Почему задачи в сфере реформы здравоохранения, озвученные Путиным в послании к Федеральному собранию, являются пустышками?

Виталий Бойко
Решать проблемы будут, но не те

В среду, 15 января, Владимир Путин обратился к Федеральному собранию. В своем послании президент озвучил основные задачи, которые предстоит выполнить правительству в сферах образования и т.д. Readovka.ru с самого начала своего существования писала про проблемы в сфере российского здравоохранения, поэтому мы решили объяснить, почему в своем послании Путин поставил задачи, решение которых не спасет российское здравоохранение.

В своей речи президент сформировал несколько основных направлений, по которым нужно будет работать, чтобы улучшить российскую медицину.

  1. В 2020 году должно быть в полном объеме завершено развертывание фельдшерско-акушерских пунктов.
  2. Предстоит провести реформу первичного звена медицины (то есть реорганизовать работу больниц общего профиля). На это уже выделено 550 млрд руб., более 90% из них — из федеральных ресурсов.
  3. К 2024 году все уровни здравоохранения должны быть обеспечены специалистами, и приоритетно — первичное звено. 70% учебных мест в медвузах по специальности «лечебное дело» планируется сделать целевыми, 75% — по направлению «педиатрия». По самым дефицитным направлениям ординатуры — 100%. Выпускникам должны предоставлять гарантии трудоустройства. Целевое обучение должно быть введено и для федеральных центров.
  4. Организовать бесперебойные поставки лекарств с помощью единого сквозного регистра получателей лексредств. Отдельные специальные препараты, не имеющие регистрации, должны ввозиться централизованно. Контроль качества на всех этапах обращения лекарств должен быть усилен.

Рассказываем, почему предлагаемые меры ничем не помогут здравоохранению

Если окунутся с головой в начало второй половины официального президентства Путина (чего мы вам делать не советуем), то вспоминаются «майские указы» 2012 года, в которых речь шла в том числе и о здравоохранении. Пункт «г» части 2 указа Президента РФ от 7 мая 2012 г. N 598 «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения» гласит следующее:

«Разработать до 1 мая 2013 г. комплекс мер по обеспечению системы здравоохранения Российской Федерации медицинскими кадрами, предусмотрев принятие в субъектах Российской Федерации программ, направленных на повышение квалификации медицинских кадров, проведение оценки уровня их квалификации, поэтапное устранение дефицита медицинских кадров, а также дифференцированные меры социальной поддержки медицинских работников, в первую очередь наиболее дефицитных специальностей».

Судя потому, что в послании президент поставил задачу (мы обозначили ее второй), по сути ту же самую, но по-другому сформулированную, майские указы 2012 года не выполнили до сих пор. Потому что они, как и новоозвученные задачи, просто не соотносятся с реальным положением дел в медицине.

Основная проблема в сфере здравоохранения сложилась именно в первичном звене медицинской помощи. Пока Минздрав пытался (в прочем безуспешно) решить возникшие проблемы путем тотального финансирования узкопрофильных программ (той же онкологии, или лечения сердечно-сосудистых заболеваний) абсолютно вымерла система первичной диагностики. Без вовремя поставленного диагноза, цена модифицированной системы узкопрофильной помощи полностью обнуляется.

В то же время, после проведенной в угоду достижения целевых показателей указов-2012 оптимизации, работа врача общего профиля превратилась в банальную каторгу. Решить эту проблему по идее послания должны «целевики».

«Мы сейчас еще раз проанализируем объем тех средств, которые на „лечебное дело“ и „педиатрию“ предполагается направить. В прошлом году мы уже поднимали планку до примерно 70%, но не все места были востребованы. Задача — чтобы сейчас востребованность была более высокой, и чтобы это было прозрачно, когда люди попадают в региональные списки по этим квотам. Это тоже должны быть люди, которые могут освоить образовательную программу», — заявил министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков после выступления президента с посланием к Федеральному собранию.

То есть, создать места не проблема, показатели, которые обозначил Путин, вполне себе достижимы и совсем близко к ним приходили еще в уходящем году. Правда, созданные целевые места оказались невостребованными.

Да и как можно обеспечить большой спрос абитуриентов на медицинские программы обучения, если медики в России получают нищенские зарплаты и зачастую работают в адских условиях?

Из совсем недавнего, например, — в декабре стало известно о том, что пациенты уральской больницы спят на простынях из-под трупов В Уральской больнице пациенты спят на простынях из-под труповСотрудники учреждения пожаловались на жуткую антисанитарию  . О вопиющей антисанитарии сообщили сами сотрудники учреждения. В здравоохранении банально нет денег на нормальную работу медучреждений.

Можно привести еще много примеров, подобных этому, раскрывающих основную и наиболее остро стоящую проблему российской медицины — нерациональное использование средств. Но это лишь частные проявления глобальной системы, которая съедает сама себя из-за начатой оптимизации.

Наоптимизировали

Если коротко, то оптимизация медицины — это переход на амбулаторное лечение, то есть перенесение нагрузки на то самое «первичное звено» (то есть поликлиники, фельдшерские пункты и амбулатории), о котором Путин упомянул в задаче номер 2. Оптимизация лишь косвенно касается рассматриваемой нами проблемы, подробнее о том, как она сказалась на состоянии российского здравоохранения ранее писали наши коллеги из « Новой газеты ». Резюмируя — очень плохо.

Но работу по оптимизации фактически было предложено продолжить, залатав дыры в организации деятельности медучреждений 550-ю миллиардами рублей.

Со второй задачей частично соотносится и первая. Ведь развертывание фельдшерско-акушерских пунктов (ФАПов) было бы не нужно, если бы не запуск оптимизации, приведший к «свертыванию» ФАПов. Никто из специалистов, получающих маленькие зарплаты в городах, не захотел перебираться в деревню, чтобы получать еще меньше и при этом жить в худших условиях. Таким образом первая задача по реформированию здравоохранения, озвученная Путиным, противоречит второй. Но за напускным пафосом послания и аплодисментами деталей не видно, поэтому ничего страшного. В конце концов, денег в Фонде национального благосостояния, служащим этакой «кубышкой», хватит еще на проведение нескольких противоречащих друг другу реформ. Беспокоиться не о чем.

Ведь суть заявлений президента сводится лишь к самим заявлениям. Перед предстоящим трансфером власти, правительство, в т.ч. и сам президент просто обязаны обратить внимание на социальную сферу.Подобный кейс Владимир Путин уже использовал в 2005 году, когда готовился к передаче власти Дмитрию Медведеву. Именно тогда в России появились первые национальные проекты, а на их реализацию стали тратиться накопленные за годы сверхдоходы государства.

Поставки лекарств

Ну и последнее, но самое важное. То что происходит в России с лекарственными средствами можно без преувеличения назвать катастрофой — в стране нет или не хватает около 700 позиций препаратов. С начала 2019 года около 30% тендеров на закупку лекарств от госучреждений осталось без заявок.

То есть здравоохранению не хватает практически трети необходимых препаратов. Почему? Проблема все та же — нехватка денег. Вернее, нежелание государства платить.

Правительство заявляет, что удерживает цены на лекарства. Казалось бы, невысокие цены — это хорошо. Но нет, проводимая политика ценообразования привела к коллапсу в системе закупок препаратов. Российские и зарубежные производители просто не готовы реализовывать свою продукцию по предложениям госучреждений, потому что потерпят убытки. Но этой очевидной проблемы как будто не существует для российских властей.

Путиным в послании к Федеральному собранию заявил, что основные проблемы в закупках лекарств возникают из-за плохой организации аукционов в регионах и «недостатка информации о движении лекарств в логистической цепи».

«Мы видим, что во многих субъектах РФ не вовремя организуются соответствующие процедуры по покупке, аукционы не вовремя проводятся. Нет достаточно хорошо налаженной системы информации, даже в рамках одного региона», — заявил президент и привел в пример ситуацию в одном из регионов, где «склады завалены лекарствами, а до потребителя не поступают».

Однако аналитики приводят другие причины. Глава аналитического агентства DSM Group Сергей Шуляк считает, что все дело в низких ценах.

«С января 2019 года, согласно приказу Минздрава №871н, при обосновании НМЦК на поставку лекарственных препаратов госзаказчики начали использовать модель расчета по референтным ценам. Согласно этому документу, госзаказчик должен выставить минимально возможную стоимость контракта. Несостоявшиеся аукционы приходится объявлять заново с незначительным повышением цены, на что уходит минимум месяц, поясняет господин Шуляк», — из материала « Коммерсанта ».

Впервые вина за срыв лекарственного обеспечения была возложена Владимиром Путиным и Министром здравоохранения Вероникой Скворцовой на регионы во время августовского заседания Госсовета. Того самого, чьи полномочия будут внесены в новую версию конституции.

Параллельно, Минздрав сделал финт ушами и изменил порядок расчета НМЦК для лекарственных средств. По-новому рассчитывать начальную максимальную цену контракта начали с 4 января 2020 года. Таким образом положительный эффект предложению Путина уже обеспечен.

Послание не туда

Проблемы российского здравоохранения видны невооруженным глазом даже людям от него далеким. Как виден и основной тезис послания президента — дыры и проблемы закрывать деньгами, чем больше, тем лучше. Система, и без того уже плохо работающая, после проведения очередной бессмысленной реформы лучше не станет. А вот деньги рано или поздно кончатся.

Использованы материалы следующих авторов:

Сказка на ночь. Почему нельзя доверять падению статистики по коронавирусу в России?

Катерина Смирная, Арсений Соколов

О том, как наша провинциальная медицина с китайской заразой боролась.
Привет, ридовчанин (если слышишь это обращение впервые, не пугайся — так мы называем своих читателей), это сотрудники Readovka — Катерина Смирная и Арсений Соколов. Мы двое в лоб столкнулись с российской медициной во время пандемии коронавируса, и пишем этот текст, потому что нам есть, что сказать.***Глубинный народ достаточно скептически относится

...

Кто владеет московскими кладбищами

Виталий Бойко

Как столичный ритуальный рынок заняли ставропольские бизнесмены — и при чем тут ФСБ. Расследование Ивана Голунова.
В мае 2016 года на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка. В конфликте, который сопровождался перестрелкой, участвовали от 200 до 400 человек; трое погибли. Это событие завершило передел московского рынка ритуальных услуг: вместо выходцев из подмосковных Химок, чьи попытки закрепиться в столице привели к столкновению на Хова

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх