Спектакль начинается с...

Евген Гаврилов
Экскурсия в закулисье самого атмосферного смоленского театра SubRosa

Хочется начать этот текст со слов «если вам не знакомы Paguba, TARO, Miraccollo или Macabre, мне не о чем с вами разговаривать». Но правила хорошего тона диктуют иное. Хотя, сегодня сложно представить себе смолянина, не знакомого с театром уличного искусства SubRosa. За без малого десятилетнюю историю «саброзовцы» успели прочно и основательно поселиться в сердцах тысяч людей своими необычными постановками, яркими костюмами и запоминающимися впечатлениями. Но видеть мы их привыкли на ходулях и в полном «боевом» облачении на сцене или за ограждениями (во время огненных шоу), а тут выдался добротный такой повод заглянуть на производственную кухню. Творческую и интересную.

Экскурсия в закулисье SubRosa начиналась довольно буднично — подъем на этаж, скрип тяжелой железной двери, и вот уже группа людей всех возрастов озирается по сторонам. Просторная, но вполне обычная светлая комната. Да, множество ящиков с вещами, чемоданы со знакомыми наклейками и кое-где по углам прячущиеся маски, обручи и шарики. Разве это похоже на погружение в сказку, которой является каждый их спектакль? Не сравнится же по крутизне!

Все опасения развеял по ветру за одну секунду бессменный лидер и идейный вдохновитель театра Артем Чернобай, широким жестом показав на подоконник. Миг, и пришедшие на экскурс дети, визжа от удовольствия, расхватывают всевозможные головные уборы и маски — началось.

«Вы у нас дома, в гостях, не просто так, - начинает рассказ Артем. - Сюда мы переехали не так давно, но уже успели все захламить и обжить. И сегодня мы расскажем и покажем, как создаются наши спектакли от и до. Вот сейчас вы примерили на себя часть костюмов, важной, если не основной составляющей любой постановки. А расскажите, почему выбрали именно их? Кем вы себя в них видите?».

Когда перечисление закончилось (а прошло не меньше десятка минут), стало приходить понимание всей прелести придумываемых ребятами образов. Их костюмы — как конструктор «Лего». Соберешь вместе — выйдет одно, но и по отдельности все элементы могут складываться в самостоятельную картину, порой очень сильно отличающуюся от целого образа.

«Мы всего лишь одели головной убор, а уже сколько придумали себе характеров и названий! Так же и работает зрительское мышление, которое мы стараемся не ограничивать — чем больше деталей, элементов, тем больше додумывает смотрящий, что перед ним за персонаж. Задача нас, как начинающих костюмеров, сделать все не только максимально читаемым, но и интересным».

Но знакомые по старым спектаклям образы — это одно, их история уже давно известна тем, кто читал посты с описаниями и знакомством, держатся в памяти и роль в сюжетах постановок. А вот куда интереснее гадать над судьбой нового, еще неизвестного персонажа.

Здесь, на втором этаже мастерской работа кипит, готовится новая театральная интересность, и мы первыми, после самих создателей, смотрим на эскизы.

Затаив дыхание, вглядываясь в детали и пытаемся понять, о чем же будет грядущее действо? Вот механик. Стиль стимпанк читается легко. Но почему такой грустный взгляд, отчего фартук столько складок содержит, что в них прячется? Ноги на эскизе не видны — неужто это робот, держащийся на высоте человеческого роста при помощи давления и пара?..

«... или я просто поленился ноги пририсовать, — смеясь, отвечает Артем. - Концептов может быть много и они постоянно меняются, так же как и сами костюмы в процессе создания. Художник, то есть я, рисует все гротескным, делая акценты нужные для костюмера, чтобы проще понимание характера было, а при создании правильно создавались акценты в одежде и аксессуарах. Но в любой момент мы можем все переделать, уйдя в сторону простоты или функциональности. Это сложный и долгий процесс. Вспомните, например, нашего слона длинноногого. Он вот тут и создавался — вот его ноги, все варианты».

Слона хотели изначально делать не разборным, но его метровые ноги-ходули вместе с остальным костюмом никуда не помещались. Пришлось изворачиваться. Торжество инженерной мысли во всей красе — вместе со схемой любой участник «SubRosa» может за считанные минуты собрать и разобрать самого масштабного героя постановок.

«Кухня» театра уличного искусства чем-то напоминает работу 3-D-дизайнера, вылепляющего объемные модельки персонажей поэтапно, добавляя текстуры скелета, мышц, кожи. Того же слона, например, тоже делали многослойным — сперва к ногам создавалась форма под набивку, после все обтягивалось скелетом, затем — слой поролона и уже наружная «кожа» — то, что видит зритель.

Тяжелое ли это испытание — судите сами. Артисту нужно первее всех облачиться во всю эту конструкцию, пока еще не пришли зрители, и стоять, покачиваясь мерно на четырех гигантских ходулях, дожидаясь своего звездного часа. Точнее, нескольких секунд прохода по заднему плану сцены. Но восторженные возгласы публики того, безусловно, стоят.

Живому креслу, еще одной визитной карточке SubRosa, конечно, живется проще — сиди себе неподвижно, дожидаясь нужного момента, чтобы встать и пожать мягкой плюшевой «лапой» руку открывшего рот от удивления зрителя. Такие реакции бесценны, и даже повидавшись с Креслом десяток раз, не устаешь радоваться, как ребенок, этим минуткам волшебства: сел отдохнуть на мягкое, а оно тебе радуется!

Среди хозяев мастерской есть не только люди в костюмах. Главный ключник, например, мистер По, живет в доме «СубРозы» долгие годы, своеобразный талисман, который охраняет самое сокровенное — огненный реквизит. И своим милым видом неизменно заряжает силами всех артистов на долгие репетиции.

«Часовой по продолжительности спектакль может создаваться неделями и месяцами. Каждая наша история живет своей жизнью и от показа к показу немного, но изменяется. Это может быть перепродуманный дизайн персонажа, а может и полностью измененный номер. Над последними ведется самая долгая работа — их мы ставим очень много времени и постоянно тренируемся. А делаем все сами, вот и получается, что между премьерами пройти может и год и даже больше. Здесь у нас эскизы, какими могли бы быть костюмы, но не стали.Вот самые первые наброски жрицы из „TARO“. Неизменной осталась только корона. Наш театр сам как живой персонаж, никогда не угадаешь его характер, в какую сторону он все повернет. После крайнего показа „TARO“ я хотел что-то порисовать новое, а внезапно сел и перерисовал полностью пешек из „Miraccollo“, и решили переставить весь спектакль, получилось совсем новое, но с прежним названием. Головы пешкам планировал сделать гораздо сложнее, но после решили упростить. Со зрительских мест многие элементы просто видны не будут».

«Дышит», живет своей жизнью закулисье «СубРозы», рождая на свет новых и новых диковинных существ. Жуки с того же «Miraccollo» долго не желали развиваться дальше концепта — все не удавалась дополнительная пара рук, чтобы функционировали как надо. У людей-то их всего две! Вот и сделали в итоге с двумя, разрабатывая все элементы по отдельности — голову, руки со светящимися шариками, голову-маску, камзол, конечно же, танец жуков.

«Мы обожаем их трогать! Они очень мягкие, такая персональная подушка с ночником, попробуйте тоже, очень удобно!».

Считанные квадратные метры прозаичного, на первый взгляд, пространства, расширялись все больше. Вот тайная подсобка под лестницей, где в мягком свете фонариков-корзинок хочется остаться навсегда, спрятавшись, как в детстве, в шалаше из пледов и кресел. А вот святая святых костюмерной — «Калинка-1» — утюг, старше половины обитателей «СубРозы», способный за минуту прогладить много-много метров ткани, готовящейся к пошиву.

«В этом особый кайф, когда делаешь все сам, — рассказывает Артем, — жертвуя временем, не спеша, но и ни от кого не завися. Раньше, когда мы еще делали все пошивное дома, палочкой-выручалочкой становилось что угодно. Манекен Максик, например, очень помогал — можно было в любое время примерить шляпу или маску, как сидит. Почему Максик? Я тогда с бабушкой жил, и когда сидел работал с примеркой, она зашла как-то раз в комнату, поздоровалась и вышла. Догоняю, спрашиваю, ты с кем это? А она „Так Максим же был в гостях“. Это который наш жонглер главный. По маске похож был в полумраке, перепутала. Посмеялись, а прозвище осталось. Теперь это еще один наш член семьи. Очень полезный и нужный!».

Нужного и полезного здесь вообще какое-то зашкаливающее количество — громоздящиеся до потолка шкафы и полки сплошь забиты будущими персонажами, пусть пока и в разобранном виде, а многочисленные чемоданы содержат в себе главное волшебство — рабочий стафф для выступлений.

Само понятие уличного искусства в России очень молодое — исторически можно припомнить лишь известных нам скоморохов. Ну а сейчас же такие коллективы как «SubRosa» — это смесь всех возможных жанров: файершоу, акробатика, цирковое искусство, жонглирование, косплей, пантомима и многое многое другое. Учиться этому можно бесконечно, а попробовать можно в любом возрасте. Как знать, может, здесь и рождается любовь к уличному театру, с первого подброшенного в воздух шарика?

Использованы материалы следующих авторов:

В Смоленск для соревнований приплыли корабли со всей России

Евген Гаврилов

Их еще можно застать на одном из водоемов.
Санкт-Петербург, Новороссийск, Владивосток, Калининград — города-порты России, где жители привыкли видеть на горизонте величественные громады боевых кораблей. Где даже рестораны и ночные клубы устраивают на палубах бывших фрегатов и корветов. Смоленск — хоть и стоит на реке, но давно уже не судоходен. Даже речной трамвай «Смоляночка» вот уже несколько лет как прекратил свои рейсы вдоль набережной. Но это не помешало 24 сентября на водной глади одного из наших водоемов засверк

...

«Танцы на костях». Археологи сделали сенсационную находку в самом центре Смоленска

Анна Новосельцева

Раскопки в самом разгаре, но уже понятно, что под землей сокрыта могила, которую искали два столетия.
В воскресенье, 7 июля, центр Смоленска буквально кипит: на Королевском бастионе в Лопатинском саду проходят масштабные археологические раскопки. Специалисты российско-французской экспедиции ищут могилу наполеоновского генерала Гюдена и, судя по всему, весьма успешно — из-под земли уже показались стенки гроба.Близкий друг и любимец Наполеона I Сезар Шарль Этьен Гюден де ла Саблоньер участвовал в Смоленском сражении 1812 года. В ходе битвы при Валутиной Горе 19 августа (по новому стил

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх