Губернатор Иркутской области предпочел спасению людей визит в Москву

Дмитрий Журавский, Виталий Бойко
Потоп и спекуляция: стихийная ликвидация стихийного же бедствия

Наводнение в Иркутской области лишило крова несколько тысяч семей и стало настоящей катастрофой. С 24 июня сразу несколько районов области начало затапливать, уровень воды рос очень быстро. От стихии пострадали Нижнеудинский, Тулунский, Тайшетский, Чунской и Зиминский районы.

Спустя несколько дней, 29 июня, в Иркутскую область прилетел президент Владимир Путин. Немногим ранее родную вотчину осчастливил своим визитом и губернатор Сергей Левченко, прогостивший пик наводнения в столице. В ночь на 30 июня он провел совещание в Братске. Вмешательство первого лица государства было более, чем обосновано, вода нанесла огромный ущерб:

  • Чунский район — в зону подтопления попало 40 жилых домов с количеством проживающего в них населения 119 человек, из них 18 детей, 42 пенсионера.
  • Тайшетский район — затоплено 178 домовых территорий, пострадало 2403 человека, в том числе 527 детей. Всего подтоплено 13 населенных пунктов.
  • Нижнейдийский район — подтоплено 3 тысячи домов, в том числе 70 многоквартирных, в которых проживают 9232 человека. 12 домов унесло течением. Подтоплены 37 зданий муниципальных и государственных структур, 4 детских сада и 3 школы, а также художественная и музыкальная школы, также 12 объектов жизнеобеспечения: котельные, тяговые подстанции, водозаборы.
  • Тулун и Тулунский район — затопило 43 улицы общей протяженностью 62 километра, 3056 домов, по предварительным подсчетам, из них 31 — многоквартирные пятиэтажные дома, под воду ушло 45 трансформаторных подстанций, более 100 километров линий электропередач.

На оперативном совещании мэр Тулуна отметил, что последний раз такой потоп был здесь в 1984 году.

Слишком много нелюдей

Жители подтопленных территорий в панике и замешательстве — их прошлая привычная жизнь осталась под водой. Там, на дне, все что у них когда-то было — ценности, быт, воспоминания, там целые дома и все их прошлое.

Жизнь после потопа открыла многим глаза — сбор гуманитарной помощи и организация пунктов временного размещения стали сферой влияния местных коммерсантов и политиков, нашлись те, кому потоп и горе людей, в один миг оставшихся без крова, стали выгодны.

Гуманитарную помощь организовали очень быстро — по информации разных источников (от администрации подтопленных населенных пунктов до волонтеров) удалось собрать от 2,5 до 15 тонн питьевой воды, еды и вещей. Людей сплотила общая беда, и они в кратчайшие сроки помогли пострадавшим. Но нашлись и те, кто начал наживаться на жертвах паводков.

По сообщениям местных жителей предприниматели повысили цены на самые простые и необходимые продукты — хлеб и воду. При этом пресс-служба областной администрации, крайне активизировавшаяся за последние 4 дня, данные сообщения опровергает.

На местах раздачи гуманитарной помощи люди не могут получить воду, а если ее и выдают, то в очень маленьких количествах. Волонтеры стараются, чтобы каждому хватило, поэтому в одни руки отпускают не больше определенный нормы. Или не отпускают вообще.

Еду раздают еще хуже — кому-то все, а кому-то жалкие крохи. Да, в условиях потопа и это должно быть в радость, но пищи было бы больше, если бы не алчность некоторых местных жителей.

В сети набирает популярность видео, на котором сотрудники пункта приема гуманитарной помощи экстренно штампуют этикетки «Единая Россия» на мешки с собранными вещами и едой. По словам местных жителей, к партийной помощи собранные вещи не имеют никакого отношения — все это сюда принесли обычные люди, не оставшиеся в стороне от человеческого горя.

Вся ликвидация стихийного бедствия носит крайне сумбурный характер. Перед местными жителями оправдываются президент и его полпред в Сибирском федеральном округе. Непосредственно на местах работают главы районов и пострадавших поселений. Но логической связи между их действиями нет. Зачастую, местные руководители полностью перевирают слова федерального руководства.

Государство поддержало

В субботу, 29 июня, Дмитрий Медведев подписал распоряжение о выплатах пострадавшим от наводнения в Иркутской области. Всего на выплаты пострадавшим выделили 980 миллионов рублей, при этом эвакуировано более 1500 пострадавших. У некоторых дома просто смыло — они сейчас плавают среди гор мусора в грязной воде потопа.

Сергей Меняйло, полномочный представитель президента РФ в Сибирском федеральном округе заявил:

— Сегодня поставлены конкретные задачи. Первое, конечно, это выплаты, которые будут проведены за счет средств федерального бюджета. Потом, после того, как вода сойдет, комиссия в кратчайшие сроки оценит ущерб: где полная потеря имущества, где частичная. Выплаты, которые пойдут сразу, — это 10 тысяч рублей, сейчас списки составляются. Потом в зависимости от ущерба — 50 или 100 тысяч рублей. А дальше уже будут приняты решения по жилью, и из федерального бюджета будет соответствующая субсидия. Тем, у кого дома утрачены, жилье будет предоставлено. Ни один человек без помощи и жилья не останется.

Мэр Тулуна Юрий Карих слова Меняйло понял по-своему, на встрече с пострадавшими от наводнения он сказал, что 100 тысяч компенсации будут давать для постройки нового жилья.

Несогласованность на лицо. Казалось бы, логичной связью между руководителями федерального уровня и местными чиновниками должен был выступить губернатор. Собственно, он же обязан был и возглавить оперативный штаб, созданный в регионе после ввода режима ЧС. Но в Иркутске Сергей Левченко появился лишь незадолго до прилета Владимира Путина.

Где губернатор?

Уровень воды в реках Бирюса, Ия, Уда и их притоках поднялся 26 июня. Тогда же Нижнеудинский, Тулунский, Тайшетский, Чунской и Зиминский районы ушли под воду. Режим чрезвычайной ситуации в Иркутской области был введен только 27 июня.

Согласно данным с сайта МЧС, первые предупреждения о сильных ливнях были опубликованы 24 июня. Уже на следующий день региональное управление ведомства рапортовало о резком повышении уровня воды в реках.

Сайт областного правительства впервые отчитывается о проделанной работе только 27 июля. В плоть до оперативного совещания с Владимиром Путиным, в региональной сводке отсутствовал губернатор Иркутской области Сергей Левченко.

Что объясняется довольно просто — пока районы Иркутской области уходили под воду, губернатор гостил в Москве. 26 июня, когда стихия только начиналась, Сергей Георгиевич отмечал день рождения своего партийного боса — Геннадия Зюганова.

По неподтвержденным данным, целью визита Левченко в Москву был отнюдь не юбилей Зюганова, а попытка встретиться с главой СК РФ Александром Бастрыкиным по поводу недавнего задержания министра лесного комплекса региона Сергея Шеверды.

Хищения леса — проблемная тема для губернатора, способная отправить за решетку не только его подчиненных, но и самого руководителя региона. Пытаясь спасти собственную карьеру, господин Левченко предпочел попытки договориться со следователями реальной угрозе жизни иркутчан, и вернулся в регион лишь незадолго до визита Владимира Путина.

До его возвращения руководить оперативным штабом пришлось полпреду президента в СФО Сергею Меняйло и главе МЧС. Не отразиться на спасательной операции это не могло: судя по рассказам жителей затопленных населенных пунктов, они до последнего не знали об угрозе:

«Я вчера смотрела выступление нашего мэра, когда он отчитывался Путину (по чрезвычайной ситуации из-за наводнения — прим. ред.), и просто хотелось подойти и плюнуть ему в лицо. Он сказал, что люди были оповещены, но они до конца не верили, поэтому никто не уходил. Такого не было, люди не были оповещены, они вообще не были к этому готовы. Сестра моего мужа говорит, что они спасались на крыше, потому что не ожидали такого, — рассказывает Алена Баженова. Потом смотрим, когда уровень воды уже достиг восьми метров, люди начали собираться. Я конкретно спросила у спасателей МЧС: „Нас будет топить?“ Они говорят: „Нет“. Через два часа у нас прорывает дамбу, и начинает топить людей на соседних улицах. Никто вообще не предупредил, официальные власти ни разу к нам не приехали»

У меня родительский дом стоял, уплыл, уперся сейчас в мост. Мы не успели вывезти много вещей, — жалуется она. — Волна была такой силы, что все снесла на своем пути. Дачи плыли, плыли люди в домах <...> Очень страшно. <...> И все, что сейчас говорится от лица нашего мэра, что они все сделали, — ничего они не сделали. Полгорода в воде, и люди лишились жилья

Все поплыло

В итоге, тысячи семей в Иркутской области остались без жилья и средств для существования из-за наводнения. Вода начала подниматься еще с 24 июня, но из-за тотального бездействия, и неспособности местных властей организовать качественную спасательную операцию, лишились всего. На данный момент известно о 14 погибших. О судьбе еще 13 человек ничего не известно. При этом разбираются в ситуации мэры, волонтеры, полпред и даже сам президент, но не губернатор. Стихийное бедствие и ликвидируется абсолютно стихийно.

Люди оказались в безвыходном положении и столкнулись с другой, до этого не знакомой им, стороной жизни: на их горе наживаются коммерсанты и пиарятся политики, ради пары лишних сотен рублей еду, которую неравнодушные люди специально собирали для помощи, забирают местные маргиналы. Пострадавшие от наводнения не знают, что их ожидает даже сегодня вечером, не говоря уже о завтрашнем дне. Их будущее уплыло вместе с грязной мутной водой реки Ия.

Использованы материалы следующих авторов:

Издание VTimes внесено в реестр СМИ-иноагентов

Евгений Силаев

Оно зарегистрировано в Нидерландах.
Министерство юстиции РФ внесло издание VTimes в реестр СМИ-иностранных агентов. Соответствующая запись появилась на сайте ведомства. «Четырнадцатого мая 2021 года во исполнение требований действующего законодательства РФ в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, включено юридическое лицо, зарегистрированное в Королевстве Нидерландов,

...

Кто владеет московскими кладбищами

Виталий Бойко

Как столичный ритуальный рынок заняли ставропольские бизнесмены — и при чем тут ФСБ. Расследование Ивана Голунова.
В мае 2016 года на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка. В конфликте, который сопровождался перестрелкой, участвовали от 200 до 400 человек; трое погибли. Это событие завершило передел московского рынка ритуальных услуг: вместо выходцев из подмосковных Химок, чьи попытки закрепиться в столице привели к столкновению на Хован

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх