Смолянка вместе со своей дочерью может оказаться без крыши над головой в Москве

Лиза Сафонова
Несмотря на то, что женщины исправно платят за комнату, суд решил выселить их из общежития

Уроженка деревни Каспля Смоленской области 82-летняя пенсионерка Майя Федоровна Жукова и ее 51-летняя дочь Рената Рагифовна Садраддинова могут в один миг оказаться на улице в Москве. Решение о выселении женщин из общежития на Большой Набережной, 17 вынес Тушинский районный суд, об этом сообщает издание «Новая Газета».

Смолянка вместе с другим десятком жителей долгое время судится с «Морспасслужбой», которая хочет выселить их на улицу. Все они уверены: организация хочет сделать из общежития хостел, а утвержденные тарифы никак не соответствуют тем убогим условиям существования.

Свой рассказ пенсионерка начала с того, что родилась в Каспле в 38-м году. Из детства у нее есть одно больное воспоминание: два года жили в оккупации, в деревне проводились массовые расстрелы жителей. В первый класс Майя Федоровна пошла в сентябре 45-го года. Жить было трудно. В 51-м году их семью направили строить город Сумгаит в Азербайджан. Девятый-десятый класс пришлось оканчивать в вечерней школе, поскольку Майя Федоровна трудилась секретарем в отделе капитального строительства на заводе трубопрокатном. Жизнь помотала женщину довольно сильно: после школы она уехала во Львов учиться в техникум, оттуда вернулась в Сумгаит, потом стала работать проводницей в поезде направления «Баку-Москва».В 1996 году ее семья получила российское гражданство в Баку. Но вскоре они вернулись на Смоленщину. В 2000-м году здесь погиб ее муж.

В возрасте 68 лет в 2006 году Майя Федоровна собрала вещи и отправилась работать в Москву, так как работать на Смоленщине было негде. Дом, в котором она жила, уже на тот момент пришел в аварийное состояние. Приехав в Белокаменную, пенсионерка устроилась гардеробщицей в школу и поселилась в общежитие, из которой теперь ее хотят выселить. Следом за ней переехали и дочь Рената Рагифовна со своим сыном Олегом. Рената устроилась уборщицей в общагу, а сын жил в общаге как студент хореографического училища при театре танца «Гжель». В 2008 году дочь и мать съехались в одну комнату площадью 15,6 кв. м, а Олег продолжал жить в своей вплоть до 2015 года.

Изначально, заселяясь в обшагу, Майя Федоровна договорилась с руководством, что будет рано утром мыть полы, и платить за жилье всего 1,5 тысячи рублей. В 2010 году она перестала работать уборщицей, и платежки стали приходить куда более крупные. В квитанции за август нынешнего года стоит сумма 11 тысяч рублей (но по словам женщины это ошибка — обычно платить приходится все 14). Но не смотря на суммы, платила всегда на 3 месяца вперед и даже сделала в комнате ремонт за свой счет.

«Пятьдесят шесть тысяч только одно окно стоит. А потолок сколько стоит? Крыша же текла, и на весь угол дырка была. В общей сложности 200 тысяч за ремонт отдала»

Проблемы с жильем начались еще в 2017 году — тогда смолянка не смогла продлить регистрацию. А если ее нет, то значит нет и социальной поддержки, лечения, и всего, что полагалось пенсионерке.

Мэр Москвы Собянин на ее обращение ответил так: «Регистрацию дать вам не можем, потому что этот дом не стоит в Москве на балансе, этот дом Москве не принадлежит». Внизу написали: «Обратитесь в миграционную службу».

И там ей ничем не помогли — прописать не смогли, потому что у новой организации («Морспасслужба» образовалась 27 декабря 2017 года в в результате реорганизации «Подводречстрой» и присоединения к «Морской спасательной службе Росморречфлота») нет права на пользование домом. Они пытались получить право оперативного управления, но получили отказ из-за того, что здание стоит в аресте из-за долгов.

Как бы то ни было, пока у женщин на горизонте маячит не самое радужное будущее: перед зимой оказаться на улице. Доводы адвоката Майи Федоровны о том, что женщина — инвалид II группы и исправно платит за жилье, судом были проигнорированы. Просьбу об отсрочке (Майя Федоровна стоит в очереди на получение жилья в Смоленской области) тоже оставили без внимания. Апелляция от дочери женщины оказалась также неудовлетворена.

Использованы материалы следующих авторов:

Первоисточник материала: novayagazeta.ru

Фотографии в материале: Светлана Виданова, Светлана Виданова, Светлана Виданова

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...

«Мы не имеем права подвести нашу девочку и людей, которым она помогает»

Анна Бахошко

Родственники победившей смерть смолянки рассказали о больших победах и огромных трудностях.
Оля Самулеенкова попала в трудную жизненную ситуацию — так пишут добропочтенные слуги народа в своих бесчисленных отказах помочь. В переводе же с чиновничьего диалекта русского языка на человеческий девушка попала в самый настоящий ад: вот уже три года молодая смолянка парализована после жуткой аварии. Сначала медики называли Олю живым трупом, овощем, обузой — как угодно, только не человеком, шансы вывести ее из вегетативного состояния были равны практически нулю. Во

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх