Бить или не бить, вот в чем вопрос...

Екатерина Зигзаг
Разговор с адвокатами Федором Сирошем и Татьяной Молокановой о превышениях полномочий при разгоне митингов

Вот уже несколько суббот подряд в Москве проходят согласованные и несогласованные митинги за честные выборы в Мосгордуму, а по сети разлетаются зрелищные видео с избиениями протестующих и случайных прохожих. При этом, о росгвардейцах, пострадавших от действий активистов (или своих же), правоохранители оповещают общественность чуть ли не в тот же день, на то, чтобы начать проверку в отношении полицейских, злоупотребивших должностными полномочиями, уходит несколько дней, и слабо верится, что виновные понесут наказание.

Лайфхак: «Как правомерно сломать человеку ногу»

На каждой мирной акции находится свой «мученик», которому от силовиков достается больше всего. Первым задержанным в день протестов 27 июля стал известный дизайнер, автор нынешнего логотипа московского метро, Константин Коновалов.

Загвоздка в том, что его задержали во время утренней пробежки еще за три часа до начала несогласованной акции. Пробегая мимо мэрии, он периодически останавливался и фотографировал происходящее: полицейские, готовясь к митингу, выставили вдоль Тверской целую колонну автозаков.

Сделав очередную серию снимков, Коновалов побежал своей дорогой, но вскоре оказался сражен правоохранителями. Сначала его ударили по ноге, после повалили на землю и принялись бить дубинками. Когда парень оказался в автозаке, между ним и нападавшими состоялся забавный диалог: они признались — задержали, потому что решили, что он от них убегает, но всё равно доставили «улов» в ОВД.

Коновалову было совсем не до смеха: нога сильно болела, адвоката к нему пускать не собирались и с большим трудом согласились вызвать «скорую». В больнице ему диагностировали перелом внутреннего мыщелка большеберцовой кости, а 2 августа парень узнал, что на него составили протокол, так как он «принимал участие в массовом публичном мероприятии». Может, речь шла о массовом избиении Коновалова сотрудниками полиции?

Уже 5 августа парень подал в СК заявление о противоправных действиях сотрудников полиции. К нему прилагались 9 фотографий с задержания, где видны лица всех силовиков, справка о переломе ноги. Адвокат Коновалова Федор Сирош из коллегии адвокатов «Левант и партнеры» хотел приобщить и видео с камер наблюдения на Тверской, но запись ему предоставить отказались.

Проверку по обращению пострадавшего проводить не стали, а «действия сотрудников правоохранительных органов по применению физической силы» назвали «правомерными».

Коновалов обжаловал решение СК, но пока складывается впечатление, что полицейские априори не могут быть не правы, и это чертовски развязывает им руки.

«Побили и отпустили»

Во время несанкционированной акции 3 августа Андрей Кургин проезжал на велосипеде по Новопушкинскому скверу и невольно стал объектом применения необоснованной физической силы. Никаких лозунгов и призывов Андрей не выкрикивал, однако порядка 6-7 сотрудников полиции повалили его на землю вместе с велосипедом и принялись дубасить по ногам. Вероятно, они хотели, чтобы молодой человек встал, однако просто не давали ему возможности выбраться из-под велосипеда и подняться.

Адвокат Кургина Татьяна Молоканова из коллегии адвокатов «Левант и партнеры» рассказала Readovka, в чем заключался весь абсурд ситуации:

«Мы обратились с заявлением в СК, но результатов проверки еще не получили. Причем на Кургина не составляли какой-либо административный протокол, то есть побили и отпустили. Задержан он не был».

Неужели сотрудники полиции осознали, что перегнули палочку?

Не копьём, так рублём

Казалось, честное пацанское правило: «Лежачего не бьют», — нарушено, и хлеще уже ничего и быть не может, но 10 августа разгоняющие митинги силовики доказали, что их возможности безграничны.

Конечно, следящие за акциями граждане понимают, что здравый смысл у правоохранителей при выборе задерживаемых отсутствует напрочь. Чего стоит зрелище, когда они толпой вяжут бабушек, оказавшихся на скамейке не в то время и не в том месте. Но на последней (крайней) акции, 10 августа, люди убедились в этом окончательно.

Когда время согласованного митинга на проспекте Сахарова вышло, кто-то направился к администрации президента, кто-то по домам, тогда и начались жесткие задержания. Людей как обычно точечно выхватывали из толпы, но больше всего окружающих смутило, как силовики повили себя на улице Забелина с инвалидом второй группы.

Админ телеграм-канала «Рупор Мордора», Василий Недопёкин пришел на акцию, в качестве блогера. Когда начались задержания, он подошел к эпицентру событий, чтобы снять происходящее на видео, но вскоре сам попал в объективы камер. Парня с проблемными ногами поставили на колени, завели руки назад, подняли и быстро повели к автозаку, хотя ему было крайне тяжело передвигаться — в результате агрессивного поведения сотрудников полиции он дважды упал.

Так как физическую силу к нему применять было бы верхом паскудства, способы давления на него выбрали другие: устроили травлю в телеграмм-каналах, обвинив в бандеровщине, и пригнали к нему домой судебных приставов, которые описали его имущество, сославшись на долги по старым административным протоколам. Недопекин утверждает, что его даже не уведомили об этих производствах.

Расплачивается за свою активную гражданскую позицию он не впервые. В 2016 году его задержали за пикет на Болотной площади, посвященный четвертой годовщине беспорядков. Ему грозил арест до 30 суток, однако в связи с инвалидностью наказание заменили штрафом в 150 тысяч рублей.

Слово и дело

Во время задержания Недопекина многие просили отпустить его, среди заступившихся за инвалида была и Дарья Сосновская. Девушка крикнула, чтобы его отпустили, но совесть ни у кого не взыграла, а сама Даша стала следующей жертвой силовиков.

Двое крепких мужчин заломали ей руки и потащили к автозаку. С нее слетели очки. Даша попросила остановиться и поднять их, но дезориентированность слабой девушки, казалось, была стражам порядка только на руку, и они потащили ее дальше. Разозлившись, она назвала их «дебилами». Позже в силовых телеграмм-каналах начнут ликовать — за одно словечко ей могут вменить оскорбление сотрудника полиции при исполнении. Но «косяк» со стороны стражей порядка был гораздо существенней.

В тот момент Даша сильно испугалась, выдохнула, попыталась успокоить агрессивно настроенных силовиков, объясняла, что дойдет сама, что ей больно, но те лишь сильнее заводили ее руки назад. В какой-то момент потерял кое-что не менее важное, чем очки, и сопровождающий девушки, находившийся справа от нее. Из его рук выпала дубинка, и, чтобы ее поднять, он резко ударил Дашу под дых. Неужели боялся, что она помешает ему поднять жезл?

После удара девушка уже мало понимала, что происходит. Силовики вертели её и так и сяк, чтобы затащить в автозак, в какой-то момент стоящий в сторонке правоохранитель решил вмешаться и ударил Дашу кулаком по голове... В итоге, ее схватили за руки за ноги и буквально закинули внутрь. Девушка ударилась о ступеньки... Товарищи по несчастью, находившиеся в автозаке, помогали ей понять, не сломано ли ребро.

На Дашу составили административный протокол, а 11 августа она обратилась в СК с заявлением о превышении должностных полномочий. «Сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей волосистой части головы, ушиб грудной клетки справа», — с таким диагнозом она вернулась домой после мирного шествия. Общественность недоумевала, как у крепких, вооруженных мужчин поднялась рука на хрупкую девушку, пытавшуюся защитить инвалида.

Всем не терпелось посмотреть «героям» в глаза. По официальной информации, митинги в тот день разгоняли сотрудники Росгвардии и 5-го батальона 2-го ОПП ГУ МВД по Москве, однако в ведомстве Золотова сразу открестились, мол бойцы не наши.

12 августа в СМИ появилось имя предполагаемого сотрудника МВД, который мог нанести Даше удар в живот. В ведомстве оживились: заявили, что мужчина не имеет никакого отношения к инциденту и начали служебную проверку. Правда, по словам адвоката девушки, Молокановой, никто из полицейских с потерпевшей так и не связался.

На следующий день, 13 августа в Таганском райсуде должно было состояться заседание по делу Даши, но материалы по нему туда так и не поступили — вероятно, так как в них должны были быть протоколы задержания, а в тех, в свою очередь, фамилии задержавших её сотрудников, которые часто пишут также рандомно, как и выбирают, кого «упаковать».

Вчера, 14 августа Молоканова ознакомилась с материалами дела и была шокирована тем, что ее подзащитную даже не уведомили о переносе даты явки в суд:

«Первый документ был выдан Дарье на руки, а второй находится в материалах дела! Когда она расписывалась, там было 13-е число, а потом, при направлении материала в суд, сотрудники исправили на 19-е».

Остается только предполагать, чем закончиться эта история. В том, что девушке впаяют штраф, никто не сомневается, а вот вероятность того, что причастных к ее избиению бойцов в масках найдут и накажут, пока крайне мала. Хуже всего, что в российских реалиях обстоятельства могут обернуться даже против Даши.

«Мы не имеем права подвести нашу девочку и людей, которым она помогает»

Анна Бахошко

Родственники победившей смерть смолянки рассказали о больших победах и огромных трудностях.
Оля Самулеенкова попала в трудную жизненную ситуацию — так пишут добропочтенные слуги народа в своих бесчисленных отказах помочь. В переводе же с чиновничьего диалекта русского языка на человеческий девушка попала в самый настоящий ад: вот уже три года молодая смолянка парализована после жуткой аварии. Сначала медики называли Олю живым трупом, овощем, обузой — как угодно, только не человеком, шансы вывести ее из вегетативного состояния были равны практически нулю. Во

...

Кто владеет московскими кладбищами

Виталий Бойко

Как столичный ритуальный рынок заняли ставропольские бизнесмены — и при чем тут ФСБ. Расследование Ивана Голунова.
В мае 2016 года на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка. В конфликте, который сопровождался перестрелкой, участвовали от 200 до 400 человек; трое погибли. Это событие завершило передел московского рынка ритуальных услуг: вместо выходцев из подмосковных Химок, чьи попытки закрепиться в столице привели к столкновению на Хова

...


наверх