Каждан преткновения

Евген Гаврилов
Увольнение дирижера Смоленской областной филармонии разделило коллектив на два враждующих лагеря

В минувшем ноябре, во время празднования своего 30-летия артисты Смоленского русского народного оркестра имени Дубровского и предположить не могли, что полгода спустя их репетиции пронижут сплетни, интриги и взаимные обиды. Ничто не предвещало беды, пока 20 июня не взорвало сознание смоленских ценителей культуры известие об увольнении Дирижёра смоленской областной филармонии уволили после закрытия сезонаНеожиданное событие разделило смоленскую богему на два лагеря руководителя коллектива, дирижера Игоря Каждана. Почему взорвало? Контракт с ним директор Областной филармонии Ольга Сахарова разорвала в день закрытия сезона, всего за несколько часов до концерта, на котором должен был выступать опальный артист.

Пресса, сами сотрудники учреждения культуры и зрители моментально разбились на два лагеря, каждый со своим набором виноватых, причин и выводов. Рассмотрев как можно больше точек зрения и фактов, Readovka попробовала разобраться в ситуации.

Итак, 2015 год, август. Игоря Александровича приглашают возглавить оркестр нашей филармонии. В поисках работы маэстро оказался осенью 2014 года, когда происходила реорганизация Крымской филармонии, в которой он занимал аналогичную должность. Несмотря на то, что 90% артистов сохранили рабочие места, Каждан оказался не у дел.

«Гендиректор не назвал причину увольнения, — комментировал тогда ситуацию сам дирижер. — Просто заявил, что не доверяет, не представив иных аргументов. За 9 лет работы не было ни одной жалобы ни от бывшей дирекции филармонии, ни от зрителей».

Спустя без малого четыре года работы история с дирижерским постом повторяется теперь уже в Смоленске. Вновь конфликт, вновь утрата доверия, вновь после нескольких сезонов в отсутствие нареканий. Правда, причины все же указаны — неисполнение служебных обязанностей, как сообщил нашей редакции Игорь Александрович в личной беседе, показывая подписанный договор об увольнении, с которым он категорически несогласен. Как выяснилось, за последние три с половиной месяца это уже седьмое увольнение из коллектива учреждения культуры. Так же свои должности покинули, например, замдиректора по концертной деятельности Елена Мишуткина и заместитель по коммерческой деятельности Яна Фролова. Странная ситуация, не правда ли?

«Когда я приехал сюда по приглашению прошлого руководства в лице Светланы Сидяченко [уволенной в 2017 году в ходе коррупционного скандала Коррупционный скандал гремит в смоленской областной филармонии"Семейный подряд" закончится одним уголовным делом?  — прим.авт], то застал оркестр в фойе музучилища, с коллективом, пребывающем буквально в разобранном состоянии, — делится воспоминаниями Игорь Каждан. — Все выстраивалось практически с нуля — после смерти в 2006 году дирижера Давида Русишвили долгое время улучшений в работе не было, руководители оркестра сменяли друг друга каждые год-два. А это совсем не то время, за которое на такой должности можно влиться, настроить работу коллектива как единый организм, слаженно, безошибочно, с огнем в глазах. После первого сезона контракт со мной продлили, а вскоре, с приходом нового директора Ольги Сахаровой и худрука Сергея Филина произошли и важные структурные изменения в самой филармонии — целая система заместителей, контролирующих все важные вопросы, существенно улучшила все показатели».

В самом деле, афиши концертного зала стали интереснее, за что зрители отблагодарили частыми аншлагами. В гору пошло и мастерство оркестра имени Дубровского, с появлением качественной репетиционной базы прекратившего ютиться в фойе и закутках свободных этажей училища. Впервые артисты филармонии участвовали в Ночи искусств, а прошлогодняя Глинковская декада открывалась силами смоленских музыкантов, а не приглашенных — важное достижение, показывающее уровень, в том числе и доверия публики.

Первая серьезная конфликтная ситуация между Сахаровой и Кажданом возникла во время подготовки к празднованию 30-летия оркестра имени Дубровского, когда руководитель учреждения не посоветовавшись с руководителем коллектива сама подбирала дирижеров для выступления на юбилее. Здесь важно понимать специфику работы творческих людей, о которой Игорь Александрович емко высказался:

«Я не преуменьшаю заслуг директоров, но их работа — административная. Директора работают, делают свое дело, но справедливо говорят — дирижер лицо филармонии. Я удален от скандалов, не стремлюсь узурпировать власть, но вот вам примеры: мы все знаем худрука Юрия Темирканова, Гергиева, Башмета, Спивакова, но не знаем их директоров, потому что эта должность не имеет отношения к музыкальному миру. Так, в ноябре я был на международном музыкальном форуме в Санкт-Петербурге, нашел контакты, договорился о возможных гастролях нашего оркестра в Китай — с программой „Русский вальс“ дать 10-15 концертов за рубежом — то, чего у нас очень давно не было. Сообщил Сахаровой, передал все контакты, чтобы уже занималась организацией поездки — та очень обрадовалась, с энтузиазмом восприняла».

А в феврале 2019 года в личном деле дирижера появился первый выговор — причиной стало сделанное замечание одному из музыкантов, с которым у Каждана произошел спор во время репетиций:

«Простите, это моя работа — если артист не может сыграть фрагмент, из-за чего я гоняю по нескольку раз весь оркестр, я проявлю строгость, сделаю замечание, предложу готовиться лучше. Это же не злостное хулиганство, с обеих сторон, а рабочие моменты. Но получаю замечание. И вместе с этим мне в вину уже ставят и поездку в Китай, что самовольно все проворачивал, и вообще „вы делаете все не так, как я говорю, хотя я здесь все решаю“. В итоге гастроли перенеслись с весны на ноябрь, а в марте еще один конфликт в оркестре, который я разнимал, вылился в жалобу на меня. Тут уже стало понятно, что так и будут ковырять, пока не уйду».

В мае 2019 сцену филармонии украсил электронный орган Органная музыка четырех эпохК юбилею областной филармонии Смоленску сделали роскошный подарок . Восторги зрителей, однако же, не разделял опальный дирижер.

«Брался инструмент в кредит, тендеров не объявлялось, а ведь более 2 миллионов потрачено на него, — рассказывает Игорь Александрович. — Но это же выброшенные деньги! Да еще на сайте филармонии появляется новость с просьбой смолян скинуться на уже совершенную покупку. И только шум поднялся вокруг созданного расчетного счета, новость сразу убрали. Зато не убрали орган, который стоит на сцене постоянно, отнимая драгоценное место. У меня 52 музыканта, они и так еле помещались, пришлось пересаживать их, а это ведь сразу сказывается на звучании. Оркестр — единый организм, где каждый не зря занимает свое место, слыша соседние инструменты, привыкая к определенному тембру звучания и т.д.».

Последним аккордом в тянущемся полгода конфликте стала прошлая неделя. 20 июня должен был завершиться музыкальный сезон, в Филармонии выступал оркестр имени Дубровского, все так же под управлением Игоря Каждана, а на 22 июня запланировано выступление на Поле памяти в Вязьме. Но в день концерта Ольга Сахарова вызывает Игоря Каждана в кабинет, предлагая подписать то самое заявление на увольнение. Одна из причин — прогул одной из музыканток, которой дирижер выдал отгул в связи со смертью близкого родственника. Концерт же предлагалось отменить, о чем успела появиться новость на сайте филармонии.

«К чему спешка такая, не пойму, — удивляется дирижер. — Законное право — доработать день, дать обещанный людям концерт, на который они купили билеты. Благо, связался с замначальника департамента по культуре — вступилась. Отмену концерта отменили. Выступил. Но на Поле памяти уже не поехал — оркестру просто запретили выезды, вместо него отправился Камерный, в котором люди не готовились к выступлениям последние полтора месяца. Что я буду делать сейчас? Оспаривать выговоры и мое увольнение в суде. Хочу пресечь слухи, будто я развернулся и ушел — это все ложь. Буду бороться».

Касательно сложившейся ситуации смоленские СМИ писали, что руководство филармонии в лице Ольги Сахаровой воздерживается от комментариев, однако нашей редакции его получить все же удалось:

«Настоящим ставим в известность о том, что руководство филармонии вправе принимать кадровые решения. Увольнение И.А. Каждана не имеет никакого отношения к его творческой деятельности, а обусловлено иными причинами, связанными должным исполнением И.А. Каждана своих должностных обязанностей. Администрация Смоленской областной филармонии считает, что действия И.А. Каждана способствовали разжиганию конфликта среди музыкантов, что привело к внутреннему кризису в коллективе, а это препятствует его творческому развитию. В этой ситуации руководство филармонии не считает возможным дальнейшую работу И.А. Каждана в качестве художественного руководителя и главного дирижера Смоленского русского народного оркестра им. В.П. Дубровского, который является музыкальным брендом Смоленской области. С нового концертного сезона у СРНО им. В.П. Дубровского будет новый главный дирижер и художественный руководитель».

Мониторя аккаунты в соцсетях сотрудников филармонии, нельзя не отметить, что в коллектив вместе с этим конфликтом действительно пришел раскол. В противовес защитникам уволенного Игоря Каждана высказываются и придерживающиеся точки зрения руководства учреждения.

«Считаю себя обязанным обратить внимание на множество обстоятельств, которые неведомы судящим о ситуации, — пишет баянист оркестра имени Дубровского Сергей Сухарников. — Вынесенные выговора не имеют отношения к творчеству Каждана и звучанию оркестра. То, что весь оркестр безоговорочно требует вернуть любимого дирижера — ложь и лукавство. Жуткая моральная обстановка, доведенные до точки кипения музыканты, открыто говорящие о том, что никакая музыка не может служить оправданием происходящему. Наконец, 2 из 3 выговоров вынесено в защиту чести и достоинства музыкантов, не вытерпевших морального насилия. Письмо на имя губернатора в защиту Сахаровой подписано 125 работниками филармонии из 180! Есть смысл вести спор на тему «таланту позволено больше, чем обычному человеку?».

Сергей, при этом, отмечает, что против Игоря Каждана как музыканта он ничего не имеет. Однако, с его слов, настраиваемый дирижером против директора коллектив оркестра — это уже перебор. Факт, говорящий в пользу г-жи Сахаровой, который так же приводит музыкант, объективен — при ее руководстве филармония стала приносить прибыль, выбираясь из долговой ямы. При этом именно ее распоряжением контракт с Игорем Кажданом был перезаключен бессрочно. Решение, о котором директор впоследствии пожалела — не просто так?

«Оркестр превращен в подобие музыкальной секты, на глазах теряющей разум и порядочность, — не скрывает эмоций баянист. — Музыканты не должны быть бессловесными и бездумными винтиками, а дирижер, конечно может быть любимым кумиром, но тем выше его ответственность за происходящее».

Схожую позицию разделяет и виолончелист Андрей Иксанов, прежде всего призвавший всех причастных к конфликту ко взаимоуважению и трезвой дискуссии. В ситуации, когда к в 2016-2017 году к управлению Смоленским Симфоническим оркестром наряду с оркестром имени Дубровского, пришел Игорь Александрович, открываются новые подробности.

«Постоянное присутствие его [Каждана, — прим.авт.] на репетициях и попытки влезть в «чужой огород» создавало лишь дополнительное напряжение в коллективе. Множество анонимных писем на имя директора о якобы непрофессиональной работе оркестра на репетициях и концертах, в т.ч. и дирижера А. Орлова. Который впоследствии был несправедливо уволен, и чье место занял Игорь Каждан, хитро расколов коллектив на лагеря «за» и «против». Итог — расформирование Симфонического оркестра. Работу потеряли многие замечательные музыканты, мои друзья. Ведущего музыканта и концертмейстера Каждан посадил на «задний пульт». Проект «БСО» — Большой Смоленский оркестр — недопустимое по всем канонам классической музыки смешение звучания русских народных и симфонических инструментов, привел к тому, что дирижер, по сути, управлял уже сразу тремя оркестрами. Что сказывалось на качестве его работы».

Делать выводы об истинных причинах отмены сразу 9 концертов филармонии в одном только апреле становится еще сложнее. Напрашивающегося вывода — не собрали кассу, уже не хватает, при текущем положении дел, когда поле музыкальной деятельности напоминает театр боевых действий с интригами, обидами и борьбой каждой стороны за свою правду.

Неудивительно, что когда работа день за днем приносит лишь новые стрессы, появляется немало неоднозначных решений, вроде увольнения Елены Мишуткиной, проработавшей более 7 лет в Смоленской филармонии.

«У нас ненормированный рабочий день, — делится женщина наболевшим. — Концерты проходят вечером, могут приходиться на выходные или праздничные дни. Чтобы экономить зарплатный фонд мы, вместо двойной оплаты таких переработок выбираем отгулы — лишним отдых не бывает. И вот я раз разболелась, в январе готовила концерт, перенося ангину на ногах, Ольга Александровна сама потребовала, заметив мое состояние, чтобы я лечилась. Отрядила даже своего личного водителя, чтобы до дома меня довез. Проболела дольше запланированного. После с давлением слегла, вызывала скорую, забрали в больницу, у невролога повторно поплохело — гипертония, рука онемела. Диагностировали микроинсульт. Выписывают наконец, 26 апреля, выхожу на работу, меня вызывают к директору, предлагают по собственному желанию написать заявление или по статье. А за что? Выяснилось, что когда я болела, те отгулы мне засчитали как прогулы. В голове не укладывается, какая обстановка сейчас царит там, как все резко поменялось. Очень многие в шоке. Очень!».

Обидеть творческого человека может каждый, истина эта давно уже стала прописной. Но и, будучи взрослым человеком, важно сохранять умение признавать свои ошибки и уступать. Чего, исходя из всего услышанного и прочитанного, очень не достает, пожалуй, каждому из всех вовлеченных в этот многосторонний конфликт. Однозначных выводов, кто виноват здесь, очевидно, быть не может. Но очень наглядный получается пример, как слаженную и отработанную структуру способны пошатнуть взаимные обиды и столкновение двух амбициозных людей — желающего контролировать работу подчиненных директора, и жаждущего больших свобод и меньшей отчетности дирижера. Хочется верить, конечный потребитель их общего культурного продукта — смоленский зритель — в итоге не останется у разбитого корыта.

«Танцы на костях». Археологи сделали сенсационную находку в самом центре Смоленска

Анна Новосельцева

Раскопки в самом разгаре, но уже понятно, что под землей сокрыта могила, которую искали два столетия.
В воскресенье, 7 июля, центр Смоленска буквально кипит: на Королевском бастионе в Лопатинском саду проходят масштабные археологические раскопки. Специалисты российско-французской экспедиции ищут могилу наполеоновского генерала Гюдена и, судя по всему, весьма успешно — из-под земли уже показались стенки гроба.Близкий друг и любимец Наполеона I Сезар Шарль Этьен Гюден де ла Саблоньер участвовал в Смоленском сражении 1812 года. В ходе битвы при Валутиной Горе 19 августа (по новому стил

...

Российско-французская экспедиция впервые исследует Шеинов бастион в Смоленске

Евген Гаврилов

Археологи в течение месяца будут работать на уникальном историческом объекте.
Появление археологов в историческом центре Смоленска — всегда событие. Любое изыскание в городе с тысячелетней историей непременно приводит к множеству уникальных находок. Шеинов бастион, где сегодня обосновалась русско-французская археологическая экспедиция — земляное укрепление XVII века, возведенное на месте бреши в городской крепости, образовавшейся во время польской интервенции. Ранее здесь стояла Грановитая башня, взорванная во время осады Смоленска войском Михаила Шеина. За последние

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх