Частичка Японии в России. Почему дилеры «Тойоты» становятся фигурантами уголовных дел?

Дмитрий Журавский
Расследование Readovka.news чем отличаются разные японские бренды и судьбы их партнеров

Еще пять лет назад авторынок в России был одной из самых депрессивных отраслей бизнеса. Кризис 2014 года поставил крест на жизни четверти всех российских дилеров мировых и отечественных брендов. С рынка ушли крупнейшие игроки — компании Genser и «Независимость».

Журналисты и экономические эксперты ставили крест и на гремящем сейчас на всю страну «Рольфе». Но существенные проблемы настигли компанию Сергея Петрова лишь 5 лет спустя. Сам миллионер в первый день обысков поспешил связать историю с визитом силовиков с банальным рейдерским захватом. В качестве возможных заказчиков возбужденного дела Петров называл владельца дилера «Авилон» Александр Варшавский. Позже стало ясно, что интерес СК к деятельности компании связан с другими финансовыми операциями и политическими предпочтениями Петрова.Сообщение о причастности конкурентов опровергли обе стороны так и не возникшего конфликта.

Между тем, сам рынок, для большей части россиян непонятный, в данный момент довольно ощутимо штормит. Согласно данным о регистрации новых автомобилей, авторынок в России в мае этого года упал на 18% (последние доступные данные — прим. ред.). Положительных прогнозов эксперты не делают и на дальнейшее развитие ситуации.

Нормализовавшаяся было в 2016 году обстановка снова накалена до предела. «Рольф» — это не только крупнейший дилерский холдинг в России, но и совладелец импортера Mitsubishi. Ну а пока все заинтересованные лица следят за развитием ситуации в Москве (сам холдинг уверяет, что на работу с розничными клиентами уголовное дело никак не повлияет), в остальной России дела обстоят не лучше.

Если проблемы «Рольфа» с автомобильным миром связаны постольку-поскольку, то в самом автомире (речь идет не про одноименного дилера) дела обстоят немногим лучше. Изучив состояние дел в индустрии, а заодно и историю недавних банкротств коллег по цеху, мы понимаем опасения господина Петрова и его импульсивную реакцию на действия Следственного комитета. В среде дилеров действительно идет передел рынка, но инициирован он не представителями силовых ведомств, а земляками партнеров «Рольфа».

Для «отжима» компании-дилера силовой ресурс абсолютно необязателен. Достаточно желания банков или же одного отдельно взятого дистрибьютора. СК также будет участвовать в деле, но не будет его инициатором.

Объясняем как устроен отечественный авторынок и основные процессы, протекавшие в нем последние 2-4 года.

Жесткий феодализм

Для того, чтобы понять — что представляет из себя власть дистрибьютора над дилером мы немного раскроем суть их сотрудничества. Компания N обращается к российскому представительству бренда Z с предложением открыть в некоем регионе официальный дилерский центр. В ситуации, когда дистрибьютор сам заинтересован в расширении собственной сети, он объявляет тендер.

В случае, если первый раунд переговоров заканчивается успешно, стороны подписывают договор о предварительном сотрудничестве. Потенциальный дилер приступает к строительству будущего центра. Важно понимать — планировка, комплектация и сам дизайн дилерского центра полностью утверждается дистрибьютором. Как показало наше общение с игроками рынка, дистрибьюторы настаивают даже на определенных подрядчиках и поставщиках стройматериалов. Одно неверное движение — и дистрибьютор разрывает договор, а дилер остается с непогашенным кредитным договором, взятым для строительства центра.

Дизайн и узкая спецификация не позволяют дилеру избавиться от данного салона — другим дистрибьюторам он не нужен. Уже после открытия, стороны подписывают дилерский контракт и центр становится авторизованной и сертифицированной точкой.

Отбить вложения в одно строительство на простых продажах нереально — маржа дилера с одного автомобиля не превышает 6%. В случае акций или же спецпредложений, она может падать и до 1%. Продажи для дилера — лишь способ наработать клиентскую базу. Основной заработок он получит с сервисного обслуживания — здесь маржа составляет уже около 50%, но точка безубыточности наступает с 4-5 пятого года в лучшем случае.

Соответственно, дилеру нужны кредитные средства не только на строительство и запуск центра, но и на его ежедневную работу. Большинство дистрибьюторов мировых марок специально для этого создали свои банки. С партнерами они работают по схеме револьверного кредитования (дилер всегда может воспользоваться овердрафтом при заказе новых авто). Через него же происходят и расчетные операции между дилерами и дистрибьюторами: на счета банков вносятся авансовые платежи клиентов.

В свою очередь, консультанты дилеров при покупке авто в кредит настоятельно рекомендуют клиентам обращаться в банки автопроизводителей. Иногда, последние идут на откровенно незаконные махинации. К примеру ООО «Тойота Банк» подписало соглашение с «Уралсибом», согласно которому последний обязывался отказывать своим клиентам в выдаче кредитов на автомобили «Тойоты», и отправлял их в банк японского автобренда.

Главное же, что стоит вынести из данной схемы — все дилеры вынуждены работать с крайне широким кредитным плечом и под жестким контролем дистрибьютора. В этом же кроется и основная причина массового банкротства автодилеров в последние 4 года.

Проблемы и банкротство

С 2014 года, в условиях повышенной опасности, многие бренды делали все, чтобы избежать имиджевых потерь. Но не всем это удалось — пожалуй, самые мощный провал в этой войне за жизнь остался за японской «Тойотой». Непоследнюю роль в ситуации сыграло резкое падение качества японских иномарок, некогда славившихся своей надежностью. Скупые ролики автообзорщиков завершились «фейерверком» от Росстандарта — в феврале этого года автопроизводитель был вынужден отозвать 84 тыс автомобилей с неисправными подушками безопасности. В список дефектных авто попали Toyota Corolla, Auris и Hilux, а также Lexus ES350, GX460, IS250, IS250C и IS F. Машины с дефектом были проданы с 28 февраля 2011 года по 27 июня 2018 года.

Массовый отзыв стал пиком и череды клиентских скандалов, основным инициатором которых выступало российское представительство японского бренда и аффилированный с ним банк. На фоне падающего рынка японцы буквально стреляли себе в ногу: в январе прошлого года многие владельцы «Тойот» во Владимире с удивлением обнаружили в своих почтовых ящиках письма из суда. Оказывается, их автомобили, купленные два года назад у официального дилера «Тойоты», находятся в залоге у «Тойота Банка». И теперь банк на вполне законных основаниях собирается вернуть свою собственность. Остановить действия банкиров смогла только публичная огласка — бренд и автовладельцы сумели найти общий язык.

Не успел утихнуть владимирский скандал, как в Красноярске вспыхнул новый. При банкротстве ГК «Крепость» сотни клиентов так и не смогли получить предоплаченные авто. Обманутые люди буквально осаждали дилерские центры «Крепости», одиночные пикеты проводились и у московского офиса «Тойота Мотор». После подобного скандала Toyota была вынуждена обратить внимание на обманутых клиентов, и пообещала вернуть людям деньги заплаченные за автомобили. Подобной милости удостоились и коллеги по несчастью «взбунтовавшихся» красноярцев из Новосибирска. Там похожая история произошла двумя годами ранее.

Всего, нам удалось найти 5 кейсов, крайне схожих с красноярским. По одинаковой схеме банкротились дилеры «Тойоты» в Туле, Владимире, Новосибирске Красноярске и Абакане (последние считаем за 1 из-за одного дилера). Началась же история в Архангельске, где отказ в заключении дилерского договора с «Тойотой» подкосил компанию местную ГК «Лео». Российское представительство японского бренда не посмотрело на ресурсы, вложенные основателем компании Олегом Барминым. Также «Лео» прекратили отгрузку «серых» машин.

Схематично ситуация выглядит следующим образом: дистрибьютер по тем или иным причинам разрывает дилерский контракт с компанией, проскочившей пик кризиса. Вместе с разрывом договора, аффилированный с поставщиком банк снимает со счетов дилера средства в счет погашения овердрафтного кредита. Как правило, среди этих средств находились и деньги клиентов, внесших их в качестве предоплаты.

В конечном итоге, дилер оставался должен всем, а владелец компании, как правило становился фигурантом уголовного дела. Компания банкротилась и освобождала регион от присутствия представителя бренда. А спустя полгода на ее месте появлялся новый игрок.

Toyota — управляй мечтой

«Нам повезло, что „Тойота“ заставляла нас желтить». В принципе, «Тойота» единственный дилер, у которого нет консигнации. Т.е. все остальные поставляют товар с определенными условиями по времени, за которые ты должен продать товар и рассчитаться. Если за это время товар не продан — тут уж будь добр, рассчитывайся. У «Тойоты» этого нет. Мы должны сначала выкупить, привезти, выполнить их план по продажам, а если не выполняешь — «зажелтить» и только потом продать — рассказывает о самом сложном периоде в бизнесе владелец красноярской «Крепости» Александр Кангун.

— В начале кризиса 2014 года это сыграло нам на руку. Благодаря позиции «Тойоты Мотор» у нас на складах были автомобили, закупленные по старым ценам.

Но то, что оказалось в начале кризиса сильной стороной, во время его продолжения стало бить по дилерам. Доставка автомобилей производилась по 100%-ной предоплате дилером. До Сибири машины в среднем едут 21 день. Т.е. практически месяц дилер не может отдать клиенту товар, хотя 100%-ную предоплату за него уже отправил «Тойоте».

 — Учитывая специфику любой компании, работающей в сфере продаж все деньги, поступающие от покупателей на расчетные счета и в кассу попадают в общую выручку. Выручка же идет на покупку нового товара, заработную плату, налоги и другие платежи компании. Вот такой вот «водоворот»...

— Чтобы вы понимали ситуацию, в которой мы оказались. Револьверный кредит «Тойота Банка» на тот же «Лексус» имел лимит в 70 млн. Что такое для этой марки 70 млн? 10 машин? Перекредитоваться в другом банке мы не могли — кто бы дал новый кредит? После 14-го года автобизнес в любом банке как красная тряпка — не кредитуем и точка. Нам договоренность по рефинансированию старых кредитов стоила многих сил и нервов, в итоге шаг за шагом мы получили желаемый результат

Условия были простые. Если на изготовление машины требуется полгода, клиент вносит предоплату в 50 тыс. руб. Если 3 месяца — 300 тыс. руб. Если машина уже готова к отгрузке — 100%. Так в апреле 2018 года мы саккумулировали на счете в «Тойоте Банке» клиентских 212 млн руб. узнав о планах «Тойоты Мотор» разорвать с нами дилерский договор, банк списывает с наших счетов эти деньги в счет погашения овердрафтного кредита. Мне сейчас по уголовному делу предъявляют, что я обманул 159 клиентов и похитил их деньги. 7 экспертиз прошло, 7! И ни одна не увидела, чтобы я эти деньги вывел или еще куда пустил.

Разгром «Крепости»

—  Я планово двигался к улучшению финансовой ситуации в Компании, нашёл покупателя на наш дилерский центр в Абакане. Условием данной сделки было сохранение бренда в регионе и сохранение полного состава трудового коллектива Крепость Абакан. «Тойота Мотор» сделку не одобрила. Изначально, дистрибьютор потребовал, чтобы у партнера было 45% доли, но он отказался. При этом, по требованию «Тойоты» он отправлял им рукописные письма, что он — никак не аффилированное со мной лицо и тд. В итоге «Тойота» сделку не одобрила. Получается, все это время я работал за свои деньги по чужим стандартам.

Вернемся к пункту, объясняющему суть работы дилера. При недобросовестном отношении к партнерам у дистрибьютера, он превращается в полную марионетку. Дилерский центр он вынужден строить за свои деньги, приобретает у производителя машины также за свой счет. Как показали истории в Красноярске и Новосибирске, иногда бизнесмен не может даже продать собственное детище. Единственная поблажка, которую дает «Тойота Мотор» своему партнеру — это упрощенные планы для первых 5 лет работы свежепостроеного дилерского центра. Не могла «Тойота» в первую пятилетку и разорвать заключенный дилерский договор. Однако, как показывает практика, и это правило соблюдается не всегда.

Центр «Тойота Запад» в Красноярске мы открыли в сентябре 2014 года. Соответственно, и 5 лет со дня его открытия заканчиваются в сентябре 2019 года. Но в апреле 2018 «Тойота» в одностороннем порядке разрывает договор со всеми компаниями, связанными с «Крепостью». Т.е. изначально они не дают мне продать центр в Абакане. Позже — не дают ввести в бизнес партнера. При помощи последней операции, я добился рефинансирования всех имеющихся у ГК кредитов. Этот план одобрили другие компании, с которыми мы работали — Volvo, Porsche, Land Rover, Bentley. Свое нет сказала только Toyota, и при этом разорвала контракт и списала клиентские деньги со счетов.

Извините, а какого лешего я не могу продать свой бизнес? Ладно бы мне «Тойота» деньги на развитие давала, а я их крал. Но я вкладывал свои деньги на построение бизнеса в том числе и по их стандартам. А в итоге остался голым.

Уже после уведомления о предстоящем разрыве договора Александру Кангуну удалось добиться встречи с действующим президентом «Тойота Мотор» Сюдзи Суга. На этой встрече он предложил руководителю компании проработанный план по выходу «Крепости» и «Тойоты» из сложившейся ситуации. Активы дилера готов был выкупить один из крупнейших игроков на рынке. Он же брал на себя обязательства по погашению всех задолженностей «Крепости» и перед банками, и перед клиентами. Однако план отвергли топ-менеджеры компании и настояли на проведении тендера. В результате, официальным дилером «Тойоты» в Красноярске стала группа компаний «Медведь Авто

Сам Александр Кангун признает — произошедшее с ним не результат процесса, готовившегося на протяжении долгого времени.

— Это история не какого-то всемирного заговора. Это скорее показатель того, как устроен бизнес. Здесь все делается через говно и грязь. Просто увидели возможность и воспользовались.

Новые деньги

Компанию Сергея Петрова проблемы «Тойоты» обошли стороной. Все-таки «локомотивом» бизнес-империи «Рольфа» выступал другой японский бренд — Mitsubishi. Возможно, именно плотное сотрудничество с этим автопроизводителем и стало одной из основных причин успешного прохода «Рольфом» пика кризиса — скорое падение сети салонов предсказывали и игроки рынка, и журналисты. Но японскому гиганту было не выгодно падение совладельца российского дистрибьютера Mitsubishi.

Да и сам этот статус разделяет «Рольф» и остальных дилеров по разным весовым категориям. Другим «старичкам» автомобильного рынка повезло меньше. Удержаться на плаву «Независимости» не дали иски «Газпромбанка», проблемы с кредиторами возникли и у Genser.

Как видно из анализа ситуации, компания Сергея Петрова испытывает трудности абсолютно другого плана. Тем страшнее выглядит промежуточный итог двух возбужденных уголовных дел. Сергей Петров на свободе, его компания продолжает свою работу. Ни один дистрибьютер не изъявил желания разорвать долгие и плодотворные отношения с «Рольфом». О деле Петрова высказывается уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов

Александр Кангун тоже в какой-то степени свободен. На его ноге установлен браслет — посещать общественные места он не может. Живет он все так же в Красноярске. Крае, в котором 10 лет отработал врачом, а после четверть века строил свой бизнес и исправно платил налоги. Действия одного дистрибьютера лишили его всей группы компаний — если центры «Тойоты» в Красноярске пустуют (новый дилер отстроил новые), то салоны остальных марок авто продолжают свою работу с новыми владельцами и без единого пострадавшего от действий компании Александра Кангуна клиента. О нем не говорят ни Борис Титов, ни УФАС, ни ФСБ, куда бизнесмен обращался и подробно описывал ситуацию. Не говорят и о других пострадавших.

Два бизнесмена. Два партнера-земляка. Две разных истории.

Папа Саша

Анна Бахошко

Смолянин борется со смертельной болезнью, чтобы увидеть, как вырастут его дети.
У папы Саши два маленьких ребёнка и одна большая мечта: увидеть, как его крохи вырастут и родят ему внуков. А ещё у папы Саши острый лимфобластный лейкоз, который убивает мужчину намного быстрее, чем растут его дети. Целый год он боролся со смертельной болезнью, а когда до победы, казалось, уже рукой подать, враг сравнял счёт. Несмотря на проигранный бой, мужчина верит, что сможет победить в войне, ведь так учили его, и так он учит своих малышей.Болезнь подала первые

...

Кто владеет московскими кладбищами

Виталий Бойко

Как столичный ритуальный рынок заняли ставропольские бизнесмены — и при чем тут ФСБ. Расследование Ивана Голунова.
В мае 2016 года на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка. В конфликте, который сопровождался перестрелкой, участвовали от 200 до 400 человек; трое погибли. Это событие завершило передел московского рынка ритуальных услуг: вместо выходцев из подмосковных Химок, чьи попытки закрепиться в столице привели к столкновению на Хова

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх