Путь из москвичей в смоленские чиновники

Николай Медведев
Изменения в региональной элите через призму трудовой миграции

В последние семь лет политический ландшафт Смоленской области преобразился кардинально. Региональная элита, или как ее еще называют, «правящий класс», переформатировалась подчистую. Как говорится, иных уж нет, а те далече. Неожиданные взлеты и крутые карьерные виражи серьезно перетасовали колоду, которая складывалась на протяжении 2000-х годов. Если на муниципальном уровне еще осталось несколько «мастодонтов» -тяжеловесов, то верхушка областного чиновничества обновилась практически полностью. Причем постепенно ключевые позиции занимают приезжие из других регионов.

О «варягах» и «своих»

Смоляне всегда как-то обостренно воспринимали вторжение в свое личное пространство. Часто оно трактуется расширительно — вплоть до границ региона. Видимо, тут срабатывает историческая память места. Хотя в самом облцентре не так много коренных жителей, которые могут похвастаться смоленской пропиской хотя бы в трех поколениях.

К «варягам» в политике отношение особенно настороженное. Хотя, строго говоря, для региона это всегда было обычным делом. В новейшей истории Смоленской области губернатор был из местных только один — Анатолий Глушенков. Валерий Фатеев родился в Горьком, Александр Прохоров — на Сахалине, Виктор Маслов — в Узбекистане, Сергей Антуфьев — в Казахстане (в Кустанайской области, как и легендарный первый секретарь обкома Иван Клименко).

В 2012 году в региональной элите произошли «тектонические» сдвигиГород проигравшихКак в результате политических игр наш регион стал территорией эксперимента, а смоленская элита потеряла право на собственное мнение. Новый губернатор при формировании команды сделал ставку на местные кадры, никого кроме первого зама из столицы с собой не взяв. Но постепенно высшие эшелоны регионального чиновничества стали пополнять кадры из бизнеса и партийно-парламентской среды других регионов. Что и неудивительно — например, Сергей Антуфьев нередко черпал кадры из «комсомольской» среды, откуда сам когда-то вышел.

Смена вех

Если проследить смену табличек на дверях самых комфортабельных кабинетов в Доме советов, то недолго пробыли в статусе вице Петр Лопашинов и Василий Залесов (дальше их карьерный путь теряется). Игорь Ляхов, Ольга Васильева и Ольга Окунева вернулись к парламентской деятельности. Более продолжительное время продержавшийся Александр Медведев затем нашел более спокойное место в Атомэнергосбыте. Как-то тихо ушел Владимир Зайцев, ничем, кроме клетчатого пиджака, не запомнившийся. И даже казавшийся непотопляемым Игорь Скобелев сменил работу, перейдя в федеральное казначейство. Михаил Питкевич вернулся в бизнес, а Василий Анохин ушел, как тогда говорили, в аппарат российского правительства. В результате «бунта» в «малом желтом доме» лишился поста в «большом желтом доме» Лев Платонов, эта же коллизия привела Андрея Борисова на должность мэра.

Нынешний облик обладминистрации сложился в конце февраля. Перетасовки в обладминистрации, связаны, в том числе, с большим потоком федеральных денег в регион по нацпроекту. Кто же будет их контролировать?

Из десяти вице трое в нашем регионе недавно. Вообще-то в графе «место рождения» Смоленская область значится у Анны Кожуриной, Ростислава Ровбеля, Оксаны Лобода, Юрия Пучкова и Николая Кузнецова. Но не поднимется язык назвать «не своими» Константина Никонова и Полину Хомайко, которые в регионе живут много лет. А вот Андрей Гусев работает в Смоленске с 2017-го, Илона Кротова с 2014-го, Руслан Черных — с июля 2018-го.

Нынешний корпус вице-губернаторов, по сравнению с «первым призывом» обновился почти полностью. В результате на политическую арену вышло новое поколение: сейчас средний возраст вице-губернаторов — 44 года. Единственный, кто трудится на замгубернаторском посту с 2012 года — коммунист Николай Кузнецов (с небольшим перерывом на выборную кампанию в 2015 году, в которой он оппонировал Алексею Островскому). Остальные «смоленские» вице — выходцы из регионального чиновничества. Ростислав Ровбель в 2012-м трудился в обладминистрации. Юрия Пучкова привел с собой из Ростехнадзора на должность начдепартамента Александр Медведев. Трое из этой когорты связаны с губернаторским секретариатом. Когда его весной 2012-го его возглавил Константин Никонов, помощник депутата госдумы (есть такая позиция в штатном расписании обладминистарции), Анна Кожурина уже работала в этой структуре, а Оксана Лобода пришла через несколько месяцев.

Сколько вешать в миллиардах?

Чисто арифметически счет в матче местных и приезжих: семь против трех. Но не отроем Америки, если скажем, что при одинаковом названии должности аппаратный вес у всех ее обладателей разный. За отсутствием иных объективных способов измерить значимость того или иного топ-менеджера обладминистрации, мы попробовали сделать это через призму того, какая часть регионального бюджета на ком замыкается. Если посмотреть «подведомственные» им финансовые потоки, расклад будет уже несколько иным.

Лидер по этому показателю Оксана Лобода, одна из двух вице, отвечающих за социалку. Ассигнования на два курируемые ею департамента, по соцразвитию и по здравоохранению, это почти треть областной казны — в общей сложности более 15,6 млрд.

Полина Хомайко, недавно перешедшая с муниципальной работы в Вязьме на региональный, отвечает за образование и культуру, объем финансирования которых — 10,4 млрд.

Ростислав Ровбель руководит хлопотным инвестиционным направлением, АПК и промышленность (также в сфере его ведения ветеринария и служба занятости). Это те сферы, которые зарабатывают деньги для сосферы. Поэтому неудивительно, что они тянут в бюджете на достаточно скромные для такого объемного фронта работы 2 млрд. Здесь самая финансово емкая отрасль — сельское хозяйство, но же и едва ли не самая проблемная из всех.

Анна Кожурина, которая возглавляет аппарат обладминистрации и курирует спорт, контролируя, таким образом, сумму около 0,93 млрд.

Юрий Пучков координирует работу экологического, лесного департаментов, госжилинспекции и противопожарно-спасательной службы, которые занимают в областных расходах 0,68 млрд.

Николай Кузнецов, отвечая за информационные технологии, госзакупки и ЗАГС, отвечает за расходование 0,4 млрд.

В орбите Константина Никонова (департамент по внутренней политике и молодежно-патриотическое управление) вращается 0,23 млрд. бюджетных рублей.

А теперь о «варяжской» партии.

Сфера деятельности Руслана Черных в администрации включает дорожное хозяйство, строительство и ЖКХ, стройнадзор и тарифную политику (10,35 млрд, из них 7 млрд — «дорожные»). Транспортная инфраструктура

Алексей Гусев, отвечающий в обладминистрации за финансово-экономический блок, контролирует расходование 5,3 млрд.

Но аппаратный вес все же не тождественен количеству средств в сфере ведения. Пример тому — Илона Кротова, менеджерские таланты которой востребованы на самых сложных участках. Недавно ее попросили вернуться в региональную исполнительную власть, откуда она ушла в 2016 году по личным обстоятельствам. Она руководит московским представительством, но не только. Судя по тому, что на заседании, посвященном реализации нацпроектов в регионе, с основным докладом выступала именно Илона Владимировна, ее функционал не исчерпывается техническим руководством московского представительства на Кутузовском проспекте. Какая конкретно сумма выделяется региону на нацпроекты в 2019 году, не разглашается, но понятно, что это многие миллиарды рублей.

Вообще «тяжесть» рубля в разных сферах различается. В социалке это практически сплошь «защищенные» статьи типа зарплаты врачей и учителей, где «шаг вправо-шаг влево считается побегом» и регион не имеет особой свободы маневра, даже чтобы перебросить деньги со статьи на статью. А, например, в транспортной сфере — «живые» деньги. Вроде, денег меньше, а контроль над отраслью важнее.

Получается, что на ключевых финансово емких позициях предпочтение делается не в пользу местных кадров. Связано ли это с короткой скамейкой запасных или с какими-то другими соображениями? Высшее звено регионального истеблишмента коррупционные скандалы обошли, а вот среднее силовики изрядно проредили. Чисто статистически, начальники департаментов Новикова, Рыбченко, Колпачков, Шукалов — все из местных, только подавшийся в бега экс-директор управления областных дорог Апаков — из «понаехавших».

«Вопрос жизни и жизней»: смоленская зоозащитница, спасшая 200 животных, нуждается в помощи

Анна Бахошко

Молодая женщина теряет слух и зрение, пока врачи не могут определиться с диагнозом.
Анастасии Трофимовой 35 лет, но в свои годы она не понаслышке знает, как пахнет смерть. Вот уже несколько лет девушка спасает животных, пострадавших от руки человека. А теперь спасение нужно ей самой.Жизни: 9 кошачьих и 2 человеческиеСенька был одним из котов, который взялся из ниоткуда и чуть было не ушел в никуда. Усатый-полосатый 8 лет прожил у смоленской пенсионерки. Когда у кота заболели поч

...

Депутаты от «Единой России» пропиарились на костях погибших в аварии на Можайском шоссе

Мария Язикова

Вместо реальной помощи народные избранники играют в «кто первым решил вопрос».
История с резонансным ДТП на Можайском шоссе постепенно подходит к своему логическому завершению. Сегодня похоронили смолянку Оксану Роменкову с 11-летней дочкой, сегодня виновник аварии сдался полиции, и, наконец, сегодня же одного из

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх