Капремонт по-смоленски: щупалец Дейви Джонса в подъезд не желаете?

Евген Гаврилов
Все прелести осваиваемых «как надо» денег на примере одной пятиэтажки

Наши читатели уже привыкли, что если в статье речь заходит о сфере ЖКХ, стоит готовиться к жести. Но свисающие с потолка комья плесени, отслаивающаяся вместе со стенами штукатурка и прочие ужасы — не обязательные атрибуты такого рода материалов. Иногда все выглядит вполне пристойно, здание вполне благополучно дожидается капитального ремонта, выделяются деньги и... тут-то и начинается самое интересное, глазами тех, кто разбирается в процессе ремонта, каким он должен быть по закону.

Всего в сотне метров от дома №3 по бульвару Гагарина рабочие, неторопливо, с ленцой, осваивают пущенные на реконструкцию проспекта десятки миллионов, перекладывая трамвайные рельсы. Но и здесь, во дворах, кипят нешуточные страсти. Местная жительница Анна Музыченко обратилась за помощью сразу в две инстанции — к нам в редакцию и к депутату областной думы от КПРФ Андрею Митрофаненкову. Суть проблемы проста — вместо ремонта, повышающего эффективность коммунального хозяйства, жильцам пятиэтажки творят тяп-ляп-принимай-хозяйка-уж-извини-что-вышло.

«В апреле этого года у нас все началось, когда пришли рабочие, — рассказывает Анна Владимировна. — По закону ведь как положено — есть 189 статья Жилищного кодекса, согласно которой жильцы вправе самостоятельно решать на общем собрании, как будут расходоваться накопленные на капремонт средства. У нас было это собрание, перечень работ обозначили, протокол подписали, а по факту Фонд капитального ремонта нас буквально продинамил — не все работы он включил в капитальный ремонт, да еще и проекты абы как сделаны»,

Основная претензия подкованных в плане закона жителе дома №3 — справедливое желание экономить на платежах за коммунальные услуги, большую часть которых составляют счета за отопление. Согласно постановлению Минстроя, Федеральному закону № 261 и различным нормативным документам в рамках проводимого капремонта можно не просто заменять коммуникации, но и создавать даже в домах старой постройки некое подобие автономного отопления. Правда, в масштабах всего здания.

Поясним — существует индивидуальный тепловой пункт (узел регулирования), оборудование которого ставится на отопление. Снабженный датчиком внешней температуры, этот тепловой пункт может самостоятельно регулировать уровень подачи тепла в подключенный дом в период отопительного сезона.

Т.е. больше никаких +30 в квартирах во время оттепелей или включенных обогревателей во время заморозков. Польза от таких узлов очевидна — вкупе с балансировкой/регулировкой системы отопления всего дома они позволяют сэкономить от 30 до 60% тепла, в отличие от излюбленных методов ремонтных бригад вроде утепления фасадов. Последние добавляют к тепловому КПД смешные пару процентов.

Звучит заманчиво, согласитесь? Особенно учитывая, что существенную массу жилфонда Смоленска составляют здания хрущевского и брежневского типов, которым автономного отопления при строительстве, разумеется, не досталось. Кстати, в нашем городе уже есть дома, в которых таковые приборы установлены и успешно экономят жильцам во время оплаты за коммуналку — первым из них стал дом на Дзержинского 7/9. Сейчас такое оборудование тоже устанавливается на жилые дома, но очень мало, по сравнению с общим количеством жилого фонда, где проходит капитальный ремонт. Получается, что региональный оператор, которым выступает Фонд капитального ремонта Смоленской области, нарушает законные требования жильцов, а также игнорирует Российское законодательство по установке индивидуальных тепловых пунктов в рамках программы капитального ремонта.

«У нас основной вопрос — почему игнорируют просьбы жильцов? — возмущается девушка. - Закон на нашей стороне от и до, но нас слушать не хотят, а с ответами на все наши претензии, например, в Смоленскую ТСК тянут до последнего, пока ведутся работы и осваиваются наши деньги, наши отчисления на капремонт. Наше собрание постановило поставить тот самый тепловой пункт. Но его в работы Фонда Капитального ремонта не включил. Также, проектом, по которому ведутся работы, подразумевает установка 3-х отдельных узлов учета: один на холодную воду, второй на горячую и третий на отопление, и к каждому отдельные тепловычислители. А узел учета должен быть единым и объединять в своем составе приборы учета тепловой энергии, расхода горячей и холодной воды на базе общего тепловычислителя. Вот и получается, что на каждый узел будет свой тепловычислитель, GSM-модемы для передачи данных и т.д. Что это, как ни нецелевое использование средств на лишние приборы? Дешевле же обслуживать один прибор, чем три! Примечательно, конкурс на проектирование выиграла брянская фирма ООО „Технология“, а не смоленская организация. И к её проектам очень много замечаний не только у нас (жильцов), но и у энергоснабжающих организаций и строителей».

Что любопытно, с подрядной организацией, выигравшей конкурс на проведение работ, по словам жильцов не все так гладко. Во-первых, ООО «Стройреставрация» помимо широкого спектра, собственно, строительных работ, по справочнику ОКВЭД дополнительно занимается строительством железных дорог и метро, мостов и тоннелей (пока все гладко), торговле оптовой сахаром, мясом, свежими овощами, мониторинга окружающей среды, ее загрязнения, метрологии, аккредитации и.. полный список включает несколько десятков пунктов. Стандартная картина для организации, занимающей промежуточное звено между заказчиком и субподрядчиком, и имеющей в штате всего 12 сотрудников.

Но куда занятнее тот факт, что такие работы должны выполнять профессионалы:

«Ме только двух человек постоянно работающими видим, остальные — пришли, поработали и ушли, — грустно улыбаясь, поясняет Анна Музыченко. — Лично видела „собеседование“ прораба во дворе нашем: „руки-ноги есть? Молодец, иди,работай!“. Вот какой толк может быть от такого подхода? Рабочие, конечно, стараются, как могут, но кое-где без навыков и опыта нормально просто не сделаешь. Например, по смете у нас должно быть три типа освещения — наружное у подъезда, в парадном, и на этажах. Все лампы разные, в документах четко это указано. Можете пройтись по подъездам — одинаковые стоят! И когда их повесили, включили и просто замазали цементом выключатели. Две или три недели свет горел круглые сутки, а это, между прочим, нам в платежки деньги капают! Звонили в Фонд, ругались, пока там разбирались, мы платили. А между прочим, любая замена оборудования, указанного в смете, возможна только на аналогичное и с письменного разрешения Фонда капремонта».

Выход из сложившейся ситуации рабочие нашли простой — чтобы не переделывать уже закупленные светильники, решили к старым приделать датчики свето-аккустические (которые у вписанных в смету шли по умолчанию). И теперь стены подъездов напоминают внутренности подлодки с переплетением проводов и чередой ламп и коробов.

А вот стоит подняться на этажи, на ум приходит одна замечательная пословица. Та самая, в которой предлагают сначала семь раз отмерить. В одном из подъездов рабочие пустили свежую трубу так, что почтовый ящик одной из квартир оказался заблокирован. Дверцу пришлось сгибать, чтобы иметь возможность получать корреспонденцию.

Что это? Принудительный перевод с бумажных писем и газет на «электронку» или просто неумение планировать работы?

«Вы еще в соседний подъезд зайдите, — продолжает вышедшая на шум наших голосов соседка Оксана. — Я к подруге заходила, слышала, как у нее сын, показывал на вороха проводов и труб и, смеясь, спрашивал: „мам, а это у нас бороду Дейви Джонса дома делают?“. Совершенное безобразие, изуродовали подъезд. Где была одна труба, теперь семь торчит! О какой тут эстетике говорить можно... Мы такие работы принимать не будем, конечно же!».

Денег, между тем, улетает в переплетение труб и кабелей немало: изначальная максимально допустимая сумма обозначалась в размере 9 миллионов рублей. После составления проектов и проведения конкурса получилось 6,1 млн, плюс отдельной строкой идут 700 тысяч на счетчики (те самые, которых могло быть в три раза меньше!).

И за эти деньги жильцы пятиэтажки получат только замену инженерных коммуникаций и электропроводки. Разъедаемый трещинами фасад и крылечки подождут до 2025 года, когда запланировано еще одно обновление. Но прежде надо как-то решить назревающий с подрядной организацией конфликт — за все время общения с местными, ни одного довольного отзыва на проглядывающие из-за строительного мусора результаты работ Реадовка так и не услышала.

«Мы не имеем права подвести нашу девочку и людей, которым она помогает»

Анна Бахошко

Родственники победившей смерть смолянки рассказали о больших победах и огромных трудностях.
Оля Самулеенкова попала в трудную жизненную ситуацию — так пишут добропочтенные слуги народа в своих бесчисленных отказах помочь. В переводе же с чиновничьего диалекта русского языка на человеческий девушка попала в самый настоящий ад: вот уже три года молодая смолянка парализована после жуткой аварии. Сначала медики называли Олю живым трупом, овощем, обузой — как угодно, только не человеком, шансы вывести ее из вегетативного состояния были равны практически нулю. Во

...

«Квадре»* закон не писан?

Игорь Владимиров

Копаться в персональных данных граждан у теплоэнергетической компании получается лучше, чем ремонтировать сети.
Всем известно, что теплоэнергетики своего не упустят — они очень настойчивы в выбивании долгов. Стоит чуть задержаться с оплатой, как будет начислена пеня, уж вы не сомневайтесь. Получается такая игра в одни ворота, потому что соблюдать ими же установленные графики отключений филиалы «Квадры», снабжающей теплом половину Центральной России, считают ниже своего достоинства. Выйти за пределы правового поля нельзя вам и нам. Коммунальному монополисту все сходит с рук. Пример тому — исто

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх