Метод, который нельзя купить

Ольга Хамицкая
Как скандальная история с увольнением трансплантологов Каабака и Бабенко может быть связана не с методикой их операций, а с мошенническими схемами закупки бесплатных препаратов для детей

Месяц назад из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей (далее НЦЗД) уволили ведущих трансплантологов Ведущих трансплантологов уволили из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детейЖизни десятков детей находятся под серьезной угрозой Михаила Каабака и Надежду Бабенко. Они проводили уникальные операции по пересадке почек детям, которые не достигли по весу даже 9 килограммов. Официальная версия — сокращение ставки в данном лечебном учреждении. Однако Каабак и Бабенко уверены, что их уволили из-за применения схемы иммуносупрессии, которая не утверждена Минздравом. Защищать трансплантологов вызвались родители детей Девятимесячный Рома умирает на глазах у родителей из-за "разборок" МинздраваЕдинственных врачей, которые могут провести уникальную операцию, уволили неделю назад , которых команда медиков успешно оперировала все эти годы. Но НЦЗД не спешит возвращать врачам их рабочие места.

Readovka изучила ситуацию: связалась с родителями детей, лечившихся по данной программе, а также получила комментарий от производителя лекарства. Мы пришли к выводу, что уволенные врачи могут иметь отношение к «мошеннической схеме» сбора денег у отчаявшихся родителей, ведь все это время препарат, лежащий в основе метода Каабака и Бабенко, распространялся совершенно бесплатно...

Так а в чем же сам метод?

Еще до октября Михаил Каабак и Надежда Бабенко проводили операции сразу в двух клиниках: пациентов принимали в Российском научном центре хирургии имени академика Петровского и в НЦЗД, где работали на четверть ставки. Огромным прорывом для этого учреждения стало расширение программы по трансплантации почек в феврале текущего года. Только за это время команда Каабака провела 23 операции.

Неожиданно для самих врачей 24 октября Бабенко и Каабака уведомили об увольнении. Вслед за ними ушел по собственному желанию и завотделением заместительной почечной терапии Анатолий Попа. Вся команда уверена, что причина столь скорого освобождения от работы — это применение ими схемы иммуносупрессии при трансплантации.

Открыли ее случайно еще 6-7 лет назад во время операции по пересадке почки годовалому ребенку. Тогда во время трансплантации орган донора погиб. Команда Каабака решила действовать и экстренно ввела препарат Кэмпас с действующим веществом алемтузумаб, который используют по инструкции при рассеянном склерозе. Результат не заставил себя ждать — через 20 минут «орган ожил».

— Мы предположили, что антитела атакуют трансплантат... К тому времени уже было известно, что этот препарат, который от рассеянного склероза, может помочь при антительной агрессии. Мы ввели его. Всего за 20 минут в органе вновь возобновился кровоток, — рассказывает Михаил Каабак.

После описываемого случая команда принялась более глубоко изучать действие алемтузумаба при трансплантации. Исследование Каабака показало, что для разработанной ими схемы необходимо 2 флакона Кэмпаса (действующее вещество алемтузумаб) по 30 мг и 4 флакона Солириса (действующее вещество экулизумаб) по 300 мг. Ее чуть позже, уже в 2013 году, Каабак и Бабенко вместе с соавторами опишут в статье журнала Pediatric Transplantation , где расскажут еще о 101 случае пересадки почек у детей.

Схема иммуносупрессии не прописана инструкцией производителя и используется «офф-лейбл» (то есть не по официальным протоколам) при трансплантации. Поэтому, несмотря на бесплатную операцию, необходимые Каабаку препараты Кэмпас и Солирис приобретали сами родители. Чаще всего они обращались в благотворительные фонды — средняя стоимость каждой ампулы варьировалась от 400 до 600 тысяч рублей.

Все изменилось в 2012 году, когда французская компания-производитель Sanofi отозвала из продажи препарат Кэмпас . Через 3 года его перезапустят в иной дозировке и под новым брендом Лемтрада для лечения рассеянного склероза. По факту это означало лишь одно — с этого времени покупка, продажа и распространение Кэмпаса фактически невозможна. Это подтвердил редакции Readovka официальный представитель компании Sanofi:

«Данный препарат перестал быть доступен на коммерческой основе с 4 сентября 2012 года. Однако с учетом критической медицинской потребности применения этого препарата у определенных групп пациентов, рефрактерных к другим видам терапии, в 2012 году Компанией была разработана и открыта программа ограниченного доступа к препарату Кэмпас, которая обеспечивает пациентов, нуждающихся в данном лечении, бесплатно по всему миру, включая и Российскую Федерацию. Ввоз препарата Кэмпас в рамках данной программы осуществляется строго в рамках законодательства РФ при наличии разрешения Министерства Здравоохранения РФ, индивидуально для каждого пациента с хроническим лимфоцитарным лейкозом или в случае трансплантации солидных органов при необходимости применения именно препарата Кэмпас. Препарат Кэмпас может быть назначен крайне узкой популяции пациентов, в связи с этим более подробная информация о программе может быть предоставлена только специалистам здравоохранения».

Вырисовывается странная картина: все это время Кэмпас, необходимый для трансплантации команде Каабака, можно было получить совершенно бесплатно напрямую от производителя и с разрешения Минздрава. Точнее будет даже так, с 2012 года сам препарат только так и возможно было получить.

Сбор есть, а лекарства — ?

Но команда Каабака почему-то не использует возможность свободного получения хотя бы Кэмпаса — одного из необходимых препаратов для трансплантации. Зато Михаил Михайлович подписывает необходимые документы, составленные «по просьбе родителей, желающих найти средства для указанных медикаментов». Всего только за день поисков нам удалось найти как минимум семь подобных писем в благотворительные фонды, но ни в одном из них не было даже намека на бесплатный препарат или отсутствие возможности его приобрести в любой стране мира. И деньги собирались...

Подчеркну, что сейчас мы говорим о периоде с 2012 (когда Кэмпас изъяли из производства) по 2015 (в этот момент в США впервые поступил в продажу препарат с тем же действующим веществом — Лемтрада, который можно свободно приобрести и по сей день).

То, что нам бросилось в глаза при изучении документов, предназначенных для благотворительных сборов, — это дозировка. В своих исследованиях, о которых мы говорили чуть выше, Каабак утверждал, что для трансплантации необходимо лишь 2 флакона по 30 мг алемтузумаба (Кэмпас) и 4 флакона по 300 мг экулизумаб (Солирис). Но в найденных нами документах с его подписью увеличивается дозировка Кэмпаса — 25 флаконов. Оказывается, «остатки» лекарств вливаются во время процедуры плазмафереза, о которой в опубликованной ими же статье журнала Pediatric Transplantation ни слова не говорится. Редакции Readovka удалось связаться с родителями у которых оказались «акты выполненных работ» по операциям их детям:

«Тогда я очень удивился, что моему ребенку назначали 25 флаконов Кэмпаса, ведь это, как мне удалось узнать, смертельная доза, — рассказывает отец мальчика, который в 2015 году оперировался у Каабака и Бабенко. — Я попросил у врачей „акт выполненных работ“, в котором указывается процедура плазмафереза, это когда очищают кровь от, грубо говоря, вредных веществ. С этой бумагой я подошел к своему лечащему врачу, она мне рассказала, что эта процедура вообще не проводилась».

Подтвердить или опровергнуть данный факт не представляется возможным. Через три месяца отец узнал, что орган не прижился — все это время врачи скрывали от него данную информацию, как он сам позже понял, для улучшения статистики по операциям. С его слов, почка начала разлагаться в теле сына. Уже тогда он понял, что имеет дело с «мошеннической схемой».

Как рассказал нам отец больного мальчика, буквально в день операции Бабенко и Каабак в «доверительной манере» сообщили ему, что им потребуется то самое лекарство Кэмпас, и что он должен собрать на него деньги. Не сразу, они даже могут подсказать ему, как это проще сделать. Когда стало очевидно, что и это лекарство не помогает, врачи снова предложили воспользоваться их услугами, но на этот раз уже бесплатно.

Несмотря на уговоры Каабака и Бабенко, родители отказались и перевели ребенка в другую клинику. Через два года он умер от осложнений после третьей неудачной пересадки почки.

Оставим это всего на секунду. Ведь проблема тут немного глубже: каким образом с 2012 по 2015 год удавалось приобрести Кэмпас, если сама фармацевтическая компания остановила его производство?

Проигнорируем комментарий производителя о его недоступности на платной основе в данный период и залезем на сайт госзакупок, в котором говорится, что в период с 2012 по 2019 год алемтузумаб (будь то Кэмпас или Лемтрада) не приобретался ни в РНЦХ, ни в НЦЗД.

Второй вариант «условной покупки» на собранные деньги данного препарата (и вновь игнорирую комментарий производителя) — благотворительные фонды. Правда, на их сайтах отчетности, например, чеков о покупке Кэмпаса, нет. Опубликованы лишь собранные суммы. Более того, в большинстве случаев даже не указаны препараты, фигурируют лишь «дорогостоящие лекарства». Рассматривать вариант «залежался на складах аптек» не приходится. Ведь как нам удалось выяснить, при отзыве регистрационного удостоверения любого лекарства прекращается его производство, импорт, экспорт и оборот.

Получается, что все это время родители собирали деньги на препарат Кэмпас, который вообще нельзя нигде купить, кроме как получить бесплатно у компании Sanofi. Где же и у кого оседали собранные средства, пока не совсем понятно.

Послесловие от редакции

Трансплантология — одна из немногих отраслей российской медицины, в которой за последние 20 лет удалось достичь максимального прогресса, а также добиться практически полной бесплатности проводимых операций для пациентов. И сами органы, и услуги врачей оплачивает Минздрав. Но есть команда Каабака, которая до сих пор «помогает собирать» деньги с родителей. Даже если не вдаваться в вопросы успешности метода, который ими применяется. Чтобы вы понимали масштабы происходящего — на одну операцию собирают в среднем 3-5 миллионов рублей, только в этом году таких операций было проведено 23. За последние 6-7 лет — несколько сотен.

Мы просим прокуратуру и следственные органы дать оценку изложенным в данном материале фактам, и не спешим никого ни в чем обвинять. Однако в любых решениях, в том числе в такой громкой истории, как с увольнением Каабака и Бабенко, есть логика. Завтра министр здравоохранения Вероника Скворцова проводит встречу с опальными врачами, и мы очень надеемся, что те неудобные вопросы, которые возникают после прочтения данной статьи, она сможет задать напрямую либо прокомментирует изложенные нами сведения сам Михаил Михайлович. Для удобства сформулируем их:

  1. Почему лекарство Кэмпас, которое не находилось в обороте и распространялось бесплатно с 2012 по 2015 год, нужно было «приобретать», а родителям все равно приходилось собирать деньги?
  2. Почему для операций с родителей требуется 25 флаконов Кэмпаса, когда сам Каабак в своих научных работах говорит о том, что нужно лишь 2?
  3. Есть ли научно доказанные исследования необходимости применения алемтузумаба через плазмаферез, когда, по сути, лекарство «вымывается» из организма?

В случае ответа на них, обязуемся их опубликовать в полученном нами виде.

В Смоленской области погибла мать двоих детей, потому что её не принял врач

Мария Язикова

Женщина молила о медицинской помощи три дня.
В тихом посёлке Холм-Жирковский, что в Смоленской области, произошла громкая трагедия. Местные из уст в уста передают жуткую историю о гибели 38-летней Наталии Т.: фармацевт местной аптеки скончалась в результате неоказания медицинской помощи.Трагедия случилась в минувший понедельник, 25 ноября. По словам хозяйки аптеки, Наталия почувствовала недомогание ещё 22-23 ноября. Последующие три дня женщина пыталась попасть на приём к врачу, но получала от ворот поворот — ме

...

«Ложечку за маму!»: медики выяснили, отчего толстеют россияне

Вероника Серебрякова

Оказалось, все проблемы заложены с самого детства.
Главным внештатным специалистом-терапевтом российского Минздрава Оксаной Драпкиной были названы главные ошибки жителей нашей страны, приводящие все большее количество взрослых и детей к лишнему весу.Медик уверяет, что самая главная ошибка состоит в том, что взрослые и дети много едят, и так мало двигаются. Тогда как уговоры «ложечку за маму», чтобы ребенок съел как можно больше, излишни и вредны. К пище следует относиться разумно, а к рекламе — критически.К

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх