрались начинающие прозаики, драматурги, критики и сценаристы. Мне посчастливилось принять участие в семинаре поэзии под руководством Олега Хлебникова, Элины Суховой и Александра Переверзина.

Социальные сети дают возможность без труда публиковать свои творения и получать мгновенный отклик читателей. Но от этого стихи не перестают нуждаться в обстоятельном живом разговоре. Поэтический семинар по сути и есть такой необходимый для молодых авторов разговор.

В этот раз его участниками стали 17 человек. О стихах каждого из них мы беседовали более часа, поэтому отведенных на обсуждения трех дней едва хватило.

Происходило это так. Сначала автор читал несколько своих стихотворений, затем другие участники, которые ознакомились с текстами заранее, рассказывали о своих впечатлениях. В конце свой вердикт выносили мастера.

Самой юной участницей семинара стала 17-летняя Софья Барашкова. Девушка рассказала о себе невероятную историю. В 13 лет она ушла из дома в Воркуте, путешествовала по России, освоила несколько профессий, а недавно поступила в Литературный институт. И если в такую яркую биографию поверили не все, то не поверить в стихи было невозможно.

Завтра выпадет снег, заметая прогалины слов.

Лёд у края ведра. Торфяные колодцы ослепли.

Я сотку тебе плащ, заплетая колючие стебли —

Кровохлёбку, багульник, иртышник и болиголов.

Сохрани тебя мох от остынувших рук или рек.

Не таскай моих слов, по дырявым карманам не помни.

Танец сорванных рук, обнажённые локти и комли,

Соль горячей земли. Потому завтра выпадет снег.

В «Ершово» также приехали двое смоленских поэтов, участников известной в городе литературной студии «Персона», Анастасия Трифонова и Антон Азаренков.

Анастасия в своих стихах обращается к теме детства, которая становится поводом говорить о быстротечности времени и трагичности даже самого обыденного человеческого существования.

Что ни слово, то сложно.

Недетское время

отодвинуть

себя напоследок.

Прошлое крошится

печеньем

ванильным

и осыпается с неба.

Стихи Антона — это напряженный монолог, обращенный в конечном итоге к Творцу, чей мир автор не всегда может принять.

Ты же моя шептунья, всегда над левым плечом...

Длинная тень урочная в час отхода ко сну.

Самая лучшая! Дай мне любить другую — прямо и горячо;

и Другого, сорвавшего тебя саму.

Дай мне смотреть на солнце — без тебя.

Слушать бубны, лютни, рожки, кимвалы — без тебя.

Разреши не различать твой запах среди утреннего базара и летнего сада.

Ты ж моя крохотка!

Мой роковой комочек,

расцветающий в мозгу,

как бахчисарайская роза.

20-летний Михаил Бордуновский пока ищет свой голос и испытывает на себе влияние чужих поэтик. Впрочем, иногда с легким эпатажем он отмахивается от авторитетов.

искусство мне надоело

я не верю искусству

искренность мне надоела

я не верю в искренность

вы мне надоели

я не верю вам

вот что я сделаю:

дёрну за верёвочку, дверь и откроется

Ровесник Михаила воронежец Василий Нацентов уже приобрел некоторую известность в литературных кругах. Минувшей осенью он удостоился престижной премии «Звездный билет». На семинаре Василия упрекнули в том, что он «занял»" дачу Арсения Тарковского и не хочет ее покидать. Молодой автор заверил, что строит собственный дом, но, возможно, на чужом прочном фундаменте.

Мычу травой, но звук неповторим,

гляжу стрекозами, но взгляд неповторим,

и проще быть не встреченным, одним,

и знать наверняка,

что знает только ветер —

какое лето — лето мотылька

в чужом саду, на слишком белом свете.

Одним из самых интересных участников семинара стал Тимур Саед-Шах. В первую очередь он известен на российской рэп-сцене как МС Check, поэтому выступление в качестве поэта было для него своего рода сменой амплуа. Тимур автор книги стихов «фокус-pocus». По его собственным словам, работа над рэп-текстами и поэзией несхожие занятия. Однако этим двум видам искусства есть чему поучиться друг у друга.

Пульс учащен,в зеркале ход бытия,отраженье не спит,вход запрещен,хочу выйти я,но и выход закрыт.Вдох из шумного молчанья,выдох громкой тишины,всё хранит воспоминанья -забываем только мы...

Во внешне простых стихах петербурженки Юлии Крыловой обыденные вещи и детали вырастают до символа и обобщения, а сквозь быт просвечивает бытие.

потому что зима и радужка голубая

замерзает в солоноватый лёд

небо покрытое перистыми голубями

надвое делит взлетающий самолёт

и морозец трещит и трещинки уползают

вдоль по Невской губе в залив

хлопну как дверью замершими глазами

и оборву мотив

Критик и литературовед, автор книги о Мариенгофе Олег Демидов незло посмеивается над современной культурной ситуацией. Его упрекнули в том, что такие стихи «для узкого круга» хороши в ленте Facebook. Будут ли понятны эти тексты широкому читателю по прошествии времени, вопрос. Олег резонно замечает, что широкого читателя у поэзии нет и любые пишущиеся сегодня стихи так или иначе остаются «для своих».

поэзия такая

поэзия сякая

поэты то да сё

а в целом ничего

поэзия пленяет

поэзия линяет

читатель бряк и умер

а в целом хорошо

Мария Затонская тяготеет к поэзии, которую нельзя назвать вполне эстрадной, но которая предполагает скорее авторское чтение вслух, чем про себя. Ее камерные «уютные» стихи примиряют с жизнью и дают надежду.

радость, стиснутая в человеческом теле,

в чужеродной форме, смотрит в щели

зрачков - на руки, спрятанные в карманы.

радость — бабочка, бьющаяся в стенку стакана.

нервное хлопанье крыльев глазастых.

а тело стоит.

тело говорит:

«здравствуй».

Стихи Яны Юдиной также рассчитаны на живое исполнение, однако нисколько не теряют и при чтении с листа. Ее лирический герой — это ребенок, который внезапно стал взрослым и с удивлением смотрит вокруг: «Выйдешь с работы, сплюнешь: надо же было вырасти!» Именно поэтому в стихах Яны так много отсылок к детству, осознаваемому как потерянный рай. Впрочем, «взрослый мир» не противопоставлен ему, а лишь подсвечен легкой грустью. Вместе с успешными формальными поисками это делает ее интонацию яркой и узнаваемой.

***

Бог изнутри шаровой молнии

Смотрит на маленького ротвейлера,

Хозяйка выпятилась в безмолвии:

Раньше не верила.

Бог разговаривает своими искрами,

Зрачки ротвейлера ширятся, шерсть дыбится,

Хозяйка думает: сбежать бы отсюда по-быстрому

Или договориться.

Николай Васильев явил настолько мощный лирический напор, что невольно вызвал ассоции со своим земляком Александром Башлачевым. Это речь человека который не может ужиться с миром. Речь, которой тесно в самой себе, срывающаяся в «высокое косноязычие».

уходила природа в орду на поклон,как волчонок и рысь на закланье,и виднелась душа, будто лютый огонь,из-под воротника заоконье <...>только видно во тьме — неклеймёное сплошь,всё и так-то довольно серьёзно,и над лесом числа и сиянья ни в грошочевидно не жалко и звёздно

С предыдущим автором во многом схож Артем Стариков. Ему пока сложно обуздать тот поток слов и образов, который переполняет его. Самоценным становится сам акт высказывания. Это необходимый период ученичества, когда хочется заимствовать особенности всякого впечатлившего тебя поэта, перенять его манеру. Артем растет, читает, мыслит, ему предстоит научиться ограничивать себя, слегка «подсушивать» речь, и тогда он заговорит своим неповторимым голосом.

Пытаюсь жить.Твержу: я рос ничейв стране гранитных плеч и палачей,прямых, как меч, бессмысленных речей,где братство коньяка и автомата.Не машешь топором, не тянешь плуг,но вспомнишь вдруг, задумаешься вдруго молоке, о снеге чьих-то рук,о диктатуре пролетариата.

Полина Корицкая сложившийся поэт со своим удивительным зрением. Она умеет и знает, как построить стихотворение, чтобы читатель увидел то же, что видит автор, испытал те же эмоции. Это стихи человека, живущего здесь и сейчас, в одном времени с нами, и показывающего другим то, что они порой пропускают в житейской спешке. Будем благодарны за это.

Без конца в одну реку — и вплавь, и вброд. Без конца ржавеют внутри винты. Я вхожу в аптекарский огород, И стою, смотрю на его цветы. На осу смотрю, и, увы, не жаль, Что она умрет через два часа. Вот рука моя, вот нога — ужаль, Ну куда ты спешишь, оса. Я ходила долго, искала ночь, Но над садом этим не гасят свет. И никто, никто мне не мог помочь, Да и я не просила, нет.

Нижегородец Дмитрий Ларионов также один из самых многообещающих участников семинара. Его стихи — это своего рода лирический дневник, в котором поэт отчитывается, прежде всего перед самим собой, о прожитом времени.

Вот человек строкой цепляется за корку жизни, юность, двор.

Покуда титры не кончаются, он режет красный помидор.

И так вкусна его яичница! Но выйдешь в солнечный квартал,

где в хлебном Клавдия Ильинична, а человек уже пропал.

Ни седина, ни данность возраста, сплошной монтаж. Одна деталь:

вот он лежит на дне автобуса, и тот его увозит вдаль.

Верха деревьев пересвечены. Воздушных линий перебор

опять молчит. По праву вечности не происходит ничего.

Такая же дневниковость присуща и стихам петербуржца Алексея Комаревцева. Его, на первый взгляд, безыскусные зарисовки на самом деле исполнены с большим мастерством и озарены добродушной улыбкой.

Клён не может просто так стоять — словно монумент, застывший в бронзе.Он готов любому выдать «пять» — только ты подпрыгни и дотронься. Здесь не подойдет простой кивок, оклики, приветственные звуки, ведь не зря он ловит ветерок и для нас протягивает руки, смотрит на дорожку, на подъезд, видит группу лиц на перекрестке, и готовит свой коронный жест: с чем-то поздравляющий, партнерский.

Подводя итоги семинара, его руководитель поэт Олег Хлебников сказал очень важную вещь. По его словам, средний поэт, в отличие от, например, прозаика, никому не нужен. Мастер добави, что писание стихов — это один из способов познания мира и текст должен быть неожиданным прежде всего для самого автора. Если этого не происходит, значит и читателю он будет неинтересен.

В свою очередь, поэт и издатель Александр Переверзин отметил высокий уровень участников семинаров.

«Молодые авторы много читают и знают, — пожалуй, больше, чем мы их возрасте. Среди авторов были „условные“ традиционалисты и „условные“ авангардисты в соотношении примерно 60/40. Эстетические битвы случались даже в кулуарах, но все старались выслушивать оппонентов и относились друг к другу с уважением», — написал он позже в Facebook.

Добавлю, что подобные семинары — необходимая часть литературного процесса. Молодой поэт/прозаик не может быть замкнут в самом себе, а именно здесь он попадает в среду, которая дает импульс для развития. Сейчас, когда будущее «толстых журналов» туманно, а значимость словесности для общества отходит на третий-четвертый план, хотелось бы, чтобы такая школа для начинающих авторов не прекратила своего существования.

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: Андрей Тарасов

«В нашем городе на праздники либо в резиновых сапогах, либо с костылями»

Евген Гаврилов

Почему смоленская Масленица никогда не будет хорошей.
Смоленск. Ранняя весна. Аккурат после Международного женского дня заканчивается масленичная неделя — проводы зимы издревле проводились на широкую ногу и... как ни странно, в этом году в нашем городе организовали-таки неплохой праздник. Точнее, со знаком плюс были масштабы народных гуляний, а вот городская власть как всегда облажалась, не совладав с коммунальщиками. Но давайте по порядку.

...

Обещанный еще ко Дню города «Музей счастья» открылся в Моховой башне

Евген Гаврилов

Еще один шаг РВИО по окультуриванию Смоленской крепости — лучше поздно, чем никогда.
Моховую башню Смоленской крепостной стены разрисовали изнутри — примерно такой заголовок так и просился в этот текст. Но удержаться от кликбейта все же удалось в угоду информативности и сухим фактам. Все-таки, важнее именно само событие — открыли. Дождались. Учитывая общую неспешность, с которой работает с нашей главной городской достопримечательностью смоленское отделение РВИО,

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Илья, скороговорка. Рябовская. Хренвыговорительная."Муромцев троллировал, троллировал, да не вытроллировал".P.S. блин. Я пока это писал, у меня чуть пальцы в узел не завязались😦

Дмитрий Гусев
Новости партнеров


наверх