Смоленщина вошла в топ-5 по заброшенности сельхозземель

Игорь Владимиров
И это неплохо - можно заниматься лесоводством, считают экологи

«Гринпис» подсчитал, что в России не обрабатывается около 80 млн га земель сельхозназначения и составил рейтинг регионов по масштабу бедствия. Смоленщина опять в топе. Чуть-чуть не дотянув до «призовой» тройки, мы занимаем четвертое место в этом невеселом списке.

Больше всего таких земель в Башкирии — 4,2 млн га. За ним следуют Новосибирская, Тверская, Смоленская, Кировская, Нижегородская области, Татарстан, Алтайский край, Пермский край и Курганская область, сообщают природозащитники.

Неиспользуемые сельхозземли превышают треть Смоленской области. При общей площади региона около 5 млн га зарастают борщевиком и другими некультурными растениями примерно 1,8 млн га. Причем большая часть этой территории «не работает» более 20 лет и уже покрыта не каким-то «хмызником», а вполне приличным лесом.

Экологи подсчитали: если все эти земли использовать для интенсивного выращивания лесов, это позволит в четыре раза увеличить заготовку древесины по сравнению с нынешними объемами, и в перспективе это может дать 2810 постоянных рабочих мест на селе.

Однако для этого нужно на федеральном уровне легализовать лесоводство на сельхозугодьях.

«Из-за своего неопределённого статуса леса, растущие на землях сельхозназначения, ежегодно подвергаются вырубкам Распил века: как Гагаринские серые лесорубы обезвоживают МосквуПриродозащитники обнаружили в Смоленской области крупнейшую в Евразии незаконную вырубку: в бассейне Москва-реки безжалостно пущено под топор 450 га леса, и разграбление запретных лесов продолжается  и выжиганиям, а тысячи людей облагаются крупными штрафами за наличие леса на их землях и рискуют вообще эту землю потерять», — пишет Гринпис.

Изменить ситуацию может новая норма Лесного кодекса, которая заработает с 1 июля. Но подзаконные акты, которые объяснят, что можно, а что нельзя в этом бизнесе, у нас как водится запаздывают.

Получается, не так уж неправ был губернатор Маслов, который когда-то предлагал засадить смоленские поля елками.

«Мы не имеем права подвести нашу девочку и людей, которым она помогает»

Анна Бахошко

Родственники победившей смерть смолянки рассказали о больших победах и огромных трудностях.
Оля Самулеенкова попала в трудную жизненную ситуацию — так пишут добропочтенные слуги народа в своих бесчисленных отказах помочь. В переводе же с чиновничьего диалекта русского языка на человеческий девушка попала в самый настоящий ад: вот уже три года молодая смолянка парализована после жуткой аварии. Сначала медики называли Олю живым трупом, овощем, обузой — как угодно, только не человеком, шансы вывести ее из вегетативного состояния были равны практически нулю. Во

...

«Старая я, никому не нужная осталась, а живой в яму не полезешь!»

Евген Гаврилов

Смоленскую пенсионерку, похоронившую троих детей, вынуждают ютиться в здании бывшей конюшни без удобств.
В получасе езды от смоленского райцентра — Рославля, притулилось к Варшавскому шоссе село Екимовичи. По местным меркам еще вполне бодренькое, аж полторы тысячи жителей, а до 1961 года само было районным центром, пока не попало под «сокращение». Дома здесь стоят самые разные — есть и покосившиеся от времени хибарки, подпирающие древний плетень, есть и добротные срубы неместных, городских. А есть Марья Киреевна, живущая, точнее, доживающая свой век, в конюшне... точнее, в здан

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх