«Теперь вы отсюда не выберетесь»

Марина Рассолова
Немец и его жена лежат в Смоленске с подозрением на коронавирус

Мужчине вызвали скорую помощь после пяти дней безуспешной борьбы с жаром и кашлем. Все это время он находился в городе и посещал общественные места. У его супруги также была повышенная температура. Приехавшая бригада медиков, увидев заграничные страховки, сказала, что надо ехать делать рентген. По факту пару привезли в бокс Первой больницы и заперли. От условий содержания заграничные «заложники» находятся в шоке. Звонят в консульство, умоляют местных о помощи, но пока им приходится спать на рваных простынях. А что? У нас в российской провинции своя атмосфера.

Господин Вольдемар 23 февраля выехал в путешествие из Германии со своей супругой и 11-летней дочерью на автомобиле. Проехав Польшу и Беларусь, семья прибыла в Смоленск 25-го числа. Остановились в гостях у своих друзей.

Уже днем 28-го Вольдемар почувствовал недомогание. К вечеру присоединились температура и кашель. Но никому и в голову не приходило принимать какие-либо экстренные меры.

— Это банальный недосып и ОРВИ, — утверждает его супруга Елена сейчас, когда дает интервью по телефону из больницы. Она русская, так что никакого языкового барьера нет. — Мы думали, что сами справимся с лечением.

Мужчина гулял по Смоленску, а его жена тем временем тоже начала чувствовать слабость, появилось покраснение в горле. И только вечером 4 марта случилось непредвиденное.

— Что-то мне совсем нехорошо, — заявил немец. И, как истинный представитель этой страны, решил все делать по правилам. — Надо вызвать врача, через два дня опять ехать в Германию за рулем. Мне надо, чтобы доктор прописал лечение.

Врача? Да без проблем. Знакомые цифры «103» набраны гостеприимными друзьями, все ждут медиков. Выглядел мужчина действительно плохо.

Итак, у него температура 38, 3. Кашель. У жены 37,3.

— Полис есть? — как всегда вопрос от докторов.

В ответ больные протягивают немецкие страховки.

— Поедем, надо делать рентген, — говорят медики.

А дальше, по словам Елены, их привезли в больницу, завели в бокс и заявили:

— Теперь вы отсюда не выберетесь!

11-летняя дочка осталась в смоленском доме — в гостях. Собственно, местные и позвонили в прессу с вопросом: «Что делать-то теперь? Родители на карантине под ключом, просят их вызволить, паникуют. Девочка у нас — тоскует».

Как говорится, что русскому хорошо, то немцу — смерть. Уж простите, но бокс восемь на восемь метров вызвал у заграничных гостей ужас. Видео Елена разместила в «Фейсбуке» с просьбой помочь ей выбраться из заточения и посмотреть, в каких условиях теперь приходится жить.

— Здесь пыль, грибок, плесень, мусор не выносят. Постельное белье рваное. Окно открывать, когда приходят люди, запрещают. Иначе, сказали, ручку отберут — и даже проветрить не сможем. И вообще, мол, если поднимем шум, будет хуже. Мы запуганы! У нас нет телевизора, холодильника, мы не можем выйти в коридор. И платной палаты, говорят, нет.

Елена продолжает рассказывать о происходящем в таком тоне, словно находится в пыточном лагере. Впрочем, для этих пациентов все может так и ощущается:

— Когда мы позвонили и попросили вечером воды — принесли одну кружку. Мы сказали, что для двух больных этого мало. И нам принесли воду в пластиковой бутылке из-под Пепси-колы. Но она ведь одноразовая! Везде пишут, что нельзя второй раз бутылку использовать. И кто вообще пользовался ею до нас?

На следующий день в бокс пришел полицейский и составил протокол о том, что Вольдемар и его жена имели контакт с инфекционными больными.

— С какими? Сами не знаем, — говорит Елена.

Потом у них взяли анализы на коронавирус. Он отрицательный. Однако есть Постановление от руководителя областного Роспотребнадзора Сергея Рогутского о том, чтобы содержать пациентов в больнице до получения двукратного отрицательного анализа. А в случае неисполнения принять меры для принудительного помещения под медицинское наблюдение.

- У нас дочь одна в чужой стране — она особенная, у нее отсталость в развитии, стресс, а я и поговорить не могу с ней, — объясняет ситуацию Елена. — И никак не сбежать. Нас тогда арестуют и будет хуже. Мы — пленники.

Все симптомы уже давно прошли. Из лечения — противовирусные препараты. Вольдемару еще дают антибиотики, так как остался сухой кашель.

7 марта кровь у этой пары взяли второй раз. Супруги очень надеялись на получение результата и выписку.

— Но нас опять обманули! Сказали, что кровь находится в холодильнике лаборатории, а анализ будут делать только 10-го числа, так как сейчас — праздники. И как нам выбраться? Помогите! — стала просить Елена. — Мы в ужасе от закрытого помещения и абсурда. Если здесь инфекция, то почему моют все палаты одной и той же тряпкой? Почему к нам приходят в той же одежде, что и к остальным больным? Где индивидуальные защитные меры? А если мы так тяжело больны, то почему наши анализы не исследуют экстренно?

К слову, рентген Вольдемару и Елене так и не сделали. На третий день их пребывания в больнице переносной аппарат привезли в бокс. Но накидки для закрытия хоть каких-то частей тела не захватили. Пара, испугавшись облучения, отказалась.

И, кстати, приключение может затянуться. Зря супруги надеются на то, что если результаты анализов на коронавирус будут отрицательными, их выпустят. Напрасно держат Постановление Рогутского, как оберег. Следом может быть постановление о наблюдении до третьего анализа — тут как решат санитарные врачи. Хотя бы убрались в боксе да не добавили какой заразы — и то счастье.

Использованы материалы следующих авторов:

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...

Несладкая жизнь

Анна Бахошко

Как смоленский департамент по здравоохранению перекраивает закон в ущерб больным сахарным диабетом?.
Выявили сахарный диабет? Получай бесплатные препараты и лечись себе на здоровье. Примерно с таким мажорным стереотипом живёт добрая половина смолян. Подобного рода заблуждения растворяются в небытие сразу после знакомства с диабетиками, когда выясняется, что для наступления второго этапа нужно пройти через настоящую войну — не на жизнь, а на смерть.К чести заблуждающихся стоит отметить, что основываются они на

...


наверх