Одна «абсолютно нормальная» педофилия

Анна Бахошко
Ужасающее своей обыденностью преступление в смоленской глубинке

Игнатково — типичная умирающая деревня: здесь вам и заброшенные дома, и бездорожье, и жутковатые останки ещё советской сельхозтехники на обочинах. Даже местная школа больше напоминает криповую заброшку — один скелет в деревянном окне чего стоит! Лишь приглядевшись можно понять, что здесь всё же проходят уроки, а скелет — верный помощник детишек в изучении биологии.

— Я даже подумать не могла, что так жизнь обернётся. Сначала дочь похоронила, теперь такая беда с её ребёнком, моей внучкой. Я не знаю, как мы всё это переживём... — причитает сухонькая пенсионерка, покачиваясь на ступеньке разваливающегося крыльца. В доме разговаривать она не может — вдруг Ирочка* услышит, о чём мы говорим? Зачем 9-летнему ребёнку лишнее напоминание о пережитом ужасе?

Мы застали Людмилу Петровну* во дворе, когда она носила в дом дрова. Женщина с первых секунд поняла, почему к ней наведались журналисты, ведь о трагедии её семьи в Игнатково, как и в Сафоновском районе в целом, не знают лишь единицы. Было видно, что пенсионерка не хочет «выносить сор из избы», но ей всё же пришлось рассказать свою правду, «чтобы закрыть рты всем сплетникам, которые уже несколько недель перемывают косточки её родным и — самое страшное — маленькой Ирочке».

Окно в школьный класс биологии
Школа в Игнатково
Школа в Игнатково

В минувший понедельник, 2 марта, в районных соцсетях появилась информация В Смоленской области мужчина изнасиловал малолетнюю девочкуПравоохранители уже проводят расследование следующего содержания:

«Около двух недель назад в Игнатково произошло ужасное. Живут там пятеро сирот, живут с бабушкой и теткой опекуном. Тетка подбухивает или наркоманит и неизвестно куда тратит сотню тысяч, выделяемую государством на сирот племяшей. В том же доме поселилась еще одна сестра с двумя детьми и мужем бывшим зеком. И вот полторы недели или чуть больше назад застала опекунша, как этот дядя зек насилует опекаемую. Вызвала опеку и пнд, а сама с ним сидела и курила на кухне. Опека ее лишила опекунства, а зек спокойно уехал. Сейчас идет война между опекой, пнд и комитетом по образованию. Детей хотят оставить в той же семье с бабушкой. Стоит ли только? дети воруют в магазине и попрошайничают. А педофил уехал...«**

Readovka обратилась за комментарием в пресс-службу СУ СК по Смоленской области, где нам подтвердили факт надругательства над малолетним (!) ребёнком и добавили следующее:

«По факту совершения преступления против половой неприкосновенности девочки в одной из деревень Сафоновского района возбуждено уголовное дело. Лицо, совершившее преступление, арестовано. В настоящее время расследование продолжается».

Так мы узнали о первой несостыковке с информацией, изложенной в соцсетях. Чтобы проверить остальные шокирующие данные, мы выехали непосредственно на место происшествия.

Первая же встретившаяся нам жительница Игнатково сходу сказала, что пострадавшей всего 9 лет. Другая женщина отметила, что Ирочка хорошо учится и всегда опрятно выглядит. Ещё одна местная жительница подчеркнула, что девочка — удивительно тихий и послушный ребёнок, до безумия привязанный к родным, особенно к бабушке и дяде. Тому самому дяде.

Самого мужчину — допустим, его зовут Антон* — никто из Игнатково описать не смог: все, как один, говорили, что он «ну, обычный такой, ничего особенного». Такой же скупой характеристики удостоилась и семья в целом: «Они ничем не примечательные, если, конечно, не считать количество детей». На вопросы о злоупотреблении алкоголем и тем более наркотиками все до единого ответили отрицательно — мол, выпивают, но нечасто, «как все». Подтвердила это и продавец единственного в деревне магазина:

— Не могу сказать, что они пьющие. Алкоголь редко брали. В основном только пиво, и то раз в неделю-раз в две недели. Алкоголиками их точно не назовёшь.

— В интернете пишут, что за детьми не следят, что они чуть ли не побираются и воруют у вас...

— Глупости какие! Нет, они никогда не побирались, ничего такого не было. Дети эти всегда прилично одеты, причесаны. Врут в этих ваших интернетах, что они нищие. У нас в деревне, богатых, конечно, нет, и они одной колбасой не питались — не шиковали, так сказать, но всегда всё нужное покупали. Да и зачем этим детям побираться. Вот смотрите: бабушка их, когда приходит в магазин, всегда покупает шоколадки на каждого внука, частенько им сдачу отдаёт, чтоб они сами себе что-нибудь вкусненькое купили, как взрослые. И воровства за ними ни разу не замечала... — поделилась работница магазина, развенчав ещё несколько мифов.

— Неужели они все вместе живут: пятеро детей, бабушка, две тети...

— Неееет, что вы! Это тоже в интернетах пишут? Глупости, — прервала нас женщина на полуслове. — В одном доме живут эти пятеро детишек с тётей-опекунлом, бабушкой и их родным отцом. А в другом доме — вторая тётка со своими двумя детьми и мужем — козлом этим ненормальным! Ой, извините, вырвалось... Вы ж понимаете, после такого сложно по-другому о нём отзываться.

— А раньше он тоже «козлом ненормальным» был?

— Нет, раньше мужик как мужик. Вот он может и попивал, но точно сказать не могу — я его редко видела. Зато могу сказать, что детей он очень любил, и они за ним постоянно бегали. Вот что ему в голову взбрело..? А может это всё, потому что он без работы остался и с ума сошёл от нечего делать?

— А давно он без работы?

— Уже прилично, около полугода. То ли его выгнали (пьяным застали на работе), то ли сам ушёл — чёрт его знает. Да, наверно, поэтому и сбрендил...

Вскоре мы набрели и на дом семейства, где сходу встретили бабушку Людмилу Петровну. Сначала женщина с опаской поглядывала на чужаков, а потом в одночасье решила открыться — уж больно тяжёлая ноша упала на её хрупкие плечи.

— Дети у нас уже 7 лет. Мама этих детей — моя старшая дочь. Она умерла от болезни: пневмония дала осложнения. Мы не хотели терять детей — своя кровь всё-таки, поэтому оформили опекунство. Я сначала хотела взять его на себя, но мне по состоянию здоровья не дали, поэтому это сделала другая моя дочь.

Мы тогда жили в Подмосковье, а когда взяли детей, решили переехать в эту деревню, потому что здесь жизнь легче, и малышам на свежем воздухе расти лучше. Потом вслед за нами сюда переехала ещё одна, третья моя дочь с мужем и двумя детьми. Жили мы недалеко друг от друга и всегда вместе держались. Антон (мой зять) всегда любил с детьми играть, и они тянулись к нему. И знаете, он никогда не разделял детей на своих и чужих — всех любил одинаково. Нам так казалось. Не понимаю, что ему в голову взбрело.

За время рассказа Людмила Петровна оторвала глаза от земли всего пару раз. Впервые мы встретились глазами лишь перед упоминанием о трагедии. В это мгновение пенсионерка стала походить на перепуганную школьницу, которая больше всего на свете боится получить двойку.

— Случился этот ужас недели две назад. Это был понедельник [17 февраля — прим.ред]. Ирочка заболела, и мы с ней сходили в больницу, а потом она попросилась пойти в дом к дяде с тётей, и я, конечно, отпустила. Она ведь вообще часто в том доме бывала...А потом... Потом произошло ЭТО. Причем на глазах у моей дочки — опекуна детей. В тот день она пошла к Антону, чтобы попросить отвезти её в опеку. Она зашла в дом и там застала его с Ирочкой.

Я не знаю, что точно она увидела там. Дочка до сих пор в шоке. Она хорошо держится, но говорить об увиденном пока не может. Она сразу же забрала Ирочку, сказала Антону, что вызовет полицию, и убежала. Он пытался остановить мою дочку, уговорить не сообщать никуда. Он был уверен, что она не пойдет против него, но дочка сразу позвонила в полицию и поехала на работу к его жене.

Мои девочки поговорили и вместе вернулись в деревню. Они были в шоке, не верили сами во всё это. Пока полиция ехала, а это было несколько часов, они пытались с ним поговорить, узнать, почему он такое сделал, что ему в голову взбрело...Но он отрицал всё, представляете!А потом полиция приехала и увезла его. Антон напоследок нам в глаза сказал, что мог вообще мою дочь, которая опекун, не выпустить из дома живой, если б знал, что она заявит на него. Вы представляете?

Этот человек прожил в нашей семье 13 лет, и никогда никто ничего такого на него подумать не мог. У него были какие-то две судимости, но он нам говорил, что это разбой по малолетке был, и мы верили. А теперь не знаем, что и думать.

Уже даже в полиции он не сознавался, пока экспертиза не показала, что всё было. И даже после этого он признал вину только частично, вы представляете? Хотя я не понимаю, как тут можно «частично»...

— Случай с Ирочкой был единичным? Или это происходило систематически?

— Мы не знаем... Но синяков на ней не было... Не знаю...

— А других детей проверяли? Он на них не покушался?

— Проверили, все целы, никого больше не обидел... У него у самого двое детей: старший мальчик в том же классе учится, что и наша Ира, представляете? Как он вообще посмел...

— Как местные отреагировали? Ведь информация быстро разлетелась по округе...

— Ирочку никто не обижает, все всё понимают, но на нас — семью — полились помои. Нас стали обвинять во всех смертных грехах, говорили на моих дочек, что они алкоголики и даже наркоманы. Моя дочь-опекун, чтобы не потерять детей, прошла анализы у нарколога даже, и результаты показали, что она чиста. Иначе б ей детей не оставили...

— А в итоге дети остаются с вами?

— Да, отбились пока что. Мы уже прошли и нас ещё ждёт столько проверок, столько мучений... Но мы будем бороться, отобьёмся!

— Как Ирочка всё это пережила?

— Сложно сказать. Она ходит в школу, играет с детьми, ходит на репетиции к мероприятиям... Всё как обычно. С ней уже работал психолог и ещё будет работать психотерапевт. Но, вы знаете, мне кажется, она просто ничего не поняла... И слава богу!

В настоящий момент Антон задержан по подозрению в преступлениях, предусмотренных статьями 131 УК РФ (Изнасилование) и 132 УК РФ (Насильственные действия сексуального характера). В ходе расследования правоохранители попытаются установить причину трагедии, но жители Игнатково утверждают, что знают истину «и без всяких там следователей». По мнению деревенских, всему виной — безработица, безделье и «тоска зелёная», от которой даже у самых адекватных людей «просто едет крыша».

Тем временем соцсети продолжают кишеть негативными комментариями. Причём больше всего «неравнодушных» жителей региона заботит наказание «опекунши-наркоманки», а уже потом дяди, который, по убеждению всё той же общественности, сбежал.

*Имена изменены по этическим причинам.

**Орфография и пунктуация автора сохранены.

Школа в Игнатково

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: Евген Гаврилов

История о том, как москвичи разносят заразу по Смоленщине

Мария Язикова

В райцентре прошла вечеринка с участием возможного инфицированного коронавирусом?.
Пока планету лихорадит от COVID-19, жители Смоленской области продолжают брать от жизни всё: в Рославле прогремела масштабная вечеринка с несколькими десятками гостей. Всё бы ничего, но за пару дней до праздника с частью присутствовавших контактировал житель столицы — инфицированный коронавирусом.Эту тревожную историю нам рассказали сразу 5 человек, никак не связанных друг с другом. Количество «проинформированных» сразу дало основания полагать, что это не вброс, но, опасаясь дезинфор

...

Родителям Влада Бахова предоставили результаты экспертизы найденных в демидовском лесу останков

Лиза Сафонова

Мать подростка пока воздерживается от комментариев.
Родителям Влада Бахова предоставили результаты генетической экспертизы найденных в демидовском лесу останков. Как и предполагалось, кости принадлежат пропавшему в Смоленской области подростку.Ошеломляющую новость сообщила на своей странице мать Влада Анастасия. Женщина написала, что воздержится пока от каких-либо комментариев.«Скажу лишь одно: мы будем дальше выяснять и искать правду, что на самом деле произошло с Владом».Напомн

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх