«Мама - это не определение в словаре»

Евген Гаврилов
Режиссер Евгения Яцкина поделилась со смолянами изнанкой фильма про сирот

В середине февраля Смоленск принимал у себя новый (для нашего города) кинофестиваль. «Сталкер» — это проект документального и художественного кино, который живет в Москве уже 25 лет, а теперь добрался и до нас. По задумке его организатора, президента гильдии кинорежиссеров Игоря Степанова, представляемые картины прежде всего должны отражать проблематику прав человека. Не удивительно, что фильмы, показанные за четыре фестивальных дня в «Современнике», преимущественно, остросоциальные.

Фильм-открытие «Француз» — немного утрированная, но все же правда о попытках молодежи пробиваться через «Железный занавес» в/из СССР в 50-60-е годы, когда даже случайное знакомство с приехавшим из-за рубежа по обмену студентом могло закончиться серьезными проблемами и беседами за закрытой дверью отдела КГБ... «Семь пар нечистых» Вадима Абдрашитова вспоминал один из эпизодов самого первого дня Великой Отечественной войны, когда на небольшом суденышке, перевозящем оружие и боеприпасы вместе с заключенными, вспыхнул бунт. Часть восставших зэков, однако, сплотились с недавно ненавидимыми комиссарами, чтобы отразить атаки немецких истребителей. Как итог — прибывшие на фронт, на подмогу своим с тем самым грузом уцелевшие уже не делились на «зэков» и «вертухаев», все стали бойцами-защитниками родины. Или же «Свидетели любви» — документальный фильм про борьбу с церковью на заре становления советской власти, рассказанные истории устами детей и внуков расстрелянных в те смутные времени священников... Тяжело смотрится. Оставляет отпечаток в душе. Помогает убеждаться, что российское кино еще не целиком потеряно для мира.

Но наибольший ажиотаж в обсуждении после показа вызвала работа двух девушек-режиссеров Алены Рубинштейн и Евгении Яцкиной. Последняя приехала в Смоленск на фестиваль и охотно поделилась историей создания своей драмы. «Это не навсегда».- рассказ о воспитанниках одного детдома, поделенный на четыре новеллы, названных именами главных героев. Разные судьбы, разные встречи и поиски в себя в надежде почувствовать собственную уместность. Нужность. Значимость в чьей-то судьбе. «Ваня» — нашел забытое резюме с фотографией на подоконнике. Женщина на фотографии оказалась похожа на Ванин рисунок мамы, и он поверил, что обрел свою семью. А тут и сама «Николавна» вернулась, приглашенная-таки директором на работу...

«Леша» заставил своего персонажа буквально возненавидеть за достаточно короткий хронометраж. Оно и логично — благое вроде бы дело, мать, та самая директриса детдома, стирает в своей душе грань между семьей и работой, решив усыновить одного мальчугана. Проблема в том, что у нее уже подрастает почти взрослая дочь, которой в следующем году в колледж бы надо. А тут как снег на голову падают проблемы одна за другой, да и улыбчивый малыш внезапно оказывается настоящей бестией, разрушающей жизнь семьи изнутри...

Недаром эти истории позволили членам жюри XVII фестиваля дебютов «Дух огня» отметить работу Рубинштейн и Яцкиной призом за лучший европейский детский фильм. Дети, у которых «выходит срок годности», как обронил один из героев фильма, и запавшие в душу зрителю, как оказалось, все же не детдомовцы.

«На экране нет ни одного детдомовца, — рассказывает режиссер Евгения Яцкина. — Мы бы с радостью воплотили в жизнь идею показать на экране тех, кто по-настоящему пережил подобные истории в жизни, но законом это запрещено. В детдомах 99% деток с диагнозами различными. Поэтому актеры. Я когда училась во ВГИКе, параллельно вела в школе кружок театральный, так что часть актеров — оттуда. Ну и кастинг объявляли. Среди массовки даже мой сын бегал в одной из глав».

В фильме во многих моментах присутствовали анимированные вставки-«дорисовки» — например, сбежавшего из детдома ночью Мишу всю дорогу преследовали пугающие образы, проступающие на стенах домов, подворотнях и закоулках. Этот художественный прием поделил смоленских зрителей на два лагеря — одни сочли это излишне поверхностным, других же, наоборот, впечатлила подача, обычная скорее для жанра музыкального клипа.

«Мы таким образом старались показывать мир внутри ребенка, — поясняет этот момент автор. — Все, что он проецирует вовне. Социальное давление в картинке для усиления восприятия, не больше».

Касательно сценария, как оказалось, вымыслом была лишь часть истории. Жизнь, как водится, подкидывает сюжеты гораздо хитрее большинства людских придумок, успевай только впитывать.

«Самая первая история про Ваню это то, с чего начался фильм. Это чудо, которое произошло на самом деле. Одна женщина действительно пришла в детдом и случайно уронила свою фотографию. И когда она, уже обойдя все детдома в поисках ребенка для усыновления, и вновь вернулась в место, где все началось, малыш уже все уши прожужжал другим детям, что она его мама. Директор, конечно, обрисовала ситуацию и отметила, что не будет настаивать, но там уже все само решилось. Ребенок сам нашел свою маму и все закончилось хорошо. И когда мы про эту историю услышали, очень захотели поделиться светлым добрым моментом, который случился на самом деле».

А сами бы усыновили ребенка? (авт.)

«Это сложный выбор. Заходишь на территорию детдома, проводишь там огромное количество времени и прежним человеком уже не возвращаешься. Эти мысли есть, Но я понимаю, насколько это все непросто. Вспомните четвертую историю, где как раз усыновленный ребенок едва не разрушил семью, где была уже родная дочь. У меня есть сын и для себя я пока не могу решиться на такой шаг».

Взрослых детдомовцев в вашей картине, по сути нет, хотя проблема адаптации их в реальной жизни тоже могла быть показана.

«Да, но это уже совсем другое повествование. Мы все знаем, что, к сожалению, ко взрослой жизни у нас толком не готовят, в плане социализации. Дети живут в домах, во всяком случае, в Москве и области, вылизанных, где все есть, одежда, игрушки, учебники. Но нет подготовки к реальному миру. У детей есть гаджеты, но некому звонить, вот в чем беда. Многие из них не знают, что курицу перед готовкой надо разделать, а картошку помыть. Да, есть волонтеры, есть дни открытых дверей, но это все капля в море. Мы были на одном таком празднике, куда приезжали люди разных профессий и показывали-рассказывали детям о своей работе, хотя бы на бытовом уровне, как что устроено, что делать. Но это не для всех. Даже воспитателей не хватает, чтобы каждом уделить недополученное родительское тепло. Куда там, если она одна, а у нее 25 человек и все без семей? В детдома ведь идут не работать, туда идут служить, отдавать себя всю. Но этого все равно мало — можно ведь дать определение семьи и мамы, но мама это то, чему по учебнику не обучишь, для каждого ей не станешь».

Такие глубокие материи внушить ребенку, пусть даже актеру, непросто. С ними сильно сложнее работалось?

«Я бы не сказала, что с кем-то сложнее. Да, взрослые глубже погружаются, острее понимают все эти вещи, тогда как дети галдят, паясничают, их сложнее организовать. Но в целом работа шла со всеми достаточно слаженно. Быстро вживались и воспринимали это как общее дело».

А что касается вас? Сложно через себя все истории пропускать?

«Когда переступаешь порог детдома, убеждаешь себя через силу, что надо работать. Я за это время как никогда четко поняла, какое банальное счастье — иметь родителей, иметь семью. Видя тех, кто лишен этого, начинаешь совсем по-другому относиться к самой возможности признаться в любви близким. Самая большая ценность, которая для всех нас только больше возросла. Я хочу верить, что своим фильмом эту мысль я донесла еще до кого-то из зрителей. Значит, все было не зря».

Использованы материалы следующих авторов:

В Смоленск для соревнований приплыли корабли со всей России

Евген Гаврилов

Их еще можно застать на одном из водоемов.
Санкт-Петербург, Новороссийск, Владивосток, Калининград — города-порты России, где жители привыкли видеть на горизонте величественные громады боевых кораблей. Где даже рестораны и ночные клубы устраивают на палубах бывших фрегатов и корветов. Смоленск — хоть и стоит на реке, но давно уже не судоходен. Даже речной трамвай «Смоляночка» вот уже несколько лет как прекратил свои рейсы вдоль набережной. Но это не помешало 24 сентября на водной глади одного из наших водоемов засверк

...

«Танцы на костях». Археологи сделали сенсационную находку в самом центре Смоленска

Анна Новосельцева

Раскопки в самом разгаре, но уже понятно, что под землей сокрыта могила, которую искали два столетия.
В воскресенье, 7 июля, центр Смоленска буквально кипит: на Королевском бастионе в Лопатинском саду проходят масштабные археологические раскопки. Специалисты российско-французской экспедиции ищут могилу наполеоновского генерала Гюдена и, судя по всему, весьма успешно — из-под земли уже показались стенки гроба.Близкий друг и любимец Наполеона I Сезар Шарль Этьен Гюден де ла Саблоньер участвовал в Смоленском сражении 1812 года. В ходе битвы при Валутиной Горе 19 августа (по новому стил

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх