«Расползается наш карточный домик, до расселения не доживет»

Евген Гаврилов
Жильцы аварийной усадьбы в Дорогобуже 25 лет ведут безуспешную переписку с властями

Что рисует воображение при словах «старинная усадьба»? Величественный замок, резные скульптуры у входа, пышный сад с павлинами и строгую смотрительницу в отдающих нафталином залах, превращенных в музей. А жители дома №36 по улице Ленина в Дорогобуже видят грозящий рухнуть им на головы потолок и улицу сквозь трещины в стенах.

Не первый раз уже на проблемы (точнее хаос и беззаконие) в сфере ЖКХ обращают внимание нашей редакции депутаты Смоленской областной думы VI созыва. Так и в этот раз подсказали о человеческих страданиях депутат Кирилл Быстров и 1-ый секретарь Ленинского комсомола Анатолий Смирнов. В выражениях смоляне не стеснялись, описывая быт тамошних «выживальцев», а картина вырисовывалась по-настоящему жуткая — признанный еще при Ельцине аварийным дом не желают расселять, заставляя последних хозяев барской усадьбы существовать в скотских условиях без удобств.

В 1888 году на улице Смоленской (ныне — Ленина) семья Свешниковых закончила строительство дома. Не последние люди были в Дорогобуже: Дмитрий Иванович служил городским головой, брат, Федор Иванович — весьма успешный купец. Не удивительно, что дом их, имевший несколько пристроек для прислуги и хозяйственных нужд, считался красивейшим на весь город.

Жилым основное здание в начале своей истории было недолго, уже в начале XX века щедрой рукой хозяева передали его Алексеевской (в честь наследника престола) мужской прогимназии. Последние перед революцией годы ей управлял сам князь В. Волконский, а учеников насчитывалось больше сотни. И это для городка в 10 тысяч жителей! Думаете, о судьбе этого ветшающего, но все еще величественного дома пойдет сегодня речь? Как бы не так! Основной усадебный дом, вскоре после прихода советской власти вновь ставший жилым, уже расселен и заимел нового хозяина, из самой столицы. Прошедший 3 года назад аукцион закрылся на сумме всего 50 тысяч рублей, настолько плохо нынешнее состояние архитектурной жемчужины города. А ведь 10 лет назад при попытке выкупить аварийную усадьбу называлась сумма в миллион! Но тогда власти не дали добро по причине, о которой СМИ не писали, а местные и не в курсе.

Впрочем, планы нового «барина» тоже неизвестны — за минувшие три года здесь всего-то и сделали, что сирень цветущую срубили, а кусты прямо вокруг усадьбы и покидали. Жалко здание, но оно хотя бы не жилое уже. А вот рядом, через пуповину добротной кирпичной арки, цепляется за жизнь та самая хозпостройка, не то барская кухня, не то конюшня, в которой живут люди. Пока.

Хочется нормальной жизни

«В 1994 году эпопея наша началась, — вздыхает Светлана, у которой в аварийном доме доживает свой век 88-летняя мать. — Мы были на балансе ССПТУ №2, и уже тогда крыша течь начала. Обивали пороги, просили, чтобы нам ее отремонтировали. Ответ? Вот эта справка — износ конструкций дома составляет 100%, мол, добивайтесь нормального жилья, что мы будем деньги тратить впустую, все равно рухнет. Маму к себе прописала, у меня квартира в городе есть, так та выезжать не хочет — пожилой человек, за свой угол держится. Накроет потолком, зато на своей койке, говорит».

К длинному списку справок, заключений, отписок и запросов мы вернемся отдельно, а сейчас меня уже встречают местные жители. Бывшие и настоящие. На сегодня из пяти квартир обитаемы только две — из двух жильцы эвакуировались, устав от нечеловеческих условий. Хозяин еще одной квартиры сейчас отдает долг Родине. Но съехавшие не спешат выписываться из своего ветхого, по версии еще 90-х годов, жилья:

«Нам чиновники говорят, мол, что вы жадничаете, клянчите у нас новые квартиры? Уж извините, если есть закон, по которому из ветхих и аварийных домов расселяют за госсчет, то почему мы не можем этим воспользоваться? Налоги-то платим, на благо страны работаем, должна же она нам хоть что-то в ответ дать!».

Покосившаяся хибарка с провисающей местами крышей выглядит неважно со всех ракурсов — тут фундамент крошится в руках, там неровные ряды кирпичей напоминают синусоиды. Стены не замазаны, буквально залиты цементом и монтажной пеной, чтобы хоть как-то замедлить распространение трещин. Остановить их уже никто и не надеется. Дом разрушается слишком давно, и никаким ремонтом это не исправить.

«Когда училище развалилось, дом не принадлежал никому, - продолжает делиться судьбой своего жилища еще один выживальщик, Вячеслав. — На городской баланс кое-как все же приняли, а управляющей компании у нас так и не появилось. В итоге, что ни просим сделать — некому, нет оснований, делайте экспертизу, и прочие отмазки слышим. Ждут, пока на нас сверху крыша рухнет? Вон, в усадьбе так и было — только когда на втором этаже потолок упал, зашевелились, на первом ведь еще жил народ. И то дождались, когда уже почти все съехали и последним двум „отцедили“ подачку — одной малосемейку, другой денег на покупку нового жилья».

Квартиры в Дорогобуже не сказать, чтобы дорогие по российским меркам — 800 тысяч, и в руках окажутся ключи от неплохой двухкомнатной квартиры. Однушка — тысяч 600. Вот только берите во внимание, что в городе с населением меньше 10 тысяч человек даже эти деньги кажутся астрономическими. У того же Вячеслава оклад 7200 + премия, у его соседки — 7 тысяч без таковой. Одной из женщин, самой везучей, устроившейся на местный завод, платят целых 15.

Ипотечный калькулятор намекает, даже если 50% первоначального взноса на «однушку» будут уже внесены, при таких зарплатах выплачивать остальное потребуется 10-15 лет! Хотя, за расселение своей избушки люди бьются уже дольше...

Две хозяйки, обе матери двоих детей, открывают поочередно двери в свои, теперь уже нежилые квартиры. Запах плесени и сырости бьет в нос. Полумрак из-за забитых окон добавляет атмосферы хоррора — под аккомпанемент скрипящих полов аккуратно обходим вздыбленный пол, оглядываем наклонившиеся на бок стены...

«Да здесь убиться можно, — говорит одна из женщин, аккуратно шагая внутрь. — Потолок проседал еще когда здесь жили. Укрепляли чем могли, но толку. Через дыры в стенах могли с соседями переговариваться — все видно, все слышно. 7 лет назад уехали отсюда, не выдержали, а через месяц крыша в этом месте и рухнула».

Зияющая в потолке дыра красноречиво находится в полуметре от детской кроватки. Вовремя сбежали. Повезло.

Звуки снаружи слышно глухо — толщина стен около метра, потому и выдерживают столько лет. Зато вибрация чувствуется как в Смоленске от трамвайных рельсов, только здесь трястись столовые приборы и даже стены заставляют проезжающие автомобили. А ведь дом еще и в низинке стоит, чуть дождь, куда в первую очередь все выливается?

«Из коммуналки у нас газ, топимся им, около двух тысяч платим по зиме, — перечисляет Светлана, — за мусор квитанции приносят, только ходим мы к контейнерам или на Лермонтова (более 300 метров) или на К. Маркса, к почте (больше 500 метров). Вода в колонке, проводка пока вроде держится, свет есть. Туалеты — вон, будка за углом, расшатанная. Зато вид какой! И вот эту красоту всю мы терпим с 94 года, пишем, жалуемся, а нам все отписки да отписки. По осени был всероссийский день приема граждан по личным вопросам, ходили в главе района нашего, Олегу Гарбару, документы все собрали, подготовились. А он не явился. Зама прислал, а тот и ответить за него ничего не может — не моя, говорит, компетенция».

Бюрократия в кубе

Но как только в дело включились соцсети и речь зашла об обращении в СМИ, депутатского внимания дому перепало — по словам местных, прямо перед нашим визитом к ним заезжал председатель районной думы Виктор Таранов. Нас, правда, не дождался.

«Спрашивал, где тут у вас бабушка живет, — рассказывает Светлана, — и вопросами ее закидывает — а почему не попали под расселение, а почему отказались от жилья предоставляемого, а чем вообще недовольны? Человеку 88 лет, конечно, она растерялась. Уехал, я прихожу, а ее всю трясет... жилье предлагали! Как же — один дом предлагали, стены подперты, полы прогнили. Что толку от такого переезда, если шило на мыло?».

Еще один вариант расселения предлагался семье из третьей квартиры, на улице Калинина, 4. Сменить 37 квадратов на комнату в общежитии, для семьи из трех человек. Съездили мы по этому адресу: снаружи — опрятная двухэтажка, ослепительно белая, чистенькая.

Внутри: ремонт, как сказали нам местные жители, проводился здесь тот самый, за который сборов ежемесячно по тысяче рублей с квартиры идет. Только вместо капитального навели сугубо потемкинский лоск снаружи. В остальном же — метровые дыры в стенах, искрящая проводка и запустение. Отличная альтернатива!

Зато, наконец-то, появилась запись на сайте «Реформа ЖКХ» (по словам жильцов многострадального дома, задним числом) о включении здания в реестр аварийных. Правда, заполнено все тяп-ляп и со множеством огрехов: подъездов в доме 5, но жилых помещений почему-то 4 (при условии, что обитаемы всего 2 квартиры и один хозяин в армии), численность жителей по документам на сайте 10, хотя местные называют число 12 («кого из нас за человека не считают?»). Графа «дальнейшее пользование» — реконструкция, плановая дата сноса — 2026 год, а износ всего 56%. Самоисцеление после 100% по документам 1994 года, чудо, не иначе!

Чтобы понимать, через что прошли люди дома №34, вот очень краткая выжимка из их переписок с властями за последние годы. Копии документов имеются в распоряжении редакции «Реадовки». Внимание, опасный уровень бюрократии!

1.01.1994. Справка жильцу дома Зинаиде Васильковой, подтверждаем, процент износа 100%.

19.06.1998. Акт о техсостоянии дома от комиссии с участием главы г. Дорогобуж В. Стефанцова: множественная деформация перекрытий, нарушена цельность всех стен, аварийное состояние, капремонт нецелесообразен.

20.09.2010. Акт об обследовании жилинспекцией Смоленской области: визуальный осмотр показал множество трещин, сколов и деформаций. Администрации выбрать управляющую компанию, обеспечить безопасное проживание граждан.

22.11.2010. Включение дома в конкурс на отбор управляющей компании.

10.03.2016. Письмо жильцов с просьбой провести ремонт кровли.

23.03.2016. Специалист отдела ЖКХ районной администрации С. Лушпаева: визуальный осмотр подтвердил наличие дефектов крыши и деформацию несущих элементов.

31.03.2016. Глава района О. Гарбар: с улучшением погодных условий кровля будет обследована повторно.

07.06.2017. Жильцы: просим произвести наконец осмотр дома и внести в программу «Ветхое жилье».

19.06.2017. С. Лушпаева: установлены дефекты и деформация несущих элементов. Для дальнейшей эксплуатации необходимо обследование здания специалистами. Дом аварийным ранее не признавался.

23.06.2017. Жильцы: все акты за 1998, 2010, 2016, 2017 годы с просьбой признать дом аварийным.

28.07.2017. Администрация: денег в бюджете на 2017 год на проведение экспертизы нет. Внесем на 2018 год.

29.05.2018. ООО «Брянскземпроект». Техзаключение: дом создает угрозу жизни и здоровья, не пригоден для проживания.

25.06.2018. Администрация: комиссия по расселению состоится в августе текущего года.

28.12.2018. Администрация: для предоставления жилого помещения маневренного фонда обратитесь в 102 кабинет.

29.01.2019. Жильцы: внесите нас в реестр аварийного жилфонда!

27.02.2019. Администрация: вы включены в реестр.

27.03.2019. Жильцы: а что с переселением?

25.04.2019. Администрация: в настоящий момент помещений для переселения в городе нет.

Поговорили

Решаем самолично наведаться в администрацию, выяснить, какие выходы из сложившейся ситуации вообще возможны. Решаем действовать в лоб, сразу представившись журналистами в тот самом 102 кабинете, куда активно направляли за решением проблем жителей аварийного дома. Направляют к начальству. Дверь кабинета Анны Шориной, председателя комитета по ЖКХ, архитектуре и градостроительству, в рабочее время оказалась заперта. К телефону также никто не подходил. Уже на выходе из здания меня догоняет одна из чиновниц.

«Вы запрос составьте, Анна Анатольевна сейчас на выезде, решает проблему погорельцев, — выдает информацию женщина. — Ситуация немного не такая, как представляется. Имею я точные свидетельства того, что эти люди проживают в других местах, в том числе эта злосчастная бабушка 88 лет. Она там не прописана, они ее каждый раз привозят. Я понимаю, что люди измучены ситуацией, выглядит ужасно. Есть прописанные люди, безусловно. Приезжают они туда для встреч с журналистами. Не могу осуждать людей за то, что они пытаются. Но не все однозначно тут! Задавайте вопросы на нашу почту».

Задали. И даже ответ получили оперативно. Вот только ответа на главный вопрос — как решить проблему жителей дома №36 и в нем не оказалось. А так — что жилье аварийное и по результатам проверок нарушает СанПин и угрожает жизни людей — не отрицают. На вопрос — что же это за переселение такое, когда из барака в барак перевозят, лишь сухим чиновничьим языком отписка «в адрес собственников квартир №1 и нанимателя квартиры №3 направлены письма о предоставлении жилых помещений маневренного фонда. От жителей поступил отказ от переселения». На наш прямой вопрос — почему в реестр аварийного и ветхого жилья внесли лишь сейчас, в 2019 году, вместо конкретики шел абзац текста «в соответствии с Федеральным законом номер такой-то...».

Ну и вишенка на торте — никакого строительства жилых домов для расселения в г. Дорогобуж в настоящее время не ведется. Жилье же на Ленина, согласно постановлению районной администрации №970, указано в ответе, подлежит реконструкции. Но ни сроков, ни подвижек, ни возможных сумм средств, выделенных на эту самую реконструкцию, озвучено не было. Вот вам и заинтересованность слуг народа в решении проблем. Пойти навстречу, быть открытыми к диалогу и... выдать типовую отписку в ответ на попытку быть объективными. Браво!

Какие российские вузы котируются за рубежом?

Мария Язикова

В 1000 лучших университетов мира вошли 25 учебных заведений РФ.
Британская компания Quacquarelli Symonds (QS) подготовила рейтинг лучших вузов планеты. В него вошли 24 российских учебных заведений. Лучше других университетов РФ себя показал МГУ имени Ломоносова, который занял 84 строчку, поднявшись на шесть позиций по сравнению с 2018 годом. Но, в отличие от предыдущей раскладки, второе место среди «россиян» занял Новосибирский госуниверситет, взлетев с 244 позиции на 231. Третье место досталось СПбГУ — 234 строка рейтинга.Полный список

...

В российских школах появятся уроки семейных ценностей

Екатерина Зигзаг

Хоть что-то в жизни пригодится....
Уже совсем скоро в российских школах могут появиться уроки семейных ценностей.Пока о взаимоотношениях людей говорят лишь на уроках обществознания и ОБЖ. При этом затрагивается лишь формальная сторона вопроса. Но вскоре все может измениться.Детский омбудсмен Анна Кузнецова в рамках Петербургского международного экономического форума заявила, что уже в конце июня Министерство просвещения обсудит механизм введение нового предмета, касающегося семейных ценносте

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Все так пишут,кошмар,ужас и т.д..хоть бы порадовались за людей,хоть где-то получают ЛЮДИ удовольствие,а не вечное:умер,разбился,ограбил,тарифы на ЖКХ поднялись и т.д..😁

Катька Вишневская
Новости партнеров


наверх