“Мы остались никому не нужны”: в самарской больнице ликвидируют целое гинекологическое отделение

Юлия Лосихина
Врачи недоумевают, чем они так провинились

В Саратове к 23 декабря местные чиновники решили ликвидировать целое гинекологическое отделение в ГКБ №12, которое обслуживало большой район этого города. Из-за этого на уровне министра здравоохранения региона разгорелся целый скандал.

В отделении 30 коек, хороший ремонт, современное оборудование и опытный персонал, который оказывает широкий спектр медицинских услуг: от удаления полипов матки до пластики шейки матки. Пациенты обслуживанием довольны, всевозможные проверки показали, что работа ведется исправно и в общем-то придраться не к чему. Но, несмотря на это, отделение решили закрыть.

«По приказу министерства здравоохранения области к нам запретили направлять поток больных... Поэтому мы написали обращение на имя спикера Госдумы РФ Вячеслава Володина. Мы не могли понять, почему нас исключили из маршрутизации. Ответ на наше обращение пришел из минздрава», — рассказала изданию «Версия Саратов» заведующая гинекологическим отделением Людмила Папина.

В ответном письме медиков успокоили, что хоть гинекология и не входит в число приоритетных направлений, все же решения о закрытии не было. Из маршрутизации «женское» отделение хоть и исключили, но больных из других больниц направляли. И врачи успокоились, правда, ненадолго: вскоре у отделения забрали «экстренный прием», а затем замминистра здравоохранения Станислав Шувалов на встрече с медперсоналом заявил, что их все-таки ждет сокращение.

«Я спросила Шувалова: „Как вы можете так поступать с коллективом?“. Но он по существу не ответил и сказал, что у них „упор на развитие сердечно-сосудистого направления“. Оказалось, что они хотят по этому направлению открыть 40 коек», — вспоминает Папина.

Людмила Папина

На резонный вопрос, зачем нужно открывать 40 коек, когда есть уже 30 в самом отделении, а до этого у больницы забрали еще 90, чиновник ответил, что нет средств, чтобы все оборудовать, и потребовал подписать письменное уведомление, что отдел закрывается. Врачи, разумеется, отказались это делать.

Чего ожидать врачам?

Чиновники пообещали после оптимизации «пристроить» куда-нибудь врачей, но коллектив на это не согласен. В клинике делают бесплатно те операции, которые в частных больницах стоят огромных денег, а большинству пациенток это не по карману. Врачи сокрушается о том, что местной системе здравоохранения совсем наплевать на женское здоровье.

«От нашего округа в депутаты Саратовской областной думы избиралась Татьяна Ерохина. Она всем обещала помощь и поддержку, мы ей поверили. Но в итоге выборы прошли, а мы остались никому не нужны. Как мы можем доверять депутатам и чиновникам? Получается, что никак», — подчеркнула заведующая отделением.

Так или иначе, врачи не хотят сдаваться и все еще пытаются отстоять свое отделение. Хотя надежды на это мало. Они не боятся увольнений, но хотят, чтобы общественность узнала о том, что происходит в их больнице, а местные власти дали ясный ответ, почему закрывают отделение.

Ранее мы писали о том, как объявившие забастовку Объявившие забастовку медики из Тольятти добились справедливостиПо сути, забастовка сработала, даже еще не начавшись медики из Тольятти добились справедливости.

Использованы материалы следующих авторов:

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...

«Мы не имеем права подвести нашу девочку и людей, которым она помогает»

Анна Бахошко

Родственники победившей смерть смолянки рассказали о больших победах и огромных трудностях.
Оля Самулеенкова попала в трудную жизненную ситуацию — так пишут добропочтенные слуги народа в своих бесчисленных отказах помочь. В переводе же с чиновничьего диалекта русского языка на человеческий девушка попала в самый настоящий ад: вот уже три года молодая смолянка парализована после жуткой аварии. Сначала медики называли Олю живым трупом, овощем, обузой — как угодно, только не человеком, шансы вывести ее из вегетативного состояния были равны практически нулю. Во

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх