«Хуже немцев»: жители смоленской деревни умоляют чиновников не строить им дорогу

Анна Бахошко, Игорь Владимиров
Рабочие ровняют с землёй хозпостройки, рощу и сады ради многомиллионного автобана «в никуда»

— Идите яблочек наберите — антоновка, хорошая яблонька — побольше берите, всё равно уничтожат! Дед, муж мой, яблоньку эту сажал. Умер уже. А теперь и деревце его умрёть,— дрожащим голосом причитает Тамара Нестеровна. Старушка то и дело утирает слезы. Стоит ей убрать израненную морщинами руку, как по лицу пробегает очередной соленый ручеек.

Тамара Нестеровна — жительница деревни Грязенять, что в Рославльском районе Смоленской области. Прямо сейчас привычный уклад жизни пенсионерки и ее соседей варварски сметают гусеницы и ковши экскаваторов. Всему виной благоустройство, безжалостное и беспощадное. В деревне с населением 126 человек решили построить дорогу за 38,5 миллиона рублей. Против воли местных жителей.

«Лучше б детям каким-нибудь нищим помогли!»

На Заречную улицу, которую сейчас оккупируют рабочие и спецтехника, ведет узкая грунтовая дорога. Две машины на ней не разъедутся, но это местным и не надо, ведь здесь не насчитается и десяти жилых домов. Единственное проблемное место — мостик через речушку Челкну. Подгнившие доски танцуют не только под редкими авто, но и под такими же редкими пешеходами — именно деревянное недоразумение обитатели Заречной и просили отремонтировать. Только вот власти неожиданно решили проявить небывалую щедрость и буквально перекроить некогда уютную улочку.

Благодаря усилиям главы сельского поселения Григория Мамонтова, который в течение двух лет боролся за злосчастную дорогу, теперь на Заречную можно водить школьников на экскурсию. Чтобы показывать, как выглядела Смоленщина во времена Великой Отечественной войны. Куда ни глянь, везде «взрывные воронки», оставшиеся после выкорчевывания березовой рощи и фруктовых садов, и остатки добротных бань, гаражей и заборов, которым оказалось не суждено отслужить положенный срок.

— Вы видите, что делают! Мы всю жизнь тут работали, а они все уничтожили! Строили, жить думали, а они уничтожили за одну минуту! Баню мою сейчас будут рушить. Разве можно так над людями издеваться? Хуже немцев! Набивают себе карманы!— задыхается от злости Тамара Нестеровна. — Это ж вредительство какое-то! Мы ж просили! Богом просили председателя сельсовета! Во как нас жалеють, а нам тут по 80 лет. Думали, хоть внуки приедут и правнуки, а теперь уж куда!

Когда местных жителей поставили перед фактом, что дороге быть, возникло несколько «зачем». Зачем закатывать ровнёхонькую грунтовку в асфальт? Зачем расширять проезжую часть в столь глухом месте, да еще и за 38,5 миллионов? Зачем уничтожать пусть и неузаконенные, но все же такие привычные хозпостройки, фруктовые сады и рощу ради никому ненужного куска цивилизации? Вместо ответов местным жителям твердили одно и то же: мол, газовщики не разрешают ничего делать с имеющейся проезжей частью, что, к слову, журналистам Readovka в ООО «Газпром межрегионгаз Смоленск» не подтвердили, а новая дорога нужна, и всё тут.

— Разговоры о дороге начались месяца два назад. Глава всех собрал, сказал про это все. Так люди кричали: «Не подходи, голову отсекём!» Представляете! А он говорит, убирайте, и всё, это самострой! — срывающимся голосом причитает местный житель Михаил. — Раньше, конечно, у всех всё было оформлено, а когда в наследство вступали, как-то не довели дело до конца. Самое главное: для кого они это строят? Для кого? Деньги отмывают, вот и все!Было собрание, все люди от этого отказались, попросили: подровняйте немного, только чтоб мост сделали. А они проект составили, и всё тут. У меня с ногой беда, инвалид труда, а теперь тут это всё таскать приходится... Идиотством занимаются!

Мужчина прерывается, засмотревшись куда-то наверх: экскаватор штурмует красавицу-липу. Раз попытка, два попытка, три попытка. Всё тщетно — дерево намертво впилось корнями в изуродованную землю. Но рабочий решает не сдаваться — в воздух взмывает ковш. Медленно поднимаясь над кроной, зубцы обрушиваются на ветви на манер палача. Несколько мгновений, и от липы остаётся только облысевший ствол. Михаил отмирает и продолжает:

— Там дальше тоже уже расчистили, соседу надо баню сносить, переносить. Место позволяет ее не трогать, но там проектанты такие! А теперь ему людей нанимать, чтоб помогли, а перенести баню — это 40-50 тысяч. И это не все! Дальше дорогу вбок поведут, а там же ничего нет! Заново вообще отсыпать будут. А зачем? Мы просили только мост сделать, а им же деньги отмыть надо! Представляете, 38 миллионов на эту дорогу отвели! Лучше б детям каким-нибудь нищим помогли!

«Не хочу лишних проблем с администрацией»

О детишках печётся и ещё одна местная жительница, Екатерина. Сначала девушка не хотела даже разговаривать с журналистами, боясь «проблем с администрацией», ведь на опеке у ее бабушки находятся младшие брат и сестра. Почему Катя решила, что жалоба на действия властей могут аукнуться её семье — непонятно, зато чертовски красноречиво. Спустя минуту, то ли победив страх, то ли не сдержав эмоции, девушка всё же рискнула.

— Там был наш сад: сливы, малина, около пруда березки наши. Были. А вон там был дровник, баня, а теперь вот ее уже нет. У нас земля не была оформлена, как у всех. Например, ту же баню мы купили у соседки, и документы на баню у нее. Естественно, ни о какой компенсации и речи не идет, — с грустной улыбкой призналась Катя. — Знаете, это все бред какой-то, по-моему. У нас нормальная дорога, зачем всё это — непонятно.

Единственный местный житель, у которого ныне разоренная земля была сколько-нибудь официально оформлена, — Сергей. Его мы застали за разборкой еще крепкого гаража.

— Гараж, сарай тут мой был — ещё дед строил. И земля оформлена была. У нас она только не отмежевана. А так и кадастровый план есть, и свидетельство регпалаты. Только отмежевать надо было. Но я не боролся. Сказали найти двоих людей, чтоб перенести всё моё и в другом месте поставить. Но хоть за это [наём людей — прим.ред.] выплатят компенсацию,— тихо-тихо рассказывает мужчина, периодически косясь на ещё предстоящий фронт работ. — Не понимаю, зачем это всё. Почему вообще решили не по грунтовой прокладывать, а в стороне. Дорога эта как окружная будет — вокруг озера, но тут не озеро, а болото уже... Здесь не нужна эта дорога, наша хорошая.

Больше Сергею сказать оказалось нечего, да и некогда. Нужно привязывать к трактору брёвна из основания гаража и как можно скорее эвакуировать свой привычный уклад жизни. Пока экскаватор не сровнял его с землёй.

Аттракцион невиданной щедрости

Об истинных резонах, зачем понадобился чуть ли не автобан вокруг болота, можно только догадываться. Однако сумма, которая выделена на эту дорогу, превышает годовой бюджет муниципалитета в шесть раз. На эти деньги можно было бы сделать из поселения конфетку, но наверху решили иначе. Впрочем, удивляться подобному смолянам не приходится: ранее мы писали о других двух дорогах «в никуда».

Формально все процедуры соблюдены, не подкопаешься. Но возьмем те же торги. В течение десяти минут после начала проведения электронного аукциона было подано единственное предложение о цене контракта. Как ни удивительно, такой «вкусный» объект никого больше не заинтересовал. В результате счастливчиком с многомиллионным заказом оказалось ООО «Мастер». Что интересно, в рамках своей закупочной деятельности организация заключила 40 договоров на общую сумму 59 854 202 рублей. Из них 38 485 596 рублей, 64% от общего объема средств, — составляет удачно подвернувшийся контракт с администрацией Грязенятского сельского поселения. Вот это взлёт, вот это везение.

При этом чиновники уверены, что творят благо. Во всяком случае, такую позицию транслирует пресс-служба администрации Смоленской области — как выяснилось, именно региональные власти и отслюнили астрономическую для деревеньки сумму.

— За счет каких средств финансируется строительство?

— Финансирование строительства данного объекта осуществляется за счет средств субсидий дорожного фонда Смоленской области.

— Зачем прокладывать новую дорогу за 38,5 млн на два метра в стороне от существующей проезжей части, которая, к тому же, находится в хорошем состоянии, да еще и в деревне с населением 126 человек?

— Необходимость строительства автодороги вызвана тем, что существующая дорога не отвечает требованиям по безопасности дорожного движения. Новая автодорога будет построена в теле существующей дороги за счет ее расширения.

— Учитывалось ли мнение местных жителей, которые массово лишились хозпостроек и садов в связи со строительством дороги?

— По информации администрации сельского поселения, на сносимые постройки у жителей отсутствовали правоустанавливающие документы, также постройки были расположены на земельных участках, не находящихся в собственности жителей. О сносе построек местные жители были заблаговременно предупреждены.

***

Под шум экскаватора уезжаем по ровнёхонькой грунтовке и жуём яблоки Тамары Нестеровны. Вкусные. Из обнаженной земли, которую ещё пару дней назад защищала такая же антоновка, теперь торчит советская лыжа. Видимо, из 38,5 миллионов не нашлось лишних серебряников на нормальный сигнальный столбик.

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: Евген Гаврилов

«Мы не имеем права подвести нашу девочку и людей, которым она помогает»

Анна Бахошко

Родственники победившей смерть смолянки рассказали о больших победах и огромных трудностях.
Оля Самулеенкова попала в трудную жизненную ситуацию — так пишут добропочтенные слуги народа в своих бесчисленных отказах помочь. В переводе же с чиновничьего диалекта русского языка на человеческий девушка попала в самый настоящий ад: вот уже три года молодая смолянка парализована после жуткой аварии. Сначала медики называли Олю живым трупом, овощем, обузой — как угодно, только не человеком, шансы вывести ее из вегетативного состояния были равны практически нулю. Во

...

«Вопрос жизни и жизней»: смоленская зоозащитница, спасшая 200 животных, нуждается в помощи

Анна Бахошко

Молодая женщина теряет слух и зрение, пока врачи не могут определиться с диагнозом.
Анастасии Трофимовой 35 лет, но в свои годы она не понаслышке знает, как пахнет смерть. Вот уже несколько лет девушка спасает животных, пострадавших от руки человека. А теперь спасение нужно ей самой.Жизни: 9 кошачьих и 2 человеческиеСенька был одним из котов, который взялся из ниоткуда и чуть было не ушел в никуда. Усатый-полосатый 8 лет прожил у смоленской пенсионерки. Когда у кота заболели поч

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх