«Все это время опухоль росла в моем сыне»: красноярские медики предпочли отдых жизни ребенка

Анастасия Бодрая
Шестилетний Влад теперь неоперабелен

Обшарпанные то ли голубые, то ли бледно-зеленные стены больничной палаты. Под теплым мохнатым пледом в шерстяной шапке, свернувшись калачиком, спит 6-летний Влад Беляков. Очередной курс химиотерапии тонкой струйкой входит в маленькую ручку. Мама Настя старается не плакать, только иногда предательский ком в горле застревает и не дает ни говорить, ни дышать. Только иногда по больничной палате проносятся тихая материнская молитва вперемешку с такими болезненными словами: «Сыночек, только живи...».

Переживать не стоит?!

Весной прошлого года мама Настя и папа Артем заметили, что их малыш все время держится за шею, капризничает. Обеспокоенные родители отвели Влада к педиатру в Минусинске, что в Красноярском крае. Внимательно осмотрев маленького пациента, врач пришел к выводу, что ребенка просто продуло. Выписал согревающую мазь, да и отправил домой.

Легче не стало. Мальчика знобило, температура поднималась до 39 и сбить ее родители никак не могли. Особенно тяжело было ночью, когда боли усиливались. Влад стонал.

— Он не мог ничего рассказать или объяснить, — вспоминает папа мальчика. — Потом у ребенка начала худеть левая рука, да и сам начал сильно худеть. Ситуация все осложнялась-осложнялась. Понимая, что что-то происходит не то, мы привезли его в скорую помощь, где взяли анализ крови, который и показал низкий гемоглобин и повышенные лейкоциты.

Влада вместе с мамой Настей срочно направляют в соматическое отделение межрайонной больницы города Минусинска. Первый результат КТ показал какое-то новообразование на шее с наростом на позвоночник. Опухоль сдавливала костный мозг, поэтому резко худела левая рука. Местные врачи ничем больше не могли помочь, направили семью в город Абакан в Республике Хакасии для МРТ. Опухоль подтвердилась. Только вот медики не смогли поставить точный диагноз: какое образование и что это? До этого момента не было сделано ни гистологии, ни биопсии.

Операцию назначили в Новосибирске. И только там поставили диагноз — саркома Юинга, рак мягких тканей.

Выходные стоимостью в жизнь

Мама Настя крепко обнимала своего малыша, опухоль удалили. Прогноз весьма утешительный, теперь оставалось лишь пройти само лечение. Молитва материнского сердца услышана. Казалось бы...

Семья сразу приезжает в Красноярский краевой клинический центр охраны материнства и детства, где уже назначили химиотерапию. Влад мужественно прошел 5 курсов. Контрольные МРТ и КТ показали, что 6-летний малыш сейчас в ремиссии. Беззаботная улыбка, позабытая родителями, вернулась в голубые глаза любимого сына. На всякий случай, лечащий врач-онколог решает добавить еще 5 курсов химиотерапии аж до 1-го апреля текущего года. Семья соглашается, медикам тут виднее.

После итогового КТ 27 апреля у Влада вновь находят опухоль. Уже новую. Врачи уверяют, что беспокоиться не стоит, она небольшая, всего 1,5 сантиметра и ее легко можно удалить.

— Они только сказали, что это может быть рецидив. Нас отправляют в эту же больницу к нейрохирургу. Он посоветовал сразу все удалить, — с злостью в голосе рассказывает Артем. — Говорил, что операция простая, и все пройдет без осложнений. А дальше начался цирк...

Лечащий врач отказал в срочной госпитализации, поскольку впереди майские праздники, и никто оперировать ребенка точно не будет. Артем возмущался, мол как так? Ведь случай неоднозначный, и новая опухоль появилась крайне быстро. А если разрастется? Врач пожал плечами и с усмешкой ответил, что ничего не будет, что там уже все «прохимичено». А семье посоветовали приехать числа 6, как раз после всех отгулов, тогда и об операции подумать можно.

— Понимаете, мы живем в 500 километрах от Красноярска, а у меня сын после химиотерапии с ослабленным иммунитетом, — с болью в голосе рассказывает отец Влада. — Понимаете, мы и окна не открывали, ведь знали, что... Влад все равно подхватил насморк, а следом и температуру.

К запланированному числу Влад не выздоровел, семью отказались принимать, объясняя это тем, что «будет одеваться кислородная маска ребенку, и он может захлебнуться своими же соплями».

— Температуру не могли сбить по два часа. У меня паника, а вдруг сепсис! Ребенок бледный, вы даже не представляете. К нам приходит медсестра с грелкой, набитой льдом, — плача рассказывает мать Влада. — У нас и так в палате очень холодно. Почему лечащий врач не пришел? Почему у нас отношение к детям такое халатное?

Нужно ждать. Неделя. Другая. В двадцатых числах мая семья отправилась снова в отделение, рассчитывая на жизненно необходимую операцию. После КТ врач развел руками и сообщил маме Насте, что все теперь очень сложно и... он ничего не может сделать — опухоль разрослась на костный мозг. Время упущено. Влад неоперабелен.

— Я ругался, возмущался, а врач не реагировал, — пытаясь успокоится, рассказывает Артем. —  Я стал звонить в Новосибирск, где нас оперировали еще в прошлом году. Там нейрохирурги сказали, чтобы наш врач сделал МРТ и связался с ними, чтобы передать все медицинские карты и дела, что они там готовы помочь! Но наш врач не захотел. Мы умоляли его сделать простое МРТ, понимаете? На что он сказал, что сам аппарат нуждается в ремонте и только на следующей неделе его настроят. А без него и карт нас не где не примут...

Больше терять время семья не хотела. Артем забирает Влада вместе с женой и решает проходить все платно, как вдруг звонит телефон и за 5 минут аппарат МРТ наладили. Страшные последствия после процедуры только подтвердились — оперировать малыша нельзя. Документы отправлять в онкологические центры других регионов отказываются. Отец мальчика признается, что в пылу очередной перепалки, врач спокойно произнесет: «Ну, вы же меня не умоляли!? Вот и не было операции».

— После этого больница собирает консилиум врачей и нас приглашают. Никакого внятного ответа не дали и там, а своей «халатности» они не признают, — с тяжестью в голосе говорит Артем. - Я очень прошу разобраться во всем этом, во всей халатности... Все это время опухоль росла в моем сыне! Я могу ребенка просто потерять... Я не смогу без него, мы с женой 11 лет в браке, он желанный ребёнок... Сейчас ни один нейрохирург за нас не берется, потому что все это запустили до такого размера, до такого плачевного состояния. Я на грани, я не знаю, что делать... Никто никак не реагирует...

Шестилетний Влад тихо посапывает на плече у мамы Насти. Изредка малыш просыпается и робко спрашивает: «Когда можно домой?». Тогда в голосе матери появляется предательский ком в горле, который не дает ни говорить, ни дышать. Она не плачет, только тихо-тихо шепчет, что нужно еще немножечко потерпеть...

«Мне остается, только взять ружье и самому самосуд какой-то устраивать»

Последнюю неделю отец 6-летнего Влада бьется во всевозможные инстанции, чтобы его семье оказали помощь, чтобы помогли спасти его долгожданного сына. Тщетно. Артема или не выслушивают, или же напротив отфутболивают из учреждения в учреждение. Родители мальчика связывались с другими больницами, но врачи не могут даже ответить, в силах ли они будут помочь Владу, не ознакомившись с историей болезни. А лечившие парня врачи отказываются отправлять документы маленького пациента в другие регионы...

Получается абсурдная ситуация: красноярские врачи НЕ хотят признавать свою халатность и поэтому НЕ отправляют необходимые документы, медицинские карты коллегам из других регионов, где потенциально могут спасти жизнь 6-летнему Владу. Страх за свою карьеру для них ВАЖНЕЕ, чем жизнь ребенка.

Суровая машина региональной системы здравоохранения стала горой на защиту медиков. Но тем самым лишила 6-летнего ребенка права на жизнь. Получить хоть какой-нибудь комментарий от представителей больницы нам так и не удалось.

После того, как история Влада вышла за пределы Красноярского края, у мальчика появился реальный шанс получить квоту или же помощь от благотворительных фондов. Судьбой ребенка озаботились активисты. Но все это получится только при условии, что красноярские врачи все же перенаправят необходимую документацию в Москву, Новосибирск или Санкт-Петербург.

— Понимаете, мне остается, только взять ружье и самому самосуд какой-то устраивать, — говорит Артем. — Я больше не вижу выхода...

Родители, доведенные до отчаянья, готовые хвататься за оружие, разрывают звонками редакционные телефоны федеральных и местных СМИ. Последние и вовсе не хотят афишировать историю, ссылаясь на «отказ руководства больницы на проведение съемок в их учреждении, ибо репутация больницы пострадает».

Редакция READOVKA просит прокуратуру и министерство здравоохранения Красноярского края провести проверку в отношении врачей, которые поставили свой отдых ВЫШЕ жизни шестилетнего ребенка. О результатах данной проверки просим сообщить редакции.

Мы будем внимательно следить за судьбой Влада. Если вы хотите помочь, то можете обратиться на редакционную почту: [email protected] или по телефону: +7 (901) 700-48-58 или же написать в сообщения группы Readovka во «Вконтакте».

«Ложечку за маму!»: медики выяснили, отчего толстеют россияне

Вероника Серебрякова

Оказалось, все проблемы заложены с самого детства.
Главным внештатным специалистом-терапевтом российского Минздрава Оксаной Драпкиной были названы главные ошибки жителей нашей страны, приводящие все большее количество взрослых и детей к лишнему весу.Медик уверяет, что самая главная ошибка состоит в том, что взрослые и дети много едят, и так мало двигаются. Тогда как уговоры «ложечку за маму», чтобы ребенок съел как можно больше, излишни и вредны. К пище следует относиться разумно, а к рекламе — критически.К

...

«Детки, вы не забыли!»: День Победы в деревне Щеплево

Анастасия Бодрая

Ветеран без салютов, рукопожатий с президентом и цветов школьников.
Анастасия Федоровна Саунова — ветеран Великой Отечественной войны. Женщина кличит себя не иначе как Вековой Бабой, да и на это есть все основания — ей уже 98 лет.Нет, баба Настя не участвовала в боевых действиях, не уходила в партизаны, не вытаскивала с поля битвы раненных бойцов. Тогда еще 16-летняя Настасья вместе с маткой и батькой жила в деревне. Но она помнит, как ее чуть не расстреляли немцы за связь с партизанами.— Немцы пришли к на

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх