Что известно о «Радоне», выигравшем тендер на расчистку радиационного могильника?

Екатерина Зигзаг
Активисты не уверены в профессионализме специалистов компании

Признав наличие радиоактивных отходов Под давлением активистов Собянин признал наличие радиоактивных отходов на месте строительства Юго-Восточной хордыНо возведение магистрали продолжится в Москворечье-Сабурово, где планируется построить Юго-Восточную хорду, мэрия объявила аукцион на утилизацию 450 кубометров зараженного грунта. Тендер выиграло входящее в «Росатом» ФГУП «Радон», которое объясняет 60-кратное превышение радиационного фона в зоне строительства сбоем собственного оборудования «Хорда» против здравого смыслаЗаказные репортажи, исправные датчики вместо исправных, пропаганда и ложь – за 24 часа мэрия сделала больше, чем за весь год .

«Радон» и раньше занимался зачисткой этого радиационного могильника, но вывозил оттуда в час по чайной ложке. Рассказываем, почему его деятельность не вызывает особого доверия.

Предыстория

Несанкционированный могильник на берегу Москва-реки в Москворечье-Сабурово появился в советские годы, когда Московский завод полиметаллов (далее — МЗП) складировал отходы сразу же за забором. Постепенно Подмосковье стало Москвой, а залежи урана, тория и радия оказались прямо под ногами у местных жителей — рядом с Коломенским парком.

Власти говорили о проблеме неохотно, а утилизацией потихонечку-помаленечку занимался тот же самый «Радон», который сейчас в центре всеобщего внимания. С 90-х по 2006 год компания вывезла оттуда всего 425 кубометров отходов, точных данных о реальном количестве захороненных отходов, до сих пор нет в открытом доступе, а МЗП раскрывать карты не собирается. После небольшой зачистки «Радона» предприятие отчиталось о том, что территория для москвичей и сотрудников предприятия теперь безопасна. Тратиться на дальнейшую расчистку никто не хотел, и проблему отложили в долгий ящик.

Признать, что в Москворечье-Сабурово по-прежнему фонит, пришлось совсем недавно. Когда выяснилось, что по территории могильника пройдет Юго-Восточная хорда, местные жители пришли в ужас, однако всевозможные проверки показывали, что радиационный фон в порядке и никакой экологической катастрофы не ожидается. Активистам пришлось на протяжении полугода делать независимые исследования склона и поймы Москва-реки, чтобы, наконец, достучаться до мэрии и заставить Собянина признать, что радиация там есть.

С проблемой московского радиационного могильника Сергей Семенович сталкивается не в первый раз. В 2006 году он занимал пост главы совета директоров корпорации ТВЭЛ, в которую и входит Московский завод полиметаллов. В том же году главный инженер все еще занимавшегося расчисткой могильника «Радона» Александр Баринов оценивал приблизительное количество зараженных отходов в несколько тысяч тонн.

На протяжении всех этих месяцев, пока Собянин не признавал проблему, а активисты противостояли хорде, «Радон» играл исключительно по правилам мэрии, игнорируя загрязнения и констатируя — все в норме. Но в апреле 2019-го его все-таки взяли за хвост. Когда Москва-река сильно обмелела, активисты вызвали МЧС и «Радон», чтобы те сделали измерения, на свою голову спецы выдали им акт о превышении в 61,4 мкЗв/ч (обычный радиационном фоне в 0,2 мкЗв/ч). Все последующие месяцы «Радон» и мэрия игнорировали информацию о 100-кратном превышении, как будто никто там измерения не проводил и, вообще, это всё фантазии активистов.

Вчера, 12 февраля, между последними и гендиректором «Радона» Алексеем Лужецким состоялся очередной разговор. После того, как «Радон» выиграл тендер, а на склон, где дежурят активисты и располагается табло, приехал ЧОП «Гарант безопасности», защищавший интересы столичных инвесторов в Шиесе, люди перепугались и поспешили на место. Сотрудники ЧОПа не имели нагрудных знаков и не собирались представляться, после того как депутат Павел Тарасов вызвал полицию, они уехали, не предпринимая никаких решительных действий. Сложилось впечатление, что приезжали на разведку.

Один из активистов спросил Лужецкого о том, сколько лет понадобиться для дезактивации всего ядерного могильника, тот от вопроса ушел, подчеркнув лишь, что «ядерный могильник» и «свалка отходов» — не лучшие характеристики для этого участка.

«Это участок с аномальными радиационными пятнами», — заявил он.

Аукцион без торгов

Тендер на утилизацию отходов с могильника у парка Коломенское со стартовой ценой в 80 млн рублей изначально был прописан под «Радон». Для видимости в нем приняли участие две компании, однако шаг по снижению стоимости (до 79,6 млн) сделала только «дочка» Росатома — уже в первые 10 минут после публикации аукциона.

«Аукцион состоит из двух частей, подаются две заявки, — оговаривается Лужецкий, комментируя итоги перед активистами, — то есть в нашем случае подалось две заявки, они подаются обезличенными, то есть никто не знает реальных участников. На втором этапе проводится аукцион по понижению цены, я сделал шаг, вторая компания этого не сделала»

Теперь «Радону» предстоит собрать 450 кубометров радиоактивных отходов, сортировать их, упаковать в специализированные контейнеры, транспортировать до пункта последующего хранения и обеспечить радиационный контроль. Место сбора подрядчик должен огородить забором, поставить два поста охраны и 10 камер наблюдения. И если 425 кубометров они ликвидировали в течение 16 лет, то теперь им следует уложиться лишь в 90 дней.

Скелеты в шкафу

Активисты подали в ФАС жалобы, так как сомневаются в том, что «Радон» справиться с поставленной задачей — его спецов то и дело уличают в некомпетентности. Компания до сих пор в упор не видит превышения радиационного фона в тех местах, где его фиксируют приборы активистов. Или делает вид, что не видит.

Отдельная картина вырисовывается с радоновским оборудованием, которое периодически показывает всплески, достигающие немыслимых 18 мкЗв/час, сама компания показания отрицает. Когда информация о 60-кратном превышении радиационного фона просочилась в СМИ, «Радон» сообщил, что это просто сбой оборудования, которое пока работает в тестовом режиме, а некоторые «специалисты» компании и вовсе убеждали активистов, что это показания в миллизивертах, а не микрозивертах. В течение двух дней радонщики всячески пытались выйти из положения, меняли табло — на нем горели всё те же 18 мкЗв/час, полностью заменили всё оборудование На месте строительства Юго-Восточной хорды установили новый дозиметр. Радиационный фон по-прежнему запредельныйАктивисты не верят в сбой оборудования и перевесили его в другое место — запредельное значение по-прежнему пугало народ.

От собственного источника нам удалось выяснить, что представитель НПП «Доза», которое производит используемый «Радоном» датчик, проверял его 10 февраля и никаких проблем и сбоев не выявил. Так неужели он показывает верный уровень гамма-излучения? Лужецкий это не признает, объясняя, что дело в табло:

«Есть регистратор данных, в котором стоит симкарта, она передает данные с датчика на пульт диспетчера, который дежурит круглосуточно. Каждые 20 секунд делается замер, складывается в одну минуту и получается усредненные данные. Каждые 10 минут они передаются нам на пульт.

Я пересмотрел с 7 числа все данные, они у меня по 0,09 мкЗв/час, 0,11, 0,23, у нас 18 мкЗв/час не разу не было. При превышении больше 0,6 у нас красным не загорается, тогда аварийная бригада выезжает на место. С момента установки о у нас ни разу не загорелся.

Этот датчик новый, он поверенный, он полностью соответствует, но проблема не в этом датчик и РИД (радиоизотопный дымоизвещатель, — прим. ред.) работают правильно»

То есть, по мнению, Лужецкого сама система исправна, но на табло почему-то отображаются не те значения, что у них в аппаратной. При этом данные с датчика не выводят ни на сайт «Радона», где можно следить за показаниями других датчиков компании, расположенных в Москве (всего их 91), ни в Автоматизированную систему радиационного контроля, которая фиксирует обстановку на предприятиях «Росатома». Почему не выводят? Потому что тестовый режим. Почему тестовый режим? Внятного ответа никто не дает, табличку о «тестировании» прибора повесили у табло лишь пару дней назад, вероятно, чтоб народ не пугать. С чем могут быть связаны невменяемые показатели?

«Может здесь какое-то электромагнитное излучение, может быть это станция», — рассуждает Лужецкий.

«Ага, могильник», — поправляют активисты.

«Радон» уже занимался обеззараживанием могильника, избавившись за 16 лет всего от 425 кубометров. На этот раз ему нужно ликвидировать 450 кубометров радиационных отходов в очень сжатые сроки — всего 3 месяца. Учитывая, что компания не справляется даже с нынешними обязанностями, для нее это сверхзадача. По информации Генпрокуратуры, Ростехнодзор уличал «Радон» в неправильном хранении радиоактивных отходов на полигоне в Сергиевом-Посаде. Компании сделали предписание в августе 2019 года, во время следующей проверки оказалось, что «Радон» нарушения так и не устранил.

Смоленская студентка оказалась в «коронавирусном заточении» в Польше

Мария Язикова

Девушка не может вернуться на родину и боится «переехать под мост».
Смоленская студентка уехала на семестр в магистратуру в польский город Люблин. Только вместо получения положительных эмоций от смены обстановки и обучения по европейским стандартам, девушка попала в аховую ситуацию: из-за пандемии коронавируса в городе, где пребывает смолянка, объявили повсеместный карантин. Всё бы ничего, но теперь студентка рискует оказаться в самом настоящем заточении в чужой стране без надежды на помощь со стороны России.Об актуальной ситуации в Люблине и Польше

...

Кто владеет московскими кладбищами

Виталий Бойко

Как столичный ритуальный рынок заняли ставропольские бизнесмены — и при чем тут ФСБ. Расследование Ивана Голунова.
В мае 2016 года на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка. В конфликте, который сопровождался перестрелкой, участвовали от 200 до 400 человек; трое погибли. Это событие завершило передел московского рынка ритуальных услуг: вместо выходцев из подмосковных Химок, чьи попытки закрепиться в столице привели к столкновению на Хова

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх