А вы знали, сколько платят участникам и ведущим Дом 2 за съемки на проекте?

Юлия Лосихина
Если нет, то держитесь за поручни!

Можно по-разному говорить о популярном шоу Дом 2: с ненавистью, интересом, равнодушием — неважно. В любом случае, никто не поспорит с тем, что более популярного телепроекта, из которого бы вышло такое количество медийных персон, в нашей стране еще не было. А любопытство, которое вызывает скандальный проект, так и не утихает с тех пор, как его впервые показали по ТВ.

Но больше всего всем было любопытно узнать не только о личной жизни героев телепроекта, но и о внутренней кухне проекта. Например, сколько платят участникам Дома 2 за то, что они снимаются в проекте. А еще интереснее, сколько зарабатывают звезды и ведущие скандального шоу? Ветераны проекта приоткрыли завесу тайны, и теперь мы можем точно узнать, какие зарплаты выдают его участникам.

Оказалось, что новичкам, только прибывшим на проект, первые 100 дней (а это почти 3 месяца) приходится сначала оправдать свое участие. Что же, вполне стандартный испытательный срок, с той лишь разницей, что вновь прибывшие проживают полностью за счет проекта и ни в чем не нуждаются. Если «стажеру» удалось привлечь к себе внимание и поднять свой рейтинг, тогда ему начинают платить первые деньги. Опять же по заслугам — от 20 до 150 тыс. рублей месяц. И неважно, какую роль он возьмет. Проекту нужны как положительные, так и отрицательные герои.

Далее все зависит от харизмы и умения перетянуть на себя интересы зрителей. Тут уже инструментов много: поругайся, подерись, разведись, женись, роди ребенка — что больше нравится. Как правило, на первом этапе отсеивается множество неказистых участников и остаются только самые матерые — в будущем ветераны проекта. Здесь уже цифры гораздо серьезнее.

Например, скандальная Ольга Рапунцель в свое время зарабатывала по 200 тыс. за месяц съемок, столько же получали Степан Меньшиков и Руслан Калганов. А вот всем известным Евгении Феофилактовой, Владу Кадони и Ирине Агибаловой ежемесячно удавалось заработать по 250 тыс. рублей. Еще больше получал Рустам Солнцев — от 5 тыс. долларов за свои яркие появления на экране. Разумеется, все эти цифры без учета заработка на рекламе. Уже представили реальные доходы?

Все это мелочи по сравнению с зарплатой ведущих проекта. Можете сходу назвать самых известных? Кончено же, это Ксюша Собчак, Виктория Боня, Ольга Бузова. Самый высокий доход был у Собчак — 100 тыс. долларов за участие в проекте, или в переводе на курс 2012 года — 3,1 млн рублей. У Ольги Бузовой заработок чуть скромнее — 40 тыс. долларов за роль ведущий на проекте, зато девушка с успехом наверстала свою за периметром Дома 2.

Для Виктории Бони проект открыл двери в мир глянца и шоу-бизнеса. Благодаря стараниям на проекте, она теперь благополучно живет в Монако, зарабатывает по 4 млн рублей (ее лицо теперь бренд) и проводит семинары по 4000 тыс. рублей за билет в России. Вы спросите: а как же Ксения Бородина? А вот про ее заработок пока ничего неизвестно, но, надо полагать, девушка тоже не бедствует.

Использованы материалы следующих авторов:

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...

«Хуже немцев»: жители смоленской деревни умоляют чиновников не строить им дорогу

Анна Бахошко

Рабочие ровняют с землёй хозпостройки, рощу и сады ради многомиллионного автобана «в никуда».
— Идите яблочек наберите — антоновка, хорошая яблонька — побольше берите, всё равно уничтожат! Дед, муж мой, яблоньку эту сажал. Умер уже. А теперь и деревце его умрёть, — дрожащим голосом причитает Тамара Нестеровна. Старушка то и дело утирает слезы. Стоит ей убрать израненную морщинами руку, как по лицу пробегает очередной солёный ручеек.Тамара Нестеровна — жительница деревни Грязенять, что в Рославльском районе Смоленской области. Прямо сейчас привычный ук

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх