Вазузское водохранилище выпили москвичи?

Николай Медведев
Из-за того, что столица выкачивает из Смоленщины слишком много воды, в Гжати может повторится рыбий мор

В прошлом году обмеление Гжати в Гагаринском районе стало одной из причин тотального рыбьего мора, наделавшего много шума в региональных и федеральных СМИ. Действительно, для района, славящегося своей рыбалкой (которая, к тому же, многим здесь дает средства к пропитанию), это стало настоящей экологической катастрофой. После был проведен разбор полетов, чиновники отчитались о проделанной работе, тех, кого назначили виновными — оштрафовали. Но есть вероятность, что экологическое бедствие в этом году повторится. Потому что с его коренными причинами, среди которых хроническое «малокровие» местных речек, разбираться не стали или не захотели.

Readovka выяснила, как повлиял рекордный сброс в Вазузском водохранилище на обмеление Гжати, какова вероятность новой массовой гибели речных жителей и какие возможны варианты развития событий.

Ихтиоцид

В январе 2019-го, когда в реках Овсянке и Гжати рыба стала массово всплывать кверху брюхом, местные жители забили в набат. Подключились региональные, а затем и федеральные СМИ. Когда ответственные структуры стали выяснять причины, оказалось, что в одно время в одном месте встретились несколько неблагоприятных обстоятельств.

В марте на совещании, посвященном итогам проверок, зампрокурора области Александр Ступак, первый заместитель прокурора Смоленской области заявил За мор рыбы в Гжати оштрафован местный ГорводоканалЧП произошло из-за "совокупности факторов" :

«Гибель рыбы произошла из-за совокупности [факторов], на фоне малой водности реки при низком содержании растворенного кислорода в воде, а также сброса сточных вод с предприятий Гагаринского района в реки Гжать и Овсянка с превышением установленной ПДК (предельно допустимой концентрации)».

То есть не обмелей эти речки, они не потеряли бы способности к самовосстановлению, и для их обитателей загрязнение не стало бы столь фатальным. Но в начале ноября появились признаки вновь приближающегося коллапса.

Вода ушла

Местные жители начали массово постить Смоляне обеспокоены обмелением ГжатиПолноводная река теперь скорее больше напоминает скопление лужиц в соцсетях фото сильно обмелевшей реки. Трудно поверить, что обезводившая до состояния «курица вброд перейдет» Гжать когда-то была судоходна и именно пристани на ней райцентр обязан своим рождением.

— В ноябре уровень воды упал настолько, что в центре города, наверное, было порядка пяти сантиметров. Собаки могли спокойно перейти, хотя там обычно глубина минимум метр, и чуть дальше люди купались еще лет пять-шесть назад. Сейчас река несколько приподнялась. — рассказал рыбак из Гагарина Владимир Герасин.

Гагаринцы предположили, что обмеление Гжати связано с масштабным Реки и водохранилище пришлось обмелить для водоснабжения МосквыСтолице внезапно потребовались резервные источники пополнения водозаборов сбросом воды из Вазузского водохранилища, в которое впадает река. Вообще затворы на ГТСах там открывают периодически, например, чтобы освободить место на время половодья. Но в этом году причины оказались другие. В августе на заседании Межведомственной рабочей группы Московско-Окского бассейнового водного управления решил установить «режим работы со сбросными расходами» 40-50 куб.м/с (в 10 (!) раз больше, чем в иные годы):

«Это связано с необходимостью более полного соблюдения диспетчерского графика работы водохранилища и дополнительной подпитки водного тракта р. Волги, где ощущается недостаток воды, связанный с маловодностью года... АО „Мосводоканал“ рекомендовано подготовить предложения по перекачке воды из Вазузской гидротехнической системы в Москворецкую водную систему в целях поддержания запасов воды в водохранилищах».

Спасти бобров

Столь радикальное перераспределение влаги в гидросистеме происходит не первый год. В конце лета на сайте change.org появилась петиция «Остановим спуск Вазузского водохранилища». В документе сбросы последних лет названы «рекордными». Понижение уровня начиналось в августе и к ноябрю достигало 5 метров, вода уходила до 100 (!) метров от естественной береговой линии.

«Последние три года руководство Вазузской гидротехнической системы производит безосновательный сброс воды и понижает уровень воды ниже критически низкого, необходимого для экосистемы. Требуем остановить безосновательный сброс и понижение уровня водохранилища больше чем на 50 см. Требуем остановить истребление рыбы, бобров, выдр, водоплавающих птиц и других животных... В верховье водохранилища от ширины глади воды, составляет в норме 3 км, осталось только русло 50 метровой ширины, — говорится в обращении.

Проблему активно обсуждают гагаринцы на местных пабликах, увязывая уровень водохранилища с уровнем грунтовых и поверхностных вод:

„Только второй год так сильно сбрасывают, до этого не было такого, и как-то весной лодки пригождались... Зато сейчас и всю зиму будут проблемы. Знаете, вместе с уровнем воды в реке, падает уровень воды в колодце, а водоснабжение питьевой воды у нас только такое, соответственно, до весны мы страдаем от этого“.

„Такой сброс воды перед зимой — прям диверсия!!!“

Скоро будем петь „Учкудук, три колодца“

Вообще в этом году в Европейской России с этой проблемой столкнулись повсеместно, даже Волга в среднем течении отступила от берегов на сотни метров. Как нам объяснил Евгений Бобров, кандидат географических наук, доцент кафедры географии Смоленского госуниверситета, помимо климатических и прочих природных факторов, таких как геологическое строение, рельеф, характер растительности и т.п., на водность рек оказывает влияние и хозяйственная деятельность человека.

Отбор воды для различных нужд, сброс сточных вод, вырубка лесов, осушение болот, распашка земель и другие виды антропогенных воздействий приводят к заметным изменениям водности рек и сезонного распределения стока“, — пояснил Евгений Анатольевич. — Сток рек на территории Смоленской области заметно изменяется из года в год. При этом маловодные годы в целом преобладают над многоводными, что связано, по-видимому, с особенностями климатических условий разных лет и, в определенной степени, с вырубкой лесов и распашкой земель. Кроме того, отчетливо проявляется тенденция снижения стока в период весеннего половодья и некоторый рост минимального стока (летом и зимой). Ключевую роль здесь играет рост средних температур в зимний период, увеличение повторяемости малоснежных зим».

«Малокровие» рек чревато ухудшением качества воды, снижения доступных запасов H20, падением их рекреационных возможностей. Помимо прочего, нарушаются экосистемы и страдают их обитатели. Неудивительно, что водные ресурсы московских водозоаборов истощаются со страшной силой. Страдают и смоляне, у которых в этом плане гораздо более скромная жажда, чем у москвичей. Из соседнего Темкинского района сообщают:

«Звонили в буровую фирму, там сказали что пару лет как перестали бурить на песок (второй водоносный горизонт) по причине мизерного срока службы скважин — меньше гарантийного в 3 года. Так и сказали — вода во всей области куда-то уходит, поэтому бурите на известняк, если хотите. А это лицензирование и большие бабки».

Мог ли «рекордный» сброс воды из водохранилищ, призванный спасти московский водоканал, спровоцировать обмеление впадающих в него речек? В сознании местных жителей это звенья одной цепи.

«В городе русло достаточно узкое, а ближе к водохранилищам оно становится более широким. Так вот, заводи, которые там находятся, когда происходит резкий сброс, вообще остаются практически пустыми. Такая же ситуация на других впадающих речках. И если в среднем течении Гжати это не так заметно, то чем ближе к водохранилищам, тем существеннее сказывается», — говорит Владимир Герасин.

Наш научный консультант затруднился дать однозначный ответ за недостаточностью данных. Ясно одно:

«эксплуатация крупного ГТС неизбежно сопровождается значительным изменением гидрологического режима территории. Поэтому на первый план выходят вопросы эффективного управления этим объектом, использования достоверных прогнозов», — отмечает Евгений Бобров.

Обмелевшее Вазузское водохранилище.

Так или иначе, если в этом году небесная канцелярия будет и дальше так же скупа на осадки, ничего хорошего экологии района это не сулит. Ведь Гжать наполняется в основном талыми водами. При текущем развитии событий у речной живности еще есть шанс дожить до весны, хотя бы и в тесноте. А вот если «бабья осень» вдруг превратится в настоящую зиму и лёд скует реки, возможность повторения прошлогоднего ихтиоцида резко увеличивается.

«То, что сейчас нет льда, это хорошо. Потому что, если останется такой же низкий уровень и ударят сильные морозы, если будет глубина достигать 20-30 сантиметров, река вымерзнет и погибнет всё живое. Это будет очередная экологическая катастрофа», — считает Владимир Герасин.

Либо, если подо льдом останется небольшой объем воды, рыба в нем просто задохнется. Как описал механизм один из гагаринцев:

«Река — это природный биологический ресурс, который имеет свойство самоочищаться от всякой дряни — посредством расщепления растворённого кислорода в воде. Но в случае. если воды мало и уровень сбросов всякой дряни велик, то возникает ситуация, когда река уже не может этого сделать (не хватает кислорода в реке, зимой тем более), и всё живое в реке умирает».

В последние две недели зима, наконец, расщедрилась на осадки. Выпавший снег на фоне плюсовых температур поднял Гжать на пару сантиметров. Но что будет, если придут февральские морозы? Снега не осталось. А если на Вазузском водохранилище шлюзы снова откроют? Гагаринцы задаются вопросом: может, хватить поить Москву, если в районе уже ощущается дефицит водных ресурсов?

Использованы материалы следующих авторов:

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...

Взгляд изнутри: проституция в Смоленске

Анна Новосельцева

Интервью с бывшим представителем индустрии и внутренняя кухня рынка любви.
В России проституция вне закона уже больше ста лет, но безуспешная борьба с представителями древнейшей профессии продолжается до сих пор. Чтобы судить об успехах воюющих сторон, обратимся к цифрам. О точных подсчётах речь, разумеется, не идёт, но возьмём за основу и без того красноречивую статистику МВД. По данным ведомства из года в год кочует один и тот же миллион продавцов плотской любви. Из года в год. Одна и та же цифра. По законам войны, больше шансов на победу у стороны с отлаженной по

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх