Пчелы вымирают рядом с полями «Мираторга» и «Русагро»

Евген Гаврилов, Дмитрий Журавский
Привлечь агрохолдинги к ответственности невозможно

Лето 2019 года оказалось самым сложным в жизни российских пчеловодов. Массовая гибель пчел, стартовавшая в июне и так и не окончившаяся до сих пор ставит под вопрос существование частного пчеловодства в стране. Экологи более чем двух десятков регионов бьют тревогу — учитывая, что до 90% опыления происходит благодаря пчелам, их исчезновение не только обернется многомиллиардными убытками для сельского хозяйства, но и разрушит хрупкий природный баланс.

При этом наиболее вероятной причиной массовой гибели является работа отечественных агрохолдингов. Спустя 3 месяца после самой массовой вспышки, Следственный комитет возбудил всего 2 уголовных дела, связанных с нарушением агропромышленными предприятиями правил обработки пестицидами.

Почему борьба против клещей уничтожает возрождаемое отечественное сельское хозяйство, кто страдает от китайских пестицидов, а кто несет ответственность — разбираемся в материале Readovka.

Шанс выжить 50 на 50

Удаленный от суеты городской жизни Юг Смоленской области и юго-западный приграничный район всей России, худо-бедно переживает кризис. Здешний народ привык рассчитывать только на себя, а потому без традиционных грядок и парников никуда. Встречаются и пасечники. Раньше, конечно, больше было, — рассказывают старожилы, сейчас это не такое уж прибыльное дело, а хлопот с пчелами много.

«Я уже троих в районе отговорил от этого занятия, — машет рукой пчеловод Александр Р. — Ни лета, ни семьи не увидишь. У меня пасека большая, так с 14 мая как уехал, так дома появляюсь только на выходные, на один день, в бане помыться. Хозяйство у меня большое, 80 семей пчелиных. Было. Сейчас восстанавливаюсь после падежа. Он всегда есть, да только как в этом году — такого давно уже не было».

Местные власти этого не отрицают: 1 августа на совещании у Константина Серенкова, районного главы, долго перечислялись пострадавшие деревни, в некоторых из которых гибель пчел составила до 50%. В одном только Руханском сельском поселении Школа умирающих деревеньПервого сентября в здание, некогда вмещавшее полтысячи детей, войдут последние 23 ученика «задело всех» — Корсики, Карды, Жарики, ПМК, саму Рухань. Тогда же чиновники и озвучили предварительную версию причины — отравление. Химикаты, которыми обрабатываются здешние посевы, оказались губительны не только для клещей и прочих вредителей.

«Оно ведь как бывает, самое цветение идет, а тут трактора по полям ходят, брызгают, — поясняет пасечник. — В улье несколько поколений пчел живет, те, которые летные, кормят всю семью. Они нахватаются отравы, полетели и не прилетели обратно. Отмирают и пошло-поехало. Бывало, идешь по полю, глядь на цветок — а там сидит пчела, уже мертвая. Так и смотришь — вроде сильная семья была, а все хиреет, хиреет и нет уже ее. Обрабатывают неправильно, мое мнение. Нужно предупреждать, хотя бы за несколько дней. Но вред в любом случае пчелам будет. Вон, агроном мне сказал, что кукурузу будут обрабатывать, а она сразу за пасекой растет. Ты же не скажешь пчеле — облетай. И закрыть тоже не вариант, жара 30 градусов, погибнут».

Даже в момент нашего приезда восстанавливающееся хозяйство Александра продолжало терять пчел. Дощечки у входов в некоторые ульи были усеяны неподвижными тельцами. Но сезонные роения, хоть семьи и выходили слабыми, все же позволило с надеждой глядеть в будущее.

Другим его коллегам повезло меньше — надежда только на соседей, у которых все благополучно.

«Из 20 семей на лёт вышло только 4, остальные погибли, — разводит руками Виктор П. - С прошлого года уже начали слабеть — в осень полез мед смотреть — фига. Давай их кормить! А с весны вот, только четыре улья выжило. В той стороне района Сукромля, там крепкие, хорошие рои, там нет агрохолдингов. Покупал у них, привожу сюда — смотрю, и эти слабеть начинают. Я не знаю, почему так происходит, 25 лет занимаюсь пасекой, хобби мое, а теперь все. На 10 тысяч бензина сжег, а собрал три банки меда всего».

Оперативно разобраться в корне зла могли бы медицинские экспертизы. Да только на отшибе небогатой Смоленской области о качественных лабораториях местные уже и не мечтают.

«Предлагали с ветлаборатории набрать пчел и сдать на анализ, — рассказывает Александр П., потерявший в этом году 40 семей, половину хозяйства. — Проверить на две группы пестицидов — 2400 стоит. Только мне это сомнительно, после как я лет 15 назад привез к ним же поросенка, подох у меня, говорю заведующему — Виталик, отчего? А черт его знает, что я, резать буду, — отвечает. Тут я понял, что по-настоящему за всем этим следили в СССР, а сейчас системы нет никакой, выживаем как можем».

Все владельцы пасек, как один, сходятся во мнении — погоня агрохолдингов за прибылью не оставляет шанса не только частным фермерам, но и их подопечным. Повышение урожайности, используя губительные для пчел пестициды, например, неоникотиноидной группы, может иметь далеко идущие последствия. В некоторых районах Китая, где бесконтрольная обработка полей опустошила все пасеки, опыление с/х культур производится вручную, специальными кисточками.

Может ли себе позволить такое Смоленщина или Брянщина, имеющая отрицательный прирост населения и мизерные бюджеты?

Могут ли бороться со всесильными агрогигантами вроде «Мираторга» простые увлеченные разведением пчел люди, трудящиеся все лето ради нескольких банок меда? А их вклад в производство самый весомый — по данным Минсельхоза до 94% пчелосемей России живут в подсобных хозяйствах. Причем только в каждом пятом из них более 10 ульев. А, следовательно, гибель даже одного-двух ставит под вопрос дальнейшее существование пасеки.

При этом тот же Минсельхоз заявил, что в 20 регионах, из 25, где зафиксирован массовый мор пчел, планируется возмещение ущерба. Смоленская область в программу господдержки пока не вошла.

Обработка полей неоникотиноидами (а именно к этой группе веществ относятся используемые на местных полях пестициды) с 2013 года запрещены для применения на открытом воздухе во всех странах ЕС (3 вида препаратов). В прошлом году запрет продлили. Причина — высокая токсичность для пчел. В России же данная группа веществ до сих пор распространена. С 2004 года известно 11 различных форм никотиноидов, разрешенных к использованию.

«Посредники без образования без понимания процессов возят пестициды из Китая. А многие фермеры на 50-100 гектар не имеют даже агронома. Пчелы теряют память, теряют ориентиры, не могут прилететь в улей. В Европе яд такой отменен.

Самое главное (в сложившейся ситуации — прим.ред.) это реакция населения, Минсельхоз обратил внимание, готовится постановление, поручили Россельхознадзору разобраться в проблеме...

Яд влияет на все живое, а тот „Мираторг“ не отвечает на наши запросы» — комментирует ситуацию президент российского национального союза пчеловодов Арнольд Бутов.

Растущие показатели смертности среди медоносных насекомых зафиксированы по всей планете. Мировое сообщество обеспокоено проблемой гибели пчел не первое десятилетие — первые данные стали поступать уже во второй половине XX века, но за последние 10 лет число тревожных новостей возросло повсеместно.

Европа лишалась 10-15% колоний ежегодно, в США в одном только 2015 погибло 2/5 от общего числа этих насекомых. Виной тому так же становятся климатические изменения, распространение экзотических паразитов и инфекций. Но несмотря на борьбу во многих странах за экологию и против опасных химикатов на государственном уровне, проблема не исчезает.

Так, французское правительство законодательно закрепило каждую пасеку за ветеринарной аптекой, независимо от ее размера, а фермеры в обязательном порядке информируют их о грядущих обработках полей. Громкая акция в поддержку пчел прошла в США: одна из продуктовых сетей временно убрала с прилавков своих магазинов всю продукцию, так или иначе связанную с насекомыми. Шуму наделали немало — ассортимент оскудел почти наполовину, напомнив человечеству о последствиях исчезновения медоносов с лица Земли.

В Кремле так же уже выказали свою озабоченность сложившейся в этом году ситуацией. Вот только дальше разговоров пока дело не зашло — в начале августа СМИ писали, что зампред правительства Алексей Гордеев пообещал до 1 сентября внести предложения по совершенствованию госконтроля за безопасным обращением пестицидов и агрохимикатов. На момент публикации статьи никакой новой информации касательно этого заявления не появилось. Редакция Readovka отправила запрос в Министерство сельского хозяйства, но ответа на него пока не получили.

Реальное наказание

За все время, прошедшее с июньской вспышки, Следственный комитет возбудил лишь 2 уголовных дела, связанных с нарушением обработки полей пестицидами. Оба они расследуются СУ СК РФ по Орловской области. В нарушении правил подозреваются два предприятия — ООО «Ленинское», и ООО «Отрадаагроинвест».

Оба юрлица не предупредили местных пчеловодов об обработке полей пестицидами. При этом «Отадаагроинвест» принадлежит одному из крупнейших агрохолдингов страны — компании «Русагро». При этом, вопросы к работе агрохолдинга возникали и в Тамбовской области. Там представители ООО «Агротехнологии» все-таки предупредили местных пчеловодов об обработке земли пестицидами. Согласно опубликованному в местной газете объявлению, она будет проводиться с 1 мая по 1 сентября.

Из всех 25 регионов, в которых Минсельхоз подтвердил массовую гибель пел, в 11 присутствуют предприятия агрохолдингов «Русагро» и «Мираторг», спорящих между собой за звание крупнейшего по годовой выручке холдинга в сфере АПК.

При этом, крупнейших агроинвесторов поспешило прикрыть Минэкономразвития. На резонное замечание Минсельхоза о необходимости контроля над фермерами, использующими в работе пестициды, министерство ответило:

«Анализ законодательства в указанной сфере показывает, что причина озвученных Россельхознадзором проблем с обращением пестицидов и агрохимикатов, обусловлена не отсутствием у ведомства необходимых контрольно-надзорных полномочий, а отсутствием необходимого урегулирования вопросов применения (использования) пестицидов и агрохимикатов».

На данный момент о реальном наказании для двух крупнейших агрохолдингов России речи не идет. Расследование уголовного дела в Орловской области еще ведется. Тем временем фермеры рангом поменьше все же попадают под реальные штрафы. Так ООО «Лебедянское», принадлежащее компании «Долгосрочные инвестиции», не попадающей даже в десятку успешных фермеров России, в общей сложности выплатило в пользу бюджета 262 тыс. руб. В ходе совместной проверки прокуратуры и Россельхознадзора было установлено, что в хозяйстве использовали не предусмотренный к применению на территории РФ пестицид, компанией не проводилось ежегодное эколого-токсикологическое обследование почв, а находящиеся на складе химикаты учитывались и хранились с нарушением санитарных норм. 262 тысячи за ущерб в десятки миллионов рублей.

А сами агрохолдинги продолжают копать себе же яму. До 90% опыления производят пчелы. Их гибель, в первую очередь, удар и по ресурсам самих федеральных фермеров. В результате, за прошедшие с первой вспышки массовой гибели пчел 3 месяца, ни одно ведомство так и не продвинулось в решении возникшей проблемы. Обещанные Минсельхозом предложения так и не были внесены. В большинстве регионов, за исключением Орловской области, следственные органы отказали пчеловодам в возбуждении уголовных дел.

Неизменным остается только рост агрохолдингов. Тот же Минсельхоз, так и не подготовивший необходимые предложения по обороту и контролю за использованием пестицидов, успел разработать упрощенную схему изъятия неиспользуемых земель у россиян. Как на этом зарабатывают агрохолдинги можно прочитать в нашем предыдущем материале по теме Бизнес по-русски, или что такое «Мираторг» и с чем его едятКак возивший из Бразилии мясо холдинг стал обладателем большинства агросубсидий России? . Правда, даже миллиардные кредиты и практически бесплатная земля не в состоянии спасти их от приближающегося банкротства «Свинский бизнес». Как «Мираторг» теряет звание «крупнейшего инвестора в АПХ России»?Основной актив «Мираторга» в одном шаге от банкротства .

Использованы материалы следующих авторов:

В Смоленск для соревнований приплыли корабли со всей России

Евген Гаврилов

Их еще можно застать на одном из водоемов.
Санкт-Петербург, Новороссийск, Владивосток, Калининград — города-порты России, где жители привыкли видеть на горизонте величественные громады боевых кораблей. Где даже рестораны и ночные клубы устраивают на палубах бывших фрегатов и корветов. Смоленск — хоть и стоит на реке, но давно уже не судоходен. Даже речной трамвай «Смоляночка» вот уже несколько лет как прекратил свои рейсы вдоль набережной. Но это не помешало 24 сентября на водной глади одного из наших водоемов засверк

...

Кто владеет московскими кладбищами

Виталий Бойко

Как столичный ритуальный рынок заняли ставропольские бизнесмены — и при чем тут ФСБ. Расследование Ивана Голунова.
В мае 2016 года на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка. В конфликте, который сопровождался перестрелкой, участвовали от 200 до 400 человек; трое погибли. Это событие завершило передел московского рынка ритуальных услуг: вместо выходцев из подмосковных Химок, чьи попытки закрепиться в столице привели к столкновению на Хова

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх